13

13

Когда китайцы запустили свою кампанию по индоктринации, особое внимание они уделили офицерам. Вдобавок к занятиям они нагрузили их литературой, в том числе такой, как «Упадок и провал американского капитализма», «Манифест коммунистической партии» и «Жизнь Карла Маркса». Дабы гарантировать, что они их действительно изучают, офицеров заставляли читать произведения вслух в присутствии наставников. Когда на улице стало чуть теплее, китайцы расширили программу и на солдат. В середине весны они предложили тюремной роте Тибора – трем с половиной сотням людей – выбрать одного, который представлял бы их интересы в так называемом «комитете мира».

Этот представитель должен был посещать встречи с солдатами из других рот, чтобы обсуждать с ними, как положить конец войне, а заодно и другие важные вопросы. Раз уж он будет работать непосредственно с начальством лагеря, он получает право озвучивать любые недовольства или требования своих товарищей. Китайцы настаивали на том, что это честь – «бороться за мир».

Когда солдаты запротестовали, китайцы назначили несколько офицеров и капралов-американцев, которые навещали солдат и убеждали их, что, мол, да, китайцы просят несколько больше, чем положенные по уставу имя, звание и порядковый номер, но с ними все равно можно сотрудничать и в их личном деле это никак не отразится.

Никто в хибаре Тибора не хотел попасть в «комитет мира». Попахивало все это. Но один паренек, всеми, кстати, любимый, из соседнего дома, восемнадцатилетний рядовой Клод Бэчелор заявил, что возьмется за это дело. Тибор не очень хорошо знал Клода, но слышал, что тот помогал товарищам в самые лютые морозы, а значит, он тут не только о себе печется.

Клод Бэчелор был абсолютно неконфликтным парнем, которого отчислили из гимназии в Кермите, штат Техас, игравшем на трубе в военном оркестре до того, как его отправили в Японию, а затем Корею. Несмотря на то что он был довольно разговорчивым и любопытным от природы, Клод никогда не сталкивался с какой-либо политической догмой, тем более конфликтующей с его типично американским воспитанием. Однако же после того, как его выбрали в комитет, Тибор и другие стали замечать, что парень стал больше времени проводить в китайском штабе. Вначале никто не подозревал его в стукачестве. Наоборот, ему удалось добыть больным ребятам побольше лекарств и внимания персонала. Тибор не считал его предателем – в конце концов, в комитете было еще двадцать узников.

И вот в июне Клод просит Тибора и товарищей подписать так называемое «письмо мира». Письмо требует от Соединенных Штатов убраться из Северной Кореи и предоставить Китаю место в ООН. Клод объяснил, что желает парням только добра и что их подписи помогут им быстрее добраться домой.

Тибор изучил бумагу. Там был длинный список имен – странно, кажется, здесь почти все американские офицеры. Тибор сказал Клоду, что хотя он и жил в Америке всего полтора года, ничего против нее он подписывать не будет. Клод подчеркнул, что никто не собирается настраивать солдат против Штатов. И все же Тибор не подписал документ, на что Клод отреагировал совершенно спокойно.

Через некоторое время Клод стал возвращаться с заседаний комитета с конфетами и сигаретами. Он с радостью делился ништяками с соседями, но вскоре прошел слух, будто сам рядовой Бэчелор получает кое-что получше. Кто-то видел, как он выходит из центральных ворот без сопровождения охраны, и обвинил его в том, что тот сдался «красным». Клод, впрочем, не скрывал своих отношений с китайцами и говорил, что хотя его и интересовали «прогрессивные» идеи, коммунистом он не был. Он просто хочет, чтобы война поскорее закончилась – тогда все наконец-то смогут вернуться домой.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >