Семен Моисеевич Цукерман[42] . «…Плохое уже позади»

Семен Моисеевич Цукерман[42]. «…Плохое уже позади»

В плену 1941–1945 гг.

Уважаемый Арон Шнеер, благодарю Вас за эту ранее не раскрытую страницу истории военнопленных-евреев, униженных и раздавленных военной машиной, а затем сломленных советским режимом. Хотя в их судьбах было не меньше подвигов, чем на войне.

История жизни моего отца написана мною по маминым рассказам. Слава Богу, она сохранила хорошую память и здравый ум. Вся моя семья — мама Цукерман Геня Марковна, я Псурцева Софья Семеновна и мои сыновья Псурцев Александр и Псурцев Владимир — благодарим Вас за этот кропотливый и сложный труд.

Мой отец Цукерман Семен Моисеевич родился 20 мая 1922 г. в селе Соколец Минковецкого района Хмельницкой области (ранее Каменец-Подольской обл.). Единственный ребенок в семье.

Примерно за две недели до начала войны был призван в армию. Еще не принял присягу, находился в г. Белосток, как внезапно на рассвете 22 июня началась бомбежка. Армия бежала на восток. Около Минска попали в окружение. Отца ранило в ногу, когда он очнулся, он уже был в плену у немцев вместе со своей частью. Так началась другая жизнь.

Побывал отец в разных странах: Германия, Франция, Норвегия, возможно, и в других. Несколько раз отец пытался бежать, был пойман, несколько раз был под расстрелом.

Впервые от расстрела ему удалось спастись чудом. А случилось это так. Франция. Бордо. Несколько тысяч пленных, раздетых догола, выстроены в шеренгу. Немцы обходят строй и приказывают евреям выйти из строя вперед. Мой отец прошел обряд «брит-мила» (обрезание), было легко определить, кто он. С каждой минутой смерть приближалась. Тогда друзья отца, стоявшие с двух сторон, придумали, как спасти его. Они предложили отцу кричать что есть силы, когда немцы приблизятся, а вдруг повезет. Так он и сделал. «Что за шум?» — спросили немцы. Им сказали: приступ аппендицита. «Убрать его из строя, он мешает работать», — приказали проверяющие. Отца вывели из строя и одели.

На этот раз смерть обошла его. Видно, тогда же было придумано новое имя и фамилия, а может быть, и с первого момента плена. Так он стал Сальнык Васыль — украинец. Но потом фамилия изменилась на русскую — Санников Василий.

Перед моими глазами всегда стоит в памяти одна фотография, привезенная из плена. На фотографии лагерь военнопленных, открытая могила. Четверо мужчин, почти скелеты, абсолютно голые, закапывают только что расстрелянных. Среди четверых мой отец. К сожалению, когда мы в 1990 г. уезжали в Израиль, либо не взяли ее, либо уничтожили. В 1995 г. я ездила на Украину в Днепропетровск, искала фотографию, хотела передать ее в музей, но не нашла.

Конечное место плена была Норвегия. Работы каторжные, изнурительные, но не оставляла мысль бороться с нацистами. На одном из многочисленных болот Норвегии, в самом центре болот был островок, к которому вела узкая тропа. Там на островке находился большой склад оружия и боеприпасов. Созрела мысль взорвать его. Главным организатором этого плана считался мой отец. Возможно, были и другие. Трудно сказать. Диверсия удалась. Склад был взорван. Исполнителей поймали и повели на расстрел. Сейчас можно лишь предположить, зачем они пошли на это в плену. Возможно, они понимали, что так и так не выживут, а так как терять было нечего, то хоть что-то полезное сделают. Автомат уже был направлен на моего отца, как послышались крики посыльного: «Не стрелять, не стрелять. Комендант приказал привести этого храбреца». Уже к этому моменту стало известно, что диверсант — еврей. Возможно, кто-то выдал его, спасая свою жизнь. Отца вернули, умыли, одели и даже накормили. Привели на допрос в комендатуру. На вопросы коменданта отец отвечал смело, с достоинством. На вопрос, как он — еврей — остался жив, отец ответил, что ему неизвестно его происхождение, так как он рос и воспитывался в детском доме. Видимо, комендант поверил в это. […] Комендант был норвежец. Вероятно, увидев перед собой достойного человека, расстрел заменил каторгой, отправив отца на взрывные работы. Таким образом отец остался жив.

Спустя годы, после войны, на экраны кинотеатров вышел художественный фильм «Судьба человека». Несмотря на то, что отец никогда нам, детям, не рассказывал о себе и своей жизни, в те годы это считалось позором — быть военнопленным. Был отец достаточно закрытым в этой теме, посмотрев фильм, я помню, он заплакал и сказал, что этот фильм о нем.

После окончания войны пришли союзники (англичане) и освободили военнопленных. Всех из России отправили в Советский Союз, в Ленинград, где их тщательно проверяли. «Чистых» пленных освободили. В том числе и отца.

Вернувшись из плена в 1945 г., отец стал разыскивать свою семью и многочисленных родственников. Узнал, что все евреи его местечка расстреляны фашистами. Так он остался один.

По освобождению из плена отца отправили на тяжелую работу землекопом на строительство автозавода в Днепропетровск. И вновь надо было доказывать, что ты человек. Многие годы за ним наблюдали и проверяли. Видимо, благодаря своему сельскому происхождению он был человеком физически сильным. Работы не боялся. Работал хорошо и умел организовать других. По натуре лидер. Вскоре он стал бригадиром, затем выучился на каменщика. Для военнопленных построили большой барак, где они все вместе жили. Днем работали, а вечером пили, ругались, дрались, почувствовав свободу. Однажды в заводской столовой отец познакомился с мамой. Услышав еврейскую фамилию «Цукерман», еврейскую среди бывших военнопленных, мать заинтересовалась его судьбой. В изможденном, хулиганистом парне почувствовала интересного человека, прониклась к нему жалостью и влюбилась. Перед свадьбой поставила условие. Мама имела высшее образование. Окончила до войны педагогический техникум, а во время войны работала и училась в институте на двух факультетах: математическом и историческом. Так вот условие такое: «Ты должен учиться, чтобы мы были на равных». Папа сдал экстерном экзамены и поступил в строительный техникум. Так четыре с половиной года вечерами после работы учился. Быстро рос по служебной лестнице от мастера к прорабу, затем работал начальником дорожного участка треста «Днепровскпромстрой», а затем директором асфальтобетонного завода. […] Для города отец сделал много важных объектов: цех шинного завода, новый мост через Днепр, домны заводов Петровского и Ленина, за что был представлен к ордену. Когда в обкоме партии увидели фамилию Цукерман Семен Моисеевич — награду отдали его заместителю — русскому. А отца премировали дачным участком в шесть соток.

[…] Однажды, возвращаясь с коммунистического ленинского субботника, 15 апреля 1972 г., на котором он работал на равных со своими рабочими, отец приехал ко мне домой и умер на моих глазах от инфаркта в возрасте 49 лет, не дожив месяц до пятидесяти лет. Он думал, что плохое уже позади и сейчас он только начнет жить…

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Позади прогресса

Из книги Изюм из булки автора Шендерович Виктор Анатольевич

Позади прогресса В середине девяностых я увидел ужаснувшую меня картину. По аэропорту с чемоданчиком в руке шел хорошо одетый господин и громко говорил, обращаясь в пространство:— Я в Шереметьево! Через час лечу во Франкфурт, оттуда в Оттаву…Никакого собеседника вблизи


ВОЛЬВАЧ Иван Моисеевич

Из книги Офицерский корпус Армии генерал-лейтенанта А.А.Власова 1944-1945 автора Александров Кирилл Михайлович

ВОЛЬВАЧ Иван Моисеевич Подполковник РККАПодполковник ВС КОНРРодился 23 сентября 1901 г. в селе Черемушки Волковского уезда Харьковской губернии. Украинец. Из крестьян. Беспартийный. В РККА с 20 декабря 1921 г.24 декабря 1921 г. зачислен курсантом в 6-ю Чугуевскую пехотную школу


«Не все плохое связано с Гитлером…»

Из книги Лукашенко. Политическая биография автора Федута Александр Иосифович

«Не все плохое связано с Гитлером…» Очень часто о своих будущих планах Лукашенко вначале «проговаривается», как бы нечаянно выдавая намерение, которое хочет реализовать в ближайшем будущем. Но на самом деле никакие это не «проговорки», а скорее интуитивный поиск,


Плохое волнение и плохой покой

Из книги Моя профессия [litres] автора Образцов Сергей

Плохое волнение и плохой покой Наконец наступил момент, когда меня увидел зритель. В спектакле «Перикола» мне дали бессловесную роль писца. Надо было выйти на сцену следом за двумя пьяными нотариусами, помочь им сесть на стулья, а потом дать Периколе перо, чтобы она


Хорошее отношение к лошадям и плохое к Горькому

Из книги Ставка — жизнь. Владимир Маяковский и его круг. автора Янгфельдт Бенгт

Хорошее отношение к лошадям и плохое к Горькому Среди поклонников Лили значился Яков (Жак) Израилевич, вращавшийся в их с Осипом кругах еще до революции. «Настоящий бретер, очень неглупый, очень по-своему культурный, прожигатель денег и жизни», по определению Романа


Глава 1. ПЛОХОЕ НАЧАЛО

Из книги Британские коммандос 1940-2000 автора Паркер Джон

Глава 1. ПЛОХОЕ НАЧАЛО Когда Соединенное Королевство стояло на грани катастрофы, рассматривались всевозможные выходы из создавшейся ситуации. Среди них были и совершенно фантастические, порожденные документами, пылящимися в архивах Военного министерства со времен


КАГАНОВИЧ Лазарь Моисеевич

Из книги Самые закрытые люди. От Ленина до Горбачева: Энциклопедия биографий автора Зенькович Николай Александрович

КАГАНОВИЧ Лазарь Моисеевич (10.11.1893 — 25.07.1991). Член Политбюро (Президиума) ЦК ВКП(б) — КПСС с 13.07.1930 г. по 29.06.1957 г. Кандидат в члены Политбюро ЦК ВКП(б) с 23.07.1926 г. по 13.07.1930 г. Член Оргбюро ЦК РКП(б) — ВКП(б) с 02.06.1924 г. по 18.12.1925 г. и с 12.07.1928 г. по 18.03 1946 г. Секретарь ЦК РКП(б) — ВКП(б) с


КАГАНОВИЧ Михаил Моисеевич

Из книги О нас – наискосок автора Фрумкина Ревекка Марковна

КАГАНОВИЧ Михаил Моисеевич (16.10.1888 — 01.07.1941). Кандидат в члены Оргбюро ЦК ВКП(б) с 10.02.1934 г. по 22.03.1939 г. Член ЦК ВКП(б) в 1934 — 1941 гг. Член ЦКК ВКП(б) в 1927 — 1934 гг. Член КПСС с 1905 г.Родной брат Л. М. Кагановича. Родился в деревне Кабаны Чернобыльского уезда Киевской губернии. Еврей.


Михаил Моисеевич Бонгард

Из книги Любовь без границ [Путь к потрясающе счастливой любви] автора Вуйчич Ник

Михаил Моисеевич Бонгард Всем нам являлась традиция, всем обещала лицо, всем, по-разному, свое обещанье сдержала. Все мы стали людьми лишь в той мере, в какой людей любили и имели случай любить. Никогда, прикрывшись кличкой среды, не довольствовалась она сочиненным о ней


В. А. Цукерман Его нельзя вычеркнуть из истории

Из книги Серебряный век. Портретная галерея культурных героев рубежа XIX–XX веков. Том 2. К-Р автора Фокин Павел Евгеньевич

В. А. Цукерман Его нельзя вычеркнуть из истории Лишь тот достоин жизни и свободы, Кто каждый день за них идет на бой. Гёте «Фауст» Глава из книги: В. А. Цукерман, З. М. Азарх, «Люди и взрывы». Арзамас-16, 1994.Когда Андрей Дмитриевич появился у нас, сразу стало ясно, что пришел


ПИЛЬСКИЙ Петр Моисеевич

Из книги Мои путешествия. Следующие 10 лет автора Конюхов Фёдор Филиппович

ПИЛЬСКИЙ Петр Моисеевич (Мосеевич) псевд. П. Хрущов;16(28).1.1879 – 21.12.1941Литературный и театральный критик, прозаик. Публикации в журналах «Наука и жизнь», «Перевал», «Журнал для всех», «Весна», «Пробуждение», «Образование», «Осколки», «Солнце России» и др. Сборники рассказов и


12 миль позади

Из книги Трудный сезон автора Кудусов Эрнст Абдураимович

12 миль позади 26 декабря 1995 года88°02’50’’ ю. ш., 80°30’56’’ з. д.Вечер. Прошел


Плохое начало — хороший конец

Из книги Охота пуще неволи ; Трудный сезон автора Кудусов Эрнст Абдураимович

Плохое начало — хороший конец Наконец-то фортуна улыбнулась мне. Мало того, что мне в короткий срок удалось добыть приличное количество мяса — как с небес свалился и транспорт.Оказывается, на нашем участке Бахты работает геофизическая партия, занимаясь сейсморазведкой.


Плохое начало — хороший конец

Из книги автора

Плохое начало — хороший конец Наконец-то фортуна улыбнулась мне. Мало того, что мне в короткий срок удалось добыть приличное количество мяса — как с небес свалился и транспорт.Оказывается, на нашем участке Бахты работает геофизическая партия, занимаясь сейсморазведкой.