Передышки в 1924 году

Передышки в 1924 году

Партнер то ли по танцам, то ли по конькам, Гульб пишет Рейснер 1 марта 1924 года: «…обещаю в будущем году взять с Вами первенство России». Может быть, в этом году они были первыми в Москве?

С конца марта до начала апреля – отдых под Севастополем.

Семнадцатого апреля вечер «Русский современник» в Москве, в Политехническом институте. «Анна Ахматова – черный бриллиант на вечере, – отмечает в дневнике К. Чуковский. – Успех огромный».

В июле – цепь бесконечных собраний.

С 17 июня по 8 июля 5-й Конгресс Коминтерна, на котором Зиновьев критиковал Радека в «правых уклонах»: «Радек говорил здесь очень весело, с массой шуток и юмором. Я завидую ему, это действительно было подвигом в его положении. Его сильная сторона состоит в том, что он хороший журналист. Его слабая сторона в том, что он видит всю политическую жизнь через столбцы газет» (Правда. 1924. 1 июля).

На этом конгрессе был снят документальный фильм, где показан заведующий отделом национально-освободительного движения ИККИ Федор Раскольников.

Третьего июля на 1-м Всесоюзном съезде библиотекарей выступил Л. Троцкий.

Восьмого июля открылся III Конгресс Профинтерна.

Тринадцатого июля вся страница «Правды» отдана речи Л. Троцкого на Всесоюзном съезде работников лечебно-санитарного и ветеринарного дела «О силе коммунистической партии и уровне культуры страны, о фашизме и реформизме».

Четырнадцатого июля – открытие 1-й Международной конференции МОПРа (международной помощи революционерам).

Четырнадцатого июля – 6-й Всесоюзный съезд Российского ленинского коммунистического союза молодежи (РЛКСМ).

Пятнадцатого июля – открытие 4-го Конгресса Коммунистического интернационала молодежи (КИМа).

Шестнадцатого июля – в «Правде» заметка Л. Рейснер «На международной конференции коммунисток. О создании будущего женского европейского союза».

О следующей передышке со второй половины октября написал А. Гудимов, тогда юный журналист:

«У каждого из нас, очевидно, есть нестареющие воспоминания, от которых всегда становится грустно и радостно и многолетняя светлая печаль сжимает сердце. Именно эти чувства у меня всегда вызывает имя Ларисы Рейснер. По краю моей юности прошла эта необычайно талантливая, яркая женщина. Стояла необыкновенная мягкая для второй половины октября 1924 г. погода, окна концертного зала Дома Печати были распахнуты настежь, и в зал то и дело врывался грохот проходившего по бульвару трамвая. Он на мгновение приглушал гудящий, как набат, голос Маяковского, в первый раз читавшего свою поэму „В. И. Ленин“.

Зал был полон. На стульях и в креслах сидели по двое, по трое, стояли в проходах, у стен. И все же, когда по рядам чуть слышно прошелестело: «Рейснер!» – и в зал уверенно вошла молодая красивая женщина, люди расступились, образовав узенький коридорчик. Она прошла по нему и остановилась около меня, быстро окинула взглядом зал, ища свободное место или знакомых, затем оглянулась, присела на подлокотник моего деревянного кресла. Я хотел встать и уступить ей место, но она прижала меня рукой, не давая подняться, и спросила:

– Давно?

– Только начал, – застенчиво буркнул я.

Сердце мое разрывалось от счастья, я слушал поэта, и рядом со мной сидела женщина, журналистка, вся жизнь которой для меня, рабкора, имевшего на своем счету 3 заметки в «Правде», была предметом затаенной зависти…

Наша дружба – я с сомнением произношу это слово, так как сам понимаю, что какая может быть дружба между 17-летним рабочим парнем и талантливой, блистательно эрудированной журналисткой, – продолжалась, к сожалению, недолго. Два или три раза мы бывали с ней на катке, ходили вместе на лыжах в Серебряном Бору и в Петровском-Разумовском. Она хорошо ходила на лыжах, широким размашистым шагом, но еще лучше бегала на коньках. Все это она делала профессионально. Она много расспрашивала о делах на фабрике, где я работал. Расспрашивать она была великая мастерица. Иногда она подолгу молчала, а потом неожиданно говорила, отвечая каким-то своим беспрерывно текущим и неведомым мыслям:

– Послушайте, если вы не приучитесь терпеливо высиживать 8—10 часов, пока пишете свои 20 строк дневного задания, не мечтайте сделаться стоящим журналистом! Не можете выдержать? Привязывайтесь по рецепту Чехова к стулу вожжами!»

В конце декабря на катке, который назывался Кокаревка, в Замоскворечье (около Третьяковской галереи), где теперь шумят огромные деревья тенистого парка напротив Дома правительства, появилась со свитой молодых людей Лариса Рейснер. Она выбрала себе в партнеры хорошо катавшегося голландским шагом шестиклассника, оставившего воспоминания, но под ними не сохранились ни имя, ни фамилия:

«Взявшись крест накрест за руки, мы ждем музыку. Под мелодию испанского вальса (играл духовой оркестр, гревшийся у жаровен с углями) мы поехали, чертя ребром конька длинные дуги голландского шага, наклоняя корпус и подолгу скользя, увлекаемые удивительной силой мелодии.

Снежная королева и ее друзья так же внезапно ушли, как и появились. Один из ее друзей остался. Катаясь об руку со мной, он как-то особенно значительно произнес:

– Вы, юноша, катались со знаменитой журналисткой Ларисой Рейснер. Запомните этот вечер. – И я запомнил…

Легко скользя, не отталкиваясь ногами, она словно летала большой птицей надо льдом на раскинутых как крылья руках. Останавливаясь, привставая на носке конька, она, казалось, повисала в воздухе. Удивительно стройная красавица в вишневого цвета костюме в талию, отороченном серым каракулем».

Сохранился сезонный билет Ларисы Рейснер для входа на другой каток – «Петровка, 26».

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ДОК БЛАНШАР (родился в 1924 г.) и ГЛЕНН ДЭВИС (1924—2005)

Из книги 100 великих спортсменов автора Шугар Берт Рэндолф

ДОК БЛАНШАР (родился в 1924 г.) и ГЛЕНН ДЭВИС (1924—2005) Есть такие пары, которые неразделимы: в Библии это Каин и Авель, в мифологии Орест и Пилад, в музыке Гилберт и Салливан[57]; в финансах Доу и Джонс[58], в Голливуде Лорел и Харди[59], а в политике Франклин и


Глава X ЦЕНА ПЕРЕДЫШКИ

Из книги Небо для смелых автора Сухачёв Михаил Павлович

Глава X ЦЕНА ПЕРЕДЫШКИ — Здравствуйте, товарищ Слюсарев [С. В. Слюсарев — впоследствии генерал-лейтенант авиации], садитесь. Вам, видно, сказали в управлении кадров, что я просил назначить вас ко мне заместителем по бомбардировочной авиации. Мне о вашей работе рассказывал


1924 год

Из книги Дневник. 1918-1924 автора Бенуа Александр Николаевич

1924 год Вторник, 26 февраляМорозно, снежно. Купил эту книжицу для записей за 35 копеек «золотом». Покупал вместе с Нерадовским, выйдя с заседания в Акцентре под председательством Удаленкова, посвященного вопросу эксплуатации петроградских исторических зданий под дачи и


Глава IV ПОСЛЕ ЖЕСТОКОЙ «ПЕРЕДЫШКИ»

Из книги Демьян Бедный автора Бразуль Ирина Дмитриевна

Глава IV ПОСЛЕ ЖЕСТОКОЙ «ПЕРЕДЫШКИ» Ничто не скажет о состоянии Демьяна Бедного красноречивее, чем тот простой факт, что этот сильный человек был не в силах взять в руки перо. Оно брошено за неделю до кончины Ильича. Поэт сам ничего не рассказал о пережитом, лишив, таким


10.02.1924

Из книги Воспоминания о Рерихах автора Фосдик Зинаида Григорьевна

10.02.1924 <…> Сегодня все соберемся в школе и пошлем Вам рекорды наших голосов и машину [для опытов с записью голоса


24.02.1924

Из книги Два рейда автора Бережной Иван Иванович

24.02.1924 <…> что за дивная атмосфера в Музее! Там «воздух поет» от радости сознания великих творческих сокровищ, висящих кругом <…>И легко будет нам говорить со всеми спрашивающими, ибо идею и значение Музея знаем мы! <…>Получили чудные письма от Гребенщикова и


09-[12.03].1924

Из книги Обыкновенное чудо. Дракон [сборник] автора Шварц Евгений Львович

09-[12.03].1924 <…> о Завадском. В первых их письмах к нам всем была видна нерешительность, но мы их звали и подбодряли, внушая веру <…> после долгих колебаний, как нам писал Тарухан, [они] взяли билеты <…> Если они все-таки теперь приедут, мы приложим все усилия, чтобы


Ок. 28.03.1924

Из книги Автобиографические заметки автора Булгаков Сергей Николаевич

Ок. 28.03.1924 Родные, любимые, трудно описать 24 марта <…> Четыре угла Постройки заложены («Cor Ardens», «Master Institute]», «Corona M[undi]» и Roerich Museum).


30.03.1924

Из книги XX век Лины Прокофьевой автора Чемберджи Валентина Николаевна

30.03.1924 <…> Первое воскресенье как открыт Музей <…> Целая толпа посетила Музей! Люди приходили беспрерывно <…> Прекрасная публика, интеллигентная, среди них учителя других школ, ученики наши и чужие, много из тех, которые были на открытии, пришли опять <…> Как Вы


14-18.04.1924

Из книги автора

14-18.04.1924 <…> Сознавая ответственность в делах за себя и за всех, я тем не менее затрудняюсь в решении вопроса — чувствуя часто решение противоположное принятому, — но, видя бесполезность настаивания, приходится молчать. Если же результат бывает отрицательный и есть


27.04–01.05.1924

Из книги автора

27.04–01.05.1924 <…> 28 апр[еля] приехал Тарухан с женой — чудные, светлые души <…> Он — большой дух и опытно поведет «Алатас». Она — чудесная, нежная душа <…> Человек он очень сильный, готов бороться, а битвы, конечно, будут. <…> Тарухан привез 400 дол[ларов] и 1780 фр[анков],


Передышки не будет

Из книги автора

Передышки не будет Гитлеровцы нервничали. Еще бы! Перед боем в Кособудах, Вепшеце и Зажечье они хвастливо заявили, что партизаны находятся в «котле», из которого им не выбраться. Однако торжество гитлеровцев было преждевременным. Партизаны сумели вышибить дно «котла» и


Стихи о Серапионовых братьях, сочиненные в 1924 году

Из книги автора

Стихи о Серапионовых братьях, сочиненные в 1924 году Серапионовы братья — Непорочного зачатья. Родил их «Дом искусств» От эстетических чувств. Михаил Слонимский: Рост исполинский, — Одна нога в Госиздате И не знает, с какой стати, А другая в «Ленинграде» И не знает, чего