Литературно-художественное общество «Медный всадник»

Литературно-художественное общество «Медный всадник»

Общество «Медный всадник» было задумано осенью 1915 года. Владислав Ходасевич в письме Борису Садовскому просил принять его в члены этого кружка. Среди его участников были Мандельштам, Кузмин, Цензор, Рославлев, Е. Иванов, Рейснер, Яворская, Городецкий, С. Прокофьев, Ю. Слезкин, П. Михайлов, Гумилёв, Ауслендер. Через полгода о первом вечере кружка писал в вечернем выпуске «Биржевых ведомостей» от 18 марта 1916 года Вл. Боцяновский:

«Конечно, судили современную литературу и, конечно, критику по преимуществу. Досталось также и писателям. Юрий Слезкин, выступивший с докладом, очень беглым, не пощадил даже Чехова, даже Глеба Успенского. За последнего пришлось заступаться проф. Святловскому. Молодым свойственна буйственность, и, конечно, этого ей в осуждение никто не поставит. Молодежь поставила на своем знамени Медного всадника, короче говоря – Пушкина. С таким знаменем можно идти вперед. Судя по докладу Слезкина, новое общество намерено обратить свое главное внимание на форму.

Случайно, но первое собрание кружка происходило в квартире проф. В. В. Святловского, представляющей собой нечто вроде не то музея, не то даже храма, воздвигнутого Наполеону. Со всех углов смотрит на вас Наполеон, каждая вещь имеет какое-нибудь отношение к нему – и картины, и гравюры, и скульптура, и даже мебель. Вот человек, творивший, а не гонявшийся за формой. Текущая жизнь дает сейчас такой богатый материал, прямо требующий творческой обработки».

Собрания общества, по свидетельству актера и журналиста П. П. Михайлова, проходили и на квартире Рейснеров. Михаил Андреевич живо интересовался делами кружка. Сергей Прокофьев и Лариса Рейснер были самыми молодыми его членами. Музыкант, только что окончивший консерваторию, играл у Рейснеров «Сарказмы» Беляева; Лариса делала доклад об исторической прозе Пушкина в свете демократического движения, читала свои стихи, среди которых выделялось стихотворение «Шелк»:

Пусть женщины платья непрочны и марки,

Их складки так смелы, их краски так ярки,

Так много в их шелесте вешней тревоги,

Что кажется, скоро такие же тоги

Покроют под ропот пастушьей свирели

Колючим пушком задремавшие ели,

Отгрезят зеленой красой и мгновенной

Все выси и долы цветущей вселенной.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

Художественное училище им. М.Б. Грекова

Художественное училище им. М.Б. Грекова Картинка: А.Тер-Оганян примерно тех времен.Учился в нем А.С. Тер-Оганян живописи и графике в 1978-83 годах. Так и не закончил: дважды был выгоняем за авангардизм, а на третий раз был выгнан окончательно.Одновременно с Т. в училище учились М.


Художественное вранье

Художественное вранье Сидим с Володей на кухне в его новой квартире на Малой Грузинской. Володя заваривает чай. В те времена хороший чай был редкостью. Пили свой: грузинский, индийский «Три слона». Лучшим почему-то считали краснодарский чай. Да где его достанешь?Володя


МЕДНЫЙ ВСАДНИК

МЕДНЫЙ ВСАДНИК Вскрывая вены Советскому Союзу, Михаил Горбачев и Борис Ельцин забыли не только о Крыме и Севастополе, не только о судьбе 25 миллионов русских соотечественников, но еще и о Калининградской области с ее почти миллионным населением. Эта часть бывшей Восточной


Глава XXV МЕДНЫЙ ВСАДНИК СОЦИАЛИЗМА

Глава XXV МЕДНЫЙ ВСАДНИК СОЦИАЛИЗМА Все то, о чем размышлял Пришвин в Дневнике, отражалось и в его литературном, предъявлявшемся публике творчестве. Но отражение носило характер причудливый, иногда запаздывающий, иногда приблизительный, порою условный, игровой,


«ФИЗА», «ТРИРЕМА», «МЕДНЫЙ ВСАДНИК» И «ЛАМПА АЛЛАДИНА»

«ФИЗА», «ТРИРЕМА», «МЕДНЫЙ ВСАДНИК» И «ЛАМПА АЛЛАДИНА» Далеко не каждый, кто приходил на открытые заседания этого кружка, знал, что такое Физа. Физой звался персонаж из поэмы Бориса Анрепа, начинающего поэта и искусствоведа, изредка печатавшегося в «Аполлоне». В


ХУДОЖЕСТВЕННОЕ И ТЕАТРАЛЬНОЕ

ХУДОЖЕСТВЕННОЕ И ТЕАТРАЛЬНОЕ О том, чтобы как-то профессионализм свой повышать, не думалось. Да как его повышать-то было? Репетировать возможностей мало, постоянно в группе проблемы с составом: кто уйдет, кто придет, все же стали взрослеть потихонечку, кто-то работать


ГЛАВА 47 Медный всадник. «Русская школа живописи»

ГЛАВА 47 Медный всадник. «Русская школа живописи» Я уже упомянул о зовах, которые получал из Петербурга. Скрепя сердце я, наконец, решился оставить семью и в одиночестве отправиться в обратный путь. Первым долгом надлежало наладить наш бюджет после того, что я лишился


Литературно-художественное издание

Литературно-художественное издание Олег Иванович БорисовБЕЗ ЗНАКОВ ПРЕПИНАНИЯДневник 1974-1994Оформление, макет и художественное редактирование дизайн-студии «Дикобраз»Ответственный за выпуск Н.К Попова Технический редактор О. Серкина Корректор Л.В. Савельева


Медный пятак

Медный пятак Когда Леве было десять лет, он узнал, что некоторые люди носят с собой амулеты. Он очень хотел, чтобы его жизнь была удачной, счастливой и боялся, что его сглазят. Родители подарили ему подвеску на шею в виде голубого глаза, объяснив, что это как раз и есть


ВСАДНИК С ФОНАРЕМ[28]

ВСАДНИК С ФОНАРЕМ[28] Мельник Семен Иванович Генералов просматривал на свет керосиновой лампочки суконные защитные солдатские штаны: здорово ли протерты, дыр нет ли? Штаны принес Константин Звягинцев, прапорщик, когда-то, еще студентом, несколько лет живший с родителями


МЕДНЫЙ ГРОШ

МЕДНЫЙ ГРОШ Не осталось ни тропинки, ни следа От ушедших в неизвестность навсегда. Были. Жили. И куда-то все ушли От любимых, от друзей и от земли. А поля-то, как раньше, зелены, А леса стоят дремучи и темны. Там, где были староверские скиты, Нынче травы да лазоревы цветы. Там


МЕДНЫЙ ГУЛ

МЕДНЫЙ ГУЛ Почувствуй: в ритме этих строк Сквозь чьи-то жалобы и вздохи — Грядущей радостной эпохи Шумит издалека поток. Здесь об Империи ветра Пропели голосом поэта. И топот Всадника — Петра Грохочет гулко в книге этой. Страницы эти — вещий сон О днях грядущих


ХУДОЖЕСТВЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ХУДОЖЕСТВЕННОЕ ЧТЕНИЕ После необходимой подготовки речевого аппарата, занятий дикцией, постановкой голоса, овладением законами речи, чему был посвящен первый год обучения в студии, Константин Сергеевич считал возможным (не оставляя занятий техникой речи) перейти к