НЕУДАЧА ПО-ВЕНСКИ

НЕУДАЧА ПО-ВЕНСКИ

В состав сборной СССР Харламов вернулся в декабре того же 1976 года, чтобы сыграть в турнире на Приз «Известий». Игры проходили 16–21 декабря. Наша сборная сыграла три матча и все их выиграла. Харламов выходил на лед во всех играх и в первом же матче, против шведов, сделал хет-трик — забил три шайбы (единственные его голы на том турнире). Причем, если в случае с «Крылышками» еще можно было предположить, что забил он свой гол на 4-й минуте с помощью возможных поддавков со стороны соперников, то в случае со шведами это было исключено. Наши тогда выиграли 4:2 (причем четвертую шайбу забил Борис Михайлов, игравший в одной тройке с Харламовым). Кстати, именно Михайлов и Харламов стали самыми результативными игроками турнира.

Спустя несколько дней после этого сборная СССР отправилась в турне по Канаде и США, где в период с 27 декабря 1976 года по 8 января 1977 года провела восемь матчей с клубами ВХА. Вот как выглядели результаты этих матчей: СССР — «Нью-Ингленд Уэйлерс» — 2:5, СССР — «Цинциннати Стингерс» 7:5, СССР — «Хьюстон Аэрос» 10:1, СССР — «Индианаполис Рейсерс» 5:2, СССР — «Сан-Диего Маринерс» 6:3, СССР — «Эдмонтон Ойлерс» 3:2, СССР — «Виннипег Джетс» 3:2, СССР — «Квебек Нордикс» 1:6.

Из харламовской тройки лучшими бомбардирами оказались: Владимир Петров — 10 очков (6 голов и 4 голевые передачи) и Валерий Харламов — 7 очков (1 + 6).

Во второй половине марта 1977 года завершился чемпионат СССР по хоккею, в котором ЦСКА вернул себе чемпионский титул после годичного перерыва. Среди десяти самых результативных игроков турнира были и двое из харламовской тройки: Владимир Петров, набравший 62 очка (26 забитых шайб + 36 голевых передач), и Борис Михайлов с 51 очком (28 + 23).

Александр Мальцев с главным призом турнира «Известий» — снеговиком. На этом турнире В. Харламов забил 3 шайбы в игре со шведами

В начале апреля 1977 года сборная СССР отправилась в Финляндию и Швецию на товарищеские игры в преддверии очередного чемпионата мира и Европы в Вене (Австрия). Во время турне были проведены три матча и все они завершились победами наших ребят. Харламовское трио отметилось пятью забитыми шайбами: Михайлов — 3, Харламов и Петров — по одной шайбе.

Турнир в Вене начался для советской сборной 21 апреля игрой на льду «Штадтхалле» с ФРГ. Наши победили 10:0. В ней Харламов забил две шайбы, а его партнеры по тройке — по одной. Затем советские хоккеисты победили финнов — 11:6 (Харламов отметился хет-триком, Петров забил две шайбы, Михайлов одну), канадцев — 11:1 (Михайлов — 2, Харламов — 1), румын — 18:1 (Михайлов — 3, Петров — 2, Харламов — 1).

Кстати, в составе канадской сборной играли профессионалы, пусть и не лучшие, поскольку последние были заняты в играх Кубка Стэнли (в Вену, к примеру, приехал хорошо знакомый нам по Суперсерии-72 Фил Эспозито). Игра СССР — Канада вызвала горячий интерес по обе стороны океана. Достаточно сказать, что сразу две западные фирмы (автомобильный концерн «Дженерал Моторс» и пивоваренная компания «Керлинг О’Кид») пообещали канадским хоккеистам, если они победят русских, крупное денежное вознаграждение (пивные короли прислали в Вену 9 тысяч банок пива для поддержания тонуса у канадских хоккеистов). Однако ни баксы, ни пиво не помогли хваленым профессионалам: уже к середине второго периода мы вели со счетом 8:0! Потом Рик Хэмптон «размочил» счет, но эта шайба оказалась единственной в воротах Третьяка.

Таким образом, после четырех игр у советской сборной был самый лучший баланс шайб: 50 заброшенных и 8 пропущенных. Даже наши ближайшие преследователи чехи и шведы по заброшенным шайбам отставали от нас чуть ли вдвое. Поэтому стоит ли говорить, кому отдавали предпочтение букмекеры, да и большинство остальных болельщиков, когда 28 апреля на лед «Штадтхалле» вышли сборные СССР и Чехословакии?

Сборная СССР на ЧМ по хоккею в Вене (1977). Верхний ряд: Валерий Харламов, Виктор Шалимов, Александр Голиков, Сергей Бабинов, Вячеслав Фетисов, Сергей Капустин, Хелмут Балдерис, Василий Первухин. Средний ряд: Юрий Деткин (массажист), Александр Мальцев, Владимир Шадрин, Александр Якушев, Виктор Жлуктов, Владимир Лутченко, Александр Гусев, Геннадий Цыганков, Олег Белаковский (врач), Владимир Петров. Нижний ряд: Владислав Третьяк, Валерий Васильев, Владимир Юрзинов (тренер), Борис Кулагин (тренер), Константин Локтев (тренер), Борис Михайлов, Александр Сидельников

Вспоминает В. Третьяк:

«Видимо, наши соперники нервничали сильнее нас. Вратаря сборной ЧССР Холечека окружила вся команда — что-то говорят ему, хлопают по щиткам клюшками. На первой же секунде сильный бросок по моим воротам сделал Эберман. Я отбил. Затем с глазу на глаз со мной вышел Бубла, он бросил, я подставил клюшку и сразу грудью упал на шайбу. Момент был напряженный. Многое зависело от того, кто откроет счет. К счастью, это удалось нам. На 6-й минуте Капустин стремительно прошел вдоль борта за ворота Холечека, затем выдал пас назад, и Жлуктов с ходу забросил шайбу в ворота. Вскоре Мартинец, когда чехи играли в большинстве, швырнул шайбу издалека. Я был закрыт игроками и не среагировал на бросок. Счет сравнялся — 1:1.

На второй период мы вышли с совсем другим настроением: мы чувствовали, что сильнее соперников, что можем убедительно выиграть. Так и случилось. Капустин (дважды), Михайлов и Бабинов довели счет до 5:1, а в третьем периоде Якушев поставил точку — 6:1.

После игры ко мне подошел чехословацкий игрок Новак.

— Все правильно, — сказал он. — Вы сильнее, вы будете чемпионами.

— Посмотрим, — уклончиво ответил я.

Когда мы пришли в душ, Эберман, явно опечаленный неудачей, сказал:

— Ну что ж, мы чуть не выиграли Кубок Канады, а вы выиграете звание чемпионов мира. Так будет, вот увидишь…

— Ты, наверное, шутишь, — перебил я его. — Вся борьба на чемпионате еще впереди.

Я действительно думал так, как говорил. Но этого отнюдь не скажешь о некоторых других наших хоккеистах и тренерах.

Они, кажется, поверили в то, что „золото“ нам уже обеспечено. Слишком рано поверили… Смелые интервью журналистам, преждевременные выступления перед болельщиками, которые приехали в Вену, самоуверенность — все это было совершенно не в стиле нашей команды…»

ЧМ по хоккею в Вене (1977). Матч сборных СССР — ЧССР. Фото из журнала «Стадион» № 22,1977 г. В. Третьяк: «На первой же секунде сильный бросок по моим воротам сделал Эберман. Я отбил. Затем с глазу на глаз со мной вышел Бубла, он бросил, я подставил клюшку и сразу грудью упал на шайбу»

После победы над чехословаками наши победили американцев — 8:2 (Михайлов — 3, Петров — 2). А 2 мая вышли на игру со шведами. Подавляющее число экспертов тогда спорили: сумеет ли наша сборная и ее одолеть с крупным счетом? О том, что советская сборная может проиграть, речи вообще не шло. Да и о каком проигрыше можно было говорить, если нашим хоккеистам достаточно было одолеть шведов и золотые медали досрочно были бы у них в кармане. А что получилось? Послушаем рассказ непосредственного участника той игры В. Третьяка:

«Никто из нас не сомневался в победе. Подумаешь, шведы… Сколько раз их побеждали! Безусловно, на настроение наших игроков повлияли и слишком оптимистические высказывания газет. „Русские сильнее всех, — писали они. — Чемпионат закончен. Чемпионы уже известны.“

Напрасно тренеры (Б. Кулагин, К. Локтев и В. Юрзинов. — Ф. Р.) не нарушали эту идиллию, не напоминали игрокам о том, где они находятся. Впрочем, и тренеров отчасти можно было понять. За шесть матчей наша команда забросила соперникам 64 шайбы. Трудно было не поверить в то, что мы действительно сильнейшие. Одна победа, и мы — чемпионы!

И вот начался матч со шведами. На первой же минуте Харламов едва не забил гол. Через некоторое время шайба еще трижды могла влететь в ворота „Тре крунур“. Как ни странно, но и это пошло нам во вред. Мы решили: ну, все в порядке — „поймали“ свою игру, сейчас забросаем соперников шайбами. Но время шло, а ничего похожего на успех не было. Первый гол шведы забили нам в первом периоде. Наши игроки напоминали рыб, бьющихся об лед. У них было огромное желание победить, у них было мастерство, но все это не приносило реальной пользы.

Во втором периоде шведы стали играть активнее, а на нашу защиту напало какое-то оцепенение. Соперники без помех бросают по моим воротам, смело идут на добивание, мои же товарищи по команде… спокойно стоят и наблюдают. Прямо мистика какая-то! К тому же шведы грамотно построили защиту. Даже играя в меньшинстве, они запросто лишали наших хоккеистов возможности атаковать ворота, а при первом же удобном случае, не медля, контрнаступали…»

Капитан сборной СССР 1980-х годов, коллега В. Харламова по ЦСКА Вячеслав Фетисов

Третьяк прав — наша команда в тот день была просто на себя не похожа. Утверждаю это как очевидец, который отсмотрел весь матч от начала до конца. Плохо играли все: и защита, и нападение. Третьяк тоже не показал своей лучшей игры, но в большинстве голов его вина была минимальна — прозевала защита. Именно поэтому уже в середине игры наши тренеры посадили на скамейку запасных двух защитников — Александра Гусева и Сергея Бабинова, которые не справлялись со своими обязанностями. И матч мы доигрывали с двумя парами защитников. Был посажен отдыхать и герой наши книги — Валерий Харламов, у которого в этой игре тоже ничего не получалось. Да что говорить: будь у тренеров такая возможность, они бы посадили на скамейку запасных чуть ли не всю команду. А играть тогда с кем? В итоге оставшиеся игру домучили, уступив шведам со счетом 1:5. Для нашей сборной это был первый тревожный звонок.

А следом за шведами на нас уже «катили» чехословаки, которые после этого поражения сборной СССР поняли — еще не все для них потеряно в борьбе за золото турнира. И они дали настоящий бой нашей сборной (напомню, что в первой игре мы выиграли 6:1), поведя уже после первого периода со счетом 3:0.

Вспоминает В. Третьяк:

«Понурые, потерянные, мы брели в раздевалку. Не хотелось смотреть друг другу в глаза. Никто не узнал бы в этот момент сборной СССР. В коридоре меня догнал Владимир Петров.

— Ты кончай шайбу вперед отбивать, — проворчал он.

— А ты лучше бы обороне помогал, — огрызнулся я.

И это было непохоже на нас — чтобы в перерыве между периодами, как бы трудно ни складывался матч, мы затевали перепалку. И это говорило о том, что команда больна.

Второй период начался с того, что соперники забросили нам четвертую шайбу. При явной пассивности защитников они били, били и забили-таки нам гол. Я почувствовал нечто похожее на панику. „Ну, давайте, ребята, возьмите себя в руки, — мысленно умолял я. — Мы же десятки раз выигрывали у сборной Чехословакии! Мы же сильнее…“».

ЧМ по хоккею в Вене (1977). Раздевалка сборной Швеции после матча СССР — Швеция 1:3 (1:1,0:2,0:0). 8 мая 1977 г.

И действительно, в третьем периоде наши преобразились. Особенно мощно заиграла харламовское звено, результатом чего стали две шайбы, забитые самим Харламовым и Михайловым. А потом свою лепту внес и Хельмут Балдерис. Счет стал 3:4. Тут уже чехословакам было впору впадать в панику. Но им повезло — времени на решающий штурм ворот Дзуриллы советским игрокам не хватило.

Два поражения подряд хотя и отбросили нашу сборную назад, но не настолько, чтобы впадать в панику. У советских спортсменов была еще возможность собраться и довести чемпионат до победного конца. Но для этого надо было выиграть следующий матч — с канадцами, который состоялся 6 мая. Но канадцы, которые начало чемпионата откровенно провалили (нам они проиграли 11:1), теперь наверстывали упущенное: они сыграли вничью с чехословаками (3:3), затем разгромили шведов (7:0). И теперь то же самое собирались проделать и с советской сборной.

ЧМ по хоккею в Вене (1977). Капитан сборной Канады Фил Эспозито. По воспоминаниям Владислава Третьяка, после разминки перед матчем СССР — Канада, канадские хоккеисты в коридоре внезапно стали грязно ругаться в адрес наших ребят, обзывая их самыми последними словами. Лица у заокеанских профи были перекошены от злобы, на губах у многих появилась чуть ли не пена

Обе команды вышли на лед за час до начала игры, чтобы размяться. И тут канадцы показали себя во всей своей хулиганской красе. Когда шайба из их зоны случайно залетела на советскую сторону и ее коснулся Геннадий Цыганков, сразу несколько канадцев как коршуны налетели на него, и только вмешательство других игроков остановило намечавшуюся было драку. А когда разминка закончилась и команды потянулись в раздевалки, один из канадцев демонстративно швырнул шайбу прямо в Третьяка. Но и это было еще не все. В коридоре канадцы внезапно стали грязно ругаться в адрес наших ребят, обзывая их самыми последними словами. Лица у заокеанских профи были перекошены от злобы, на губах у многих появилась чуть ли не пена. Третьяк, который много чего успел повидать, и тот удивился и спросил у своего старого приятеля Аги Кукуловича (тот долго работал в московском представительстве авиакомпании «Эр Канада»): «Что же это за банду вы привезли в Вену?» На что Аги ответил: «Мне самому за них стыдно».

Счет в этой игре открыл тот самый Геннадий Цыганков, которого канадцы хотели поколотить на разминке. Теперь он им отомстил. Но канадцы вскоре забили ответную шайбу. А потом стали вновь грубить. Они подкатывали к Третьяку и орали ему прямо в лицо: «Что, съел, проглотил шайбу?!». Они явно хотели вывести нашего вратаря из равновесия, но добились обратного. Третьяк сказал себе: «Все, этот гол последний в твоих воротах». Так и получилось — больше канадцы в тот день не забили. В то время как они один за другим отправлялись за грубую игру на скамейку штрафников («профи» установили в этом матче рекорд чемпионата, набрав 52 минуты штрафного времени), наши забивали в их ворота одну шайбу за другой. Итог: 8:1 в нашу пользу (одной шайбой отметился Харламов).

ЧМ по хоккею в Вене (1977). Матч СССР — Канада. Схватка у канадских ворот. В то время как канадские игроки за грубую игру отправлялись на скамью штрафников, наши забивали в их ворота одну шайбу за другой. В итоге 8:1 в нашу пользу

После этой победы миллионы советских болельщиков воспряли духом. «Ну, теперь-то мы снова всех уделаем!» — таков был всеобщий вывод после той побед. 8 мая наша сборная встречалась с командой Швеции. Это была решающая игра: успех в ней выводил нашу команду в чемпионы, поражение отбрасывало сразу на третье место. Вот как об этой игре вспоминает В. Третьяк:

«После холодного душа, который устроила нам „Тре крунур“ 2 мая, прошло шесть дней. Мы детально разобрались в причинах поражения и были убеждены в том, что произошла просто нелепая случайность. Нам нужно было теперь не повторить грубых ошибок, допущенных в тот злополучный день, просто не повторить и все. Не изменять коллективной игре, вовремя возвращаться в свою зону для организации прочной обороны, нападающим — точнее бросать по воротам Хегюсты, тренерам — без нужды не перетасовывать звенья. Вот и все. Чего проще…

Но… Все наши планы рухнули в первом же периоде. Мы будто забыли то, в чем еще недавно клялись друг другу. Опять — нервозность и суета, снова — провалы в средней зоне, куда беспрепятственно входили соперники, опять — робость и неуверенность в действиях форвардов. Даже такой хладнокровный хоккеист, как Якушев, несколько раз умудрялся не попасть в пустые ворота…»

Поскольку Третьяк оставляет за бортом своих воспоминаний подробности того матча, возьму эту миссию на себя. Игра началась для наших хоккеистов вполне неплохо: уже на 8-й минуте Владимир Шадрин «распечатал» ворота Хегюсты. Но радость советских болельщиков длилась недолго: вскоре Эриксон восстановил равновесие. Причем невольно помог ему в этом наш защитник-дебютант Вячеслав Фетисов: это от его конька шайба изменила направление полета и влетела в ворота Владислава Третьяка. А в начале второго периода уже ошибся другой наш защитник: ветеран сборной Валерий Васильев. Получив шайбу, он небрежно послал ее через центр, и все тот же Эриксон снова оказался тут как тут. Подхватив шайбу, он мощным щелчком послал ее в сетку наших ворот. Этот же Эриксон забил и третью шайбу. Поражение со счетом 1:3 отбросило советскую сборную на третье место, чего не было никогда до этого (кроме этого, мы второй год подряд остались без «золота», чего не было уже 16 лет). Первое место на турнире взяла сборная ЧССР, второе — Швеция.

На том провальном венском чемпионате все три игрока харламовской тройки стали самыми лучшими бомбардирами турнира: Петров набрал 21 очко (7 забитых шайб и 14 голевых передач), Михайлов — 19 очков (12+7), Харламов — 16 (9+7) и С. Капустин — 16 (9+7).

Знаменитый хоккеист и тренер Константин Локтев (16.06.1933–04.11.1996). В 1976–1977 гг. руководил сборной СССР по хоккею. После третьего места на чемпионате мира в 1977 году К. Локтева отправили в отставку

Сам В. Харламов оценивал неудачи нашей национальной сборной в 1976–1977 годах следующим образом:

«Не было в эти два трудных и печальных для нас сезона в команде волевой упругости. Не было звена, которое стало бы мерилом отношения к делу, эталоном несгибаемости.

Простите за нескромность, но не хватало главной нашей команде молодой тройки или пятерки, которая рвалась бы в бой, в сражение, как рвались когда-то на заре своей карьеры мы, звено Петрова…

А сейчас, кажется мне, более молодые наши товарищи не томились, не мучились этим вот испепеляющим горением, не было у них неутолимой жажды самоутверждения, желания играть через „не могу“…

Сколько форвардов промелькнуло в сборной за последние три-четыре года, а задержались, увы, немногие: не хватало настойчивости, силы воли. Не хватало характера…»

Но отвлечемся на время от хоккея и расскажем о личной жизни Харламова. В ту пору он жил у тещи в ее квартире на улице Авиамоторной. Нина Васильевна Смирнова вспоминает:

«Валера был хороший парень — добрый, юморной, постоянно хохмил, разыгрывал кого-то. Из командировок столько подарков всем привозил! Мне — модный тогда кримплен, блузки… А однажды спальный гарнитур подарил — белый, „Людовик XII“, кажется. Сами они с Ирой на диване спали, а я на королевской кровати с внуком.

Чистюля он был исключительный — одну и ту же рубашку дважды не наденет. Одеться, кстати, очень любил. Мы с Ирой ему постираем, нагладим, он ходит довольный…

Бывало, приедет из командировки вечером, когда уже все спят, выйдет на кухню с привезенной бутылкой вина: „Ну что, теща, по пять капель?“

Ему приходили мешки писем от поклонниц. Он их даже не распечатывал, я была основной читательницей. Часто звонили девушки домой, гадости Ире по телефону говорили. Однажды звонок в дверь. Ира открывает — и тут с порога какая-то девица набрасывается на нее и начинает бить: отдай, мол, Валеру… Трудно было Ирине, но любила она его…»

Валерий Харламов. Памятная монета Банка России. Сам Харламов неудачи нашей национальной сборной в 1976–1977 гг. оценивал так: «Не было в эти два трудных и печальных для нас сезона в команде волевой упругости. Не было звена, которое стало бы мерилом отношения к делу, эталоном несгибаемости»

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Первая неудача

Из книги Фритьоф Нансен автора Кублицкий Георгий Иванович

Первая неудача Давно уже не было в водах возле Гренландии такого трудного ледового года, как 1888-й. И не следует особенно винить капитана Мауритца Якобсена в том, что он не сумел пробиться на «Язоне» поближе к берегу. Впрочем, Крефтинг бы, наверное, пробился! Но отчаянный


Неудача

Из книги Последняя буря автора Шеналь Пьер

Неудача


«Неудача»

Из книги У самого Черного моря. Книга II автора Авдеев Михаил Васильевич

«Неудача» В тот день я был непередаваемо зол. Каждый, кто воевал, поймет, что такой случай в военной судьбе выпадает единажды и не воспользоваться им, было, по меньшей мере, глупо.Казалось, все сулило тогда удачу в этой необыкновенно сложившейся ситуации. Все, если бы не


Удачная неудача

Из книги Операция «Турнир». Записки чернорабочего разведки автора Максимов Анатолий Борисович

Удачная неудача В Москве было решено подготовить для Клиффа новую «информацию». Собирались задокументировать беседу, скрытно записав ее на магнитофон. Опертехнику мне должны были передать сотрудники резидентуры в день встречи с Клиффом. Пока я не знал, когда и в каком


Неудача в Берлине

Из книги Красная капелла. Суперсеть ГРУ-НКВД в тылу III рейха автора Перро Жиль

Неудача в Берлине В конце сентября 1941 года, когда в папках абвера накопилось уже немало донесений Фортнера, вновь засечен берлинский передатчик. Он работает в непредсказуемом ритме, периоды молчания чередуются с лихорадочной активностью, но на этот раз сомневаться не


ГЛАВА 18. Неудача

Из книги Настоящая книжка Фрэнка Заппы автора Заппа Фрэнк

ГЛАВА 18. Неудача Неудача — одна из тех вещей, которых смертельно боятся «серьезные люди». Наибольший урон этот страх неизменно причиняет тем, кто убедил себя, будто они такие клевые, что им никак нельзя и попадать в ситуацию, где им грозит неудача.Неудача не стоит


ЕЩЕ ОДНА НЕУДАЧА

Из книги Караджале автора Константиновский Илья Давыдович

ЕЩЕ ОДНА НЕУДАЧА Итак, молодой журналист Ион Лука, или, как его называют друзья, Янку Караджале, с самого начала не захотел стать таким, как его коллеги, — он не пожелал поддаваться нравам, царящим в большинстве редакций. Он хочет оставаться честным и не подставляет свой


Тяжелая неудача

Из книги Путь летчика автора Водопьянов Михаил Васильевич

Тяжелая неудача Управление гражданского воздушного флота – бывший Добролет – начало комплектовать отряд особого назначения для переброски матриц «Правды» в крупнейшие города Союза. В отряд подбирались летчики гражданской авиации, умеющие летать в любую погоду и


Глава 2 НЕУДАЧА

Из книги Обратный билет. Воспоминания о немецком летчике, бежавшем из плена [litres] автора Вентцель Фриц

Глава 2 НЕУДАЧА 31 октября 1940 года я ступил на шотландскую землю в качестве военнопленного. К этому времени я проплавал уже десять с половиной лет, но ни разу за все это время мне не доводилось сидеть в тюрьме. Что ж, теперь у меня появилась возможность наверстать упущенное.


Неудача «агитатора»

Из книги Сколько стоит человек. Тетрадь первая: В Бессарабии автора Керсновская Евфросиния Антоновна

Неудача «агитатора» Меня ничто не беспокоило… Теперь, четверть века спустя, мне даже странным кажется, что именно эти последние мои месяцы вольной жизни на родине были самыми спокойными и беспечными в моей жизни! Оговариваюсь: беззаботность, беспечность — это далеко не


Первая неудача

Из книги Майкл Джексон автора Скляренко Валентина Марковна

Первая неудача После выхода альбома «Bad» Майкл Джексон еще более утвердился в роли поп-звезды номер один в мире. Но церемония «Grammy» 1988 года, на которую был номинирован альбом, прошла для музыкального короля, по его собственным меркам, неудачно. У Джексона были слишком


Глава V НЕУДАЧА

Из книги Как я стал летчиком автора Головин Павел Георгиевич

Глава V НЕУДАЧА Опять наступила осень. В нашем «клубе летчиков» шли последние приготовления к отправке планера в Крым на состязания. В этот раз мы надеялись, что «Нарофоминец-2» с честью выдержит все испытания.Вместе с планером должен был поехать и я. Это право я получил за


Харьковская неудача

Из книги Сталин умел шутить автора Суходеев Владимир Васильевич

Харьковская неудача В два часа ночи 26 июня 1942 года, после того как Василевский закончил очередной доклад и собирался уходить, Сталин произнес:— Подождите. Я хочу вернуться к харьковской неудаче. Сегодня, когда я запросил штаб Юго-Западного фронта, остановлен ли противник


НЕУДАЧА

Из книги Хоккей: надежды, разочарования, мечты… автора Тихонов Виктор Васильевич

НЕУДАЧА Победы нашей сборной следовали одна за другой. После успеха в Кубке вызова, после чемпионата мира 1979 года мы успели выиграть без особых затруднений и турнир на приз «Руде право», и традиционный предновогодний турнир «Известий».Мы мчались на полной скорости к


Неудача в Дарданеллах

Из книги Черчилль. Верный пес Британской короны автора Соколов Борис Вадимович

Неудача в Дарданеллах Черчилль в конце 1914-го и в начале 1915 года был горячим сторонником проведения Дарданелльской операции — захвата черноморских проливов и Стамбула (Константинополя), что, по его мнению, привело бы к капитуляции Османской империи и открыло бы путь для


Неудача

Из книги Эти четыре года. Из записок военного корреспондента. Т. I. автора Полевой Борис

Неудача Раздобыть самолет в собственное пользование не удается. Но капитан Иваненко говорит, что назавтра одна машина занаряжена за офицером разведки. Вот если я договорюсь с ним и мы оба втиснемся на одно заднее сиденье, тогда он не возражает перебросить в армию