Зловещий Дарт Вейдер

Зловещий Дарт Вейдер

Люк, я твой отец!

Дарт Вейдер

Одна из самых сногсшибательных фраз в мировом кинематографе. Искренне жаль тех, кто смотрит сагу, зная наперед все подробности семейной истории Скайуокеров. До сих пор помню огромное потрясение, которое я пережила, узнав наконец тайну происхождения Люка.

Как это – Дарт Вейдер отец Люка? Дарт Вейдер же убил его отца? Впрочем – да, как объясняют потом Люку (и потрясенному зрителю), став зловещим злодейским злодеем, перешедшим на Темную сторону Силы, Дарт Вейдер совершил своего рода самоубийство. Он убил хорошего человека Энакина Скайуокера.

И все равно: О. Боже. Мой.

Дарт Вейдер – идеальное воплощение Зла. У него нет лица, это огромная фигура, вызывающая ужас даже у сторонников и союзников; это воплощенное могущество – и, как ни удивительно, – необоримое обаяние.

Дарт Вейдер притягателен. Он завораживает. Когда он появляется, уже невозможно смотреть ни на кого другого. Какой маленькой и ничтожной выглядит рядом с ним даже принцесса Лея! Для того чтобы сокрушить могущество Дарта Вейдера, необходимо сперва развеять мощь его обаяния. Ведь он – совершенное воплощение Темной стороны, он – тот соблазн, перед которым почти невозможно устоять.

Любопытно также отметить, что в советской прессе имя «Дарт Вейдер» (вообще-то Vader происходит от слова «отец», «фатер») расценили как злобную пародию… на «всенародно любимого» (и уж, конечно, «международно известного») персонажа по имени Дар Ветер из «Туманности Андромеды» Ивана Ефремова. Негодованию советских кинообозревателей не было предела. Хотя, вероятнее всего, Лукас ни сном ни духом об этой «Туманности» не ведал.

* * *

В январе 1976 года рослого мускулистого спортсмена Дэвида Прауза пригласили на встречу с молодым режиссером, чье имя – Джордж Лукас – ничего ему не говорило.

«Я не имел ни малейшего представления о том, кто он такой и что за фильм собирается снимать, поэтому и не ждал от проекта многого. По дороге забежал еще в несколько офисов и наконец пришел в офис „ХХ век Фокс“. Через пять минут я увидел темные очки и бороду: Лукас выглядел как выпускник колледжа».

Джордж Лукас оказался большим поклонником творчества Стэнли Кубрика. Именно в фильме этого режиссера, скандально популярном «Заводном апельсине», Лукас и приметил подходящего ему актера. И спустя четыре года пригласил его к себе, предложив роль старшего помощника на «Тысячелетнем соколе» – вуки по имени Чубакка.

Чубакка Дэвиду сразу не понравился «как человек»: огромная мохнатая обезьяна, к тому же выступающая на стороне Добра. Нет уж, спасибо. Праузу вообще надоело изображать монстров, чудищ и прочих замаскированных персонажей. Хотелось хотя бы какого-то зрительского признания. Ну, чтобы на улице в лицо узнавали.

Лукас не стал спорить с Праузом или уговаривать его, когда он отверг роль Чубакки.

«Хорошо, – со своим обычным флегматизмом кивнул Джордж. – Для вас есть и другая роль – главный злодей фильма по имени Дарт Вейдер».

При одной только мысли о том, чтобы получить столь лакомый кусок, Прауз пришел в восторг и не стал больше задавать никаких вопросов: «Главный злодей! Это – роль для меня! Хочу быть негодяем!».

Лукас на всякий случай спросил: «Откуда такая уверенность?» – «Зрители лучше запоминают отрицательных персонажей», – ответил Дэвид.

Ему не пришлось делать пробы, читать текст. Жесткого профессионала это обстоятельство, наверное, должно было бы насторожить, но Дэвид Прауз принял все как есть.

О том, что его герой должен постоянно ходить в широком черном плаще и в маске, закрывающей лицо, Дэвид Прауз узнал непосредственно в день начала съемок. Для него это оказалось полной неожиданностью, однако отступать было уже поздно.

«Шкура» Вейдера доставляла ему немало неудобств. «Костюм был сделан из кожи и стекловолокна и весил около восемнадцати килограммов, – рассказывал Прауз. – Съемки „Звездных войн“ проходили жарким летом – давно в Британии не случалось столь жаркого лета! – и пот лил с меня в три ручья. Случалось, за день я терял до двух килограммов, так что в конце концов мне пришлось настоять на пункте контракта, который предусматривал, чтобы мне постоянно давали молоко, воду и апельсиновый сок. Необходимо было поддерживать водный баланс. Окуляры маски запотевали, я ничего не видел. Шлем и маску то и дело приходилось снимать и протирать. Физически работа оказалась очень тяжелой. Я провел на этих съемках пять месяцев и до смерти хотел лишь одного: поскорее от них отделаться. Положение усугублялось тем, что практически никто из участников „проекта века“ не верил в успех. Лично мне казалось, что это очень странный фильм».

«Ты недооцениваешь силу Темной стороны». (Дарт Вейдер)

В таком отношении к «Звездным войнам» Дэвид Прауз, как мы знаем, был отнюдь не одинок…

* * *

Дэвид Прауз был уверен в том, что для озвучивания будет использован его голос. А как же иначе? Кто играет Дарта Вейдера-то? Он старательно учил все диалоги.

Впрочем, Прауза – как и всех на съемочной площадке, – смущал тот факт, что голос из-за маски звучал как-то глухо, невнятно. И все время, пока шли съемки эпизодов с главным злодеем, Прауз донимал Лукаса вопросами: «Что делать с голосом Дарта Вейдера?». Лукас отвечал: «Не беспокойся, в студии в конце съемок все переделаем».

Когда же работа с актерами была наконец завершена, съемочная группа вернулась в Америку, чтобы довести до ума спецэффекты и начать монтаж, про голос Вейдера на какое-то время как будто забыли. А затем вопрос встал со всей остротой.

Голос Дэвида Прауза, в общем, ничем особенным не отличается – обычный, довольно приятный баритон. Но он не попадал «в десятку», а Лукас, который на самом деле в точности знал, какой результат желает получить в итоге, не мог удовлетвориться «приблизительным» попаданием. Ему требовались все сто процентов.

Необходимо же было что-то более зловещее, вызывающее не столь положительные эмоции. Поговаривали даже, будто Лукас планирует пригласить для озвучивания этого героя самого Орсона Уэллса, но потом от этой идеи отказались: голос Уэллса был слишком узнаваемым.

В конце концов свой голос, «рожденный на берегах Миссисипи», подарил Дарту Вейдеру известный темнокожий актер театра и кино Джей Эрл Джонс.

«Лукас хотел более „темный“ голос, – объяснял Джонс. И тут же как будто оправдывался: – Не в этническом смысле, а просто в смысле звучания».

У Прауза же сложилось обратное впечатление. Возможно, именно с этим впечатлением, отчасти порожденным обидой из-за «чужого» голоса, и велась скрытая полемика в реплике Джонса: по мнению Прауза, чернокожий исполнитель как раз и был приглашен для того, чтобы в команде присутствовали афроамериканцы и тем самым соблюдалась бы надлежащая политкорректность…

«Когда съемочная группа вернулась из Англии в Америку, – утверждал Прауз, – внезапно стало понятно, что совершена большая политическая ошибка: в фильме нет ни одного чернокожего актера. Лукас с компанией попросту испугались, что чернокожее население Америки будет бойкотировать такой фильм. И единственное, что пришло им в голову, – это заменить мой голос на голос самого известного на тот момент чернокожего актера, у которого был узнаваемый, глубокий – действительно прекрасный тембр».

Дэвид Прауз утверждает, что ему «вешали на уши лапшу» – мол, не хотели, чтобы Дарт Вейдер изъяснялся с английским акцентом… (Среди членов съемочной группы, кстати, даже звучало мнение, что акцент Прауза – не английский, а шотландский, «странный какой-то».)

Прауза эти отговорки не убедили:

«Я не вижу большой разницы между моим акцентом и речью других английских актеров, снимавшихся в этом фильме», – отрезал он.

Впрочем, что сделано – то сделано. Голос Дарта Вейдера – «темный голос с берегов Миссисипи» – отлично сочетался с образом величественного и могущественного злодея.

А знаменитое астматическое дыхание Дарта Вейдера создавалось при помощи записи микрофона, прикрепленного к клапану акваланга. В маску дышал сам звукооператор.

Сам Дэвид Прауз считает лучшим эпизодом не четвертый, а пятый – «Империя наносит ответный удар», и лучшим режиссером «оригинальной» трилогии – Ирвина Кершнера. Впрочем, Кершнера отмечают все участники проекта – он действительно был прекрасным режиссером старой школы. Его стиль работы отличала тщательность – и, кроме того, он с огромным вниманием в первую очередь относился к тому, что Харрисон Форд будет (возможно, вслед за ним) именовать «человеческим измерением» фильма.

Ирвин Кершнер сосредоточился на раскрытии внутреннего мира персонажей. Он должен был представить не столько вселенную «Звездных войн» (с далекой-далекой галактикой мы уже в общих чертах познакомились в «Новой надежде»), сколько населяющих ее людей в их сложности – насколько вообще допустима «сложность» в отношении персонажей приключенческого жанра.

Так, Дэвиду Праузу Кершнер дал такое задание: «Я хочу, чтобы ты был думающим Вейдером. Не надо этого „бей, круши и рви на части!“, как в первом фильме».

Работать с Кершнером оказалось для Прауза гораздо легче, чем с Лукасом. Лукас, как, опять же, отмечают все, исключительно молчалив. Актеры практически не получали от него никаких указаний и уж точно не обсуждали с ним внутренние побуждения персонажей. Джордж был конкретен и лаконичен: «Идешь до этой отметки против камеры. Произносишь реплику. Потом обратно».

Дэвид Проуз – английский актер, а также бывший бодибилдер и тяжелоатлет, наиболее известный как исполнитель роли Дарта Вейдера

У Кершнера же была совершенно иная манера. Он садился с актером и подолгу обсуждал с ним все, что связано с ролью. Рассказывал, как видит персонажа, объяснял, почему герой должен поступать так, а не иначе. Погружался вместе с актером в эмоциональный мир героя. Это было интересно и во многом ново.

Съемки пятого эпизода проходили в условиях строжайшей секретности. Даже исполнителям главных ролей не ведомы были все сценарные откровения. Обычно актерам присылали диалоги накануне съемок. Прауз учил роль за ночь, а после съемки возвращал бумаги. В прессу не должно было просочиться ни словечка.

Однако не забудем, что Дэвид Прауз сам не озвучивал роль Дарта Вейдера. Поэтому коварному Кершнеру (точнее, коварному Лукасу, который действовал его руками) ничего не стоило подсунуть «главному злодею»… фальшивый сценарий. В решающий момент Дарт Вейдер – Дэвид Прауз – говорит Люку: «Присоединяйся ко мне. Я завершу твое обучение. Вместе мы будем править Галактикой вечно, отец и сын!».

Фразу «Люк, я – твой отец!» Прауз услышал только… на премьере фильма.

Марк Хэмилл, который сидел за двумя колонками напротив Прауза, комически перепугался: «Я боялся, что ты перепрыгнешь через колонки и съездишь мне по физиономии за то, что я скрыл от тебя правду!».

Харрисон Форд потом рассказывал, будто бы после премьеры Дэвид поднялся со своего места, подошел к Кершнеру, хлопнул его по плечу и спросил: «Почему вы утаили от меня, что я, оказывается, отец Люка?».

Прауз сердился и уверял, что в жизни такого не делал. Но так или иначе, а шок он испытал наравне со всеми простыми смертными, которые никак не ожидали подобного поворота событий.

Вообще вся эта история насчет «отца» была известна лишь Лукасу и Кершнеру. Страница сценария, где все было написано черным по белому, оставалась засекреченной, а содержание фильма Лукас сообщил своему режиссеру на ушко.

Прауза вся эта секретность страшно раздражала, он считал, что к актерам можно было бы относиться и с большим доверием.

Марк Хэмилл узнал о «тайне своего происхождения» за несколько минут до того, как включилась камера. Кершнер отвел его в сторону и сказал:

– Марк, сейчас будем снимать поединок с Дартом Вейдером. Так вот. Что бы ни говорил Дарт Вейдер – не обращай внимания, ему дали не текст, а болванку. Дарт Вейдер на самом деле – твой отец. Поэтому все его поступки ты должен использовать именно в этом смысле. Кричать «нет!», ужасаться.

Съемки начались. Сделали несколько дублей – и наконец Марк вошел в роль и сыграл то, что от него требовалось.

– Присоединись ко мне, – хрипит Дарт Вейдер, – и я завершу твое обучение.

И дальше добросовестный Прауз произносит те слова, которые он честно выучил, когда готовился к съемкам эпизода по «лжесценарию»:

– Ты не знаешь правды, Оби Ван убил твоего отца.

При переозвучивании было записано: «Я – твой отец».

Шоком это признание стало и для «голоса Дарта Вейдера» – Джеймса Эрла Джонса.

Впервые прочитав знаменитое признание Дарта Вейдера, Джонс не поверил: «Да он все врет!».

«Я и постарался это так сыграть – как будто Дарт Вейдер лжет»…

Но пришлось поверить.

Пятый эпизод остался у Прауза любимым, и не в последнюю очередь здесь имела значение работа с режиссером. От Джорджа Лукаса актеры не получали необходимой поддержки – только указания. Ирвин Кершнер же вызывал у них не только благодарность, но и любовь: «Чудесный человек», – говорит Прауз, и не найдется никого (включая Лукаса), кто оспорил бы это мнение.

Шестой эпизод не вызывает у Прауза никаких положительных эмоций. Иногда он прямо говорит, что «терпеть не может» «Возвращение джедая». С этим фильмом у Прауза связаны крайнее неприятные воспоминания – из-за сцены смерти Дарта Вейдера.

Эту сцену опять снимали в условиях строжайшей секретности в одной части студии, в то время как Прауз работал над другой сценой и в другом месте.

Умирающего человека в черной маске играет вовсе не Прауз. На эту роль пригласили очень пожилого актера по имени Себастьян Шоу (он умер через несколько лет после «Возвращения джедая»). И когда в финале с Энакина Скайуокера снимают маску, зрители видят лицо именно Себастьяна Шоу.

Прауз, страдая от обиды, подозревал и здесь некую интригу: «Возможно, дело в деньгах. Может быть, они подумали, что им придется заплатить мне больше, если зрители увидят мое лицо. Или же мне просто не хотели дать шанса вернуться к роли Энакина во втором и третьем эпизодах».

Афиша фильма «Звездные войны. Эпизод V. Империя наносит ответный удар»

Хотя здесь, в общем, можно поспорить. Например, ничто не помешало бы Праузу сыграть молодого Энакина, разве что возраст. Все-таки приквел снимали много лет спустя – а в те годы, когда вышел фильм «Возвращение джедая», ни о каком другом «возвращении» и речи еще не шло.

Так или иначе, но у Джорджа Лукаса никогда не возникало проблем, когда приходилось причинить боль кому-то другому, если дело, по мнению Лукаса, того требовало. Впрочем, так же беспощадно относился он и к самому себе.

А Дэвид Прауз, несмотря на внешнюю физическую мощь, – человек ранимый. «То, как Лукас обошелся со мной, то, как он это сделал… Это был один из самых болезненных моментов в моей жизни», – признавался Прауз.

Разумеется, он спросил у Лукаса, почему тот так поступил. В ответ Лукас «напустил туману». Сказал, что замысел был в том, чтобы показать настоящего Энакина, а не просто смерть Дарта Вейдера.

Рост и мускулатура, движения, харизма, огромная сила воли Дэвида Прауза наполняли жизнью фигуру Дарта Вейдера, но в финале необходимо было лицо пожилого, умирающего человека, так разительно не похожего на зловещую «черную статую».

«А мы-то надеялись увидеть вас», – «деликатно» говорили Праузу поклонники после того, как маска была снята и явилось «не то» лицо.

Еще худшую вещь сделал Лукас в позднейшей режиссерской версии.

Как мы помним, в финале «оригинальной» трилогии Люку являются могущественные призраки живущих в Силе всех трех его любимых джедаев: Оби Вана Кеноби, Учителя Йоды и Энакина Скайуокера. Трое друзей снова вместе – они никогда не оставят Люка своим посмертным покровительством.

В первом варианте фильма признак Энакина Скайуокера представлен тем образом, который мы увидели в сцене смерти Дарта Вейдера: это симпатичный пожилой Себастьян Шоу, благостный и улыбающийся. Тот, кого сын спас от духовной гибели – после того, как отец спас сына от гибели физической.

В «режиссерской» версии Лукас все испортил. Конечно, это его мир и он может там топтаться, как слон в посудной лавке, – его право, – но вводить вместо Себастьяна Шоу молодого Хайдена Кристенсена – это чересчур!

Лукас же правильно объяснил обиженному Дэвиду Праузу: мы снимаем маску не с Дарта Вейдера, а с Энакина. Со старого, много испытавшего, пережившего просветление темного джедая. Именно он уходит в Свет, в Силу, становится могущественной ее частью.

Кристенсен в роли призрака отца Люка позволяет связать сиквел с приквелом, это так. Однако, с другой стороны, это означает, что Лукас начинает ставить сюжет выше образа персонажа, то есть изменяет принципу, провозглашенному в самом начале работы над «Звездными войнами».

Нам дорог тот Энакин, который прошел весь путь до конца и сумел от Тьмы вернуться к Свету (а говорили, будто такое невозможно!). Молодой, еще не искушенный, не страдавший, не переживший возрождение Энакин совсем не обладает подобной духовной мощью. Зато он связывает приквел с сиквелом…

Впрочем, как бы ни «задвигали» Дэвида Прауза, для миллионов поклонников именно он остается Самым Настоящим Дартом Вейдером, Единственным и Неповторимым, Самым Любимым Злодеем Голливуда.

Одновременно с этой поистине звездной – несмотря на все неприятности и обиды, – ролью Дэвид Прауз получил еще одну: он стал ведущим правительственной программы дорожной безопасности Green Cross Code, и в этой роли он выступал целых четырнадцать лет. По некоторым данным, именно благодаря этой программе удалось сократить количество смертей детей в дорожно-транспортных в Великобритании чуть ли не вдвое – и все благодаря чему? Благодаря тому, что Дарт Вейдер – сам Дарт Вейдер! – учит малышню правильно переходить улицу. Дарт Вейдер, конечно, ужасный злодей, но любим мы его не за это.

* * *

Дэвид Прауз родился в Англии, в Бристоле, в 1935 году. Он рано начал увлекаться спортом и в тринадцать лет считался лучшим спортсменом своей школы. Затем врачи заподозрили у него туберкулез колена. Начались бесконечные анализы, тесты, колено пытались протезировать, и целый год Дэвид провел в больнице. В пятнадцать лет ему поставили новый диагноз – артрит, довольно редкая его разновидность. В те годы о ней мало что знали – это сейчас ее можно было бы вылечить.

И Дэвид Прауз взялся за физические упражнения. Ему удалось вернуть себе форму, подвижность в левой ноге была восстановлена, после чего Дэвид занялся бодибилдингом и поставил цель – стать Мистером Вселенная.

Впрочем, выше десятого места он не поднялся: оказалось, что у него «некрасивые ноги» – ступни имеют неправильную форму.

Дэвид Проуз занялся бодибилдингом и достиг в этом виде спорта значительных успехов

С 1962 по 1964 годы Дэвид Прауз удерживал титул чемпиона Великобритании по тяжелой атлетике, но на Олимпиаду в Токио он тоже не попал.

Тогда он ушел из большого спорта и начал новую карьеру, открыв собственный тренировочный центр, где помогал обрести хорошую спортивную форму многим знаменитостям. В их числе оказался Кристофер Рив – исполнитель роли Супермена.

Здесь наблюдается некая «ирония судьбы», поскольку первоначально на роль Супермена хотели взять самого Дэвида Прауза. Однако затем руководство студии решило, что национального американского героя должен сыграть все-таки не англичанин, а американец.

Впрочем, Дэвид Прауз снимался в других фильмах – всего их пятнадцать, – и был ведущим в разных ток-шоу и образовательных программах. Однажды он даже играл в комедии Шекспира «Как вам это понравится» (борец Шарль).

Своего рода «пророческим» можно считать первое появление Дэвида Прауза на сцене – в спектакле «Пусть лето никогда не наступит». Дэвиду поручили роль Смерти, для чего облачили во все черное с головы до ног. «Все, что от меня требовалось, – это поднимать актеров и уносить их со сцены, медленно и символически», – рассказывал впоследствии Дэвид.

В его активе – монстр в двух экранизациях романа о Франкенштейне. Кстати, в фильме «Франкенштейн и монстр из ада» (1974) роль барона Франкенштейна исполняет Питер Кашинг – тот самый, который спустя несколько лет предстанет перед зрителем уже в образе губернатора Таркина, номинального «начальника» Дарта Вейдера (над великим Вейдером вообще не может быть начальника, кроме разве что самого Императора!).

Среди известных фильмов, где снимался Прауз, – «Казино „Рояль“» и, конечно, «Заводной апельсин».

Стенли Кубрик, как говорит Прауз, был настоящим джентльменом. Вот о ком Прауз всегда вспоминал с трогательной благодарностью и любовью.

Когда для фильма «Заводной апельсин» набирали актеров, позвонили в том числе и Праузу.

Кубрик и Прауз сразу понравились друг другу. Кубрик был несостоявшимся спортсменом, целеустремленный и мужественный Прауз вызывал у него искреннее уважение. Иногда он просто звал Прауза сесть рядом с ним позади камеры и поговорить о том о сем. Никого другого он не приглашал, и Праузу это по-детски льстило.

Роль в «Заводном апельсине» была довольно проста, так что в каких-то режиссерских указаниях надобности не возникало. Дэвид Прауз играл Джулиана – телохранителя персонажа Патрика Маги, который подвергся нападению персонажа Макдауэлла и его дружков.

Самая сложная для Прауза сцена была после того, как Макдауэлл терял сознание над тарелкой спагетти: телохранителю приходилось носить его вверх и вниз по ступеням. Кубрик снимал дубль за дублем. После седьмого дубля Макдауэлл стал ужасно тяжелым. Прауз сказал: «Вы и так наснимали достаточно, у меня сил больше нет его таскать». Кубрик согласился! Это окончательно пленило Дэвида Прауза.

Кубрик вообще был славен манерой делать очень много дублей, но Дэвида с тех пор он снимал в паре дублей и на том останавливался.

Джордж Лукас впоследствии так сформулировал свое желание взять в фильм Дэвида Прауза: «Если вы подошли Кубрику, то подойдете и мне». Да уж, у Джорджа Лукаса никогда не было проблем с самооценкой.

* * *

В 2000 году Дэвид Прауз стал кавалером ордена Британской Империи. Награждение состоялось в Букингемском дворце, Дэвид был представлен королеве Англии.

Праузу было пятьдесят пять, когда артрит снова заявил о себе. Актера мучили страшные боли, врачи даже рекомендовали ампутировать ногу выше колена. Операции удалось избежать, но с тех пор Дэвид Прауз ходит, опираясь на трость. А через год, в феврале 2001-го, Дэвид Прауз слег с непонятной болезнью крови. У него парализовало обе руки и вдобавок начались сильные боли в спине. С помощью антибиотиков удалось остановить сепсис, однако Прауз побывал на волосок от смерти.

Сильный и волевой человек, он не позволил недугу сломить себя. Во время болезни он написал книгу воспоминаний – рассказал о своей жизни, о съемках «Звездных войн». Кстати, еще раньше, в восьмидесятых, вышла другая его работа – книга «Фитнес – это удовольствие», где он делится тренерскими «секретами».

Прауз по-прежнему много путешествует, занимается благотворительностью, помогает людям, больным артритом, собирает средства для исследовательского центра, занимающегося проблемами этой болезни, встречается с поклонниками, выступает на конвентах.

Перед выходом на экраны «Атаки клонов» Дэвид Прауз вместе с другими актерами участвовал в туре «Звездные войны: люди в масках». Для тура собрались те, чьих лиц зрители не увидели на экране: Питер Мейхью (Чубакка), Кенни Бейкер (R2-D2), Джереми Баллком (Боба Фетт), Рей Парк (Дарт Мол).

Дарт Вейдер без маски

Конечно, с одной стороны, обидно – быть самым известным кинозлодеем, которого никто и никогда не узнает в лицо на улице. С другой стороны – быть слишком узнаваемым чересчур хлопотно.

Дарт Вейдер позволил Дэвиду Праузу сделать много хорошего. «Даже представить себе трудно, как много сумел дать мне этот злодей в черном плаще!» – признавался Прауз. И не последний из подарков от злодея – возможность путешествовать по всему миру и широкая возможность помогать людям, которые в этом нуждаются.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Зловещий заговор

Из книги Одна жизнь — два мира автора Алексеева Нина Ивановна

Зловещий заговор Серебряный Бор В памяти также всплыло лето 1939 года, мы отдыхали на даче в Серебряном Бору. Серебряный Бор это небольшой полуостров, омываемый Москва-рекой. Но когда строили канал Москва — Волга и выравнивали русло реки, тогда из этого полуострова


Зловещий заговор

Из книги Линкольн автора Сэндберг Карл

Зловещий заговор У меня до сих пор чувство, что где-то там, в Кремле, сидят какие-то «зловещие силы», которые поставили своей целью уничтожить, загубить Советскую власть, уничтожить, разрушить Советский Союз.Как будто существует какой-то «зловещий заговор», и кто-то очень


1. Переговоры. Зловещий сон

Из книги 100 знаменитых судебных процессов автора Скляренко Валентина Марковна

1. Переговоры. Зловещий сон Бешенство охватило Стентона и ряд деятелей. Они решили, что президент открыто признал отложившееся в свое время законодательное собрание Виргинии. Прежде чем страсти достигли точки кипения, Линкольн сорвал все приготовления к атаке на него


Зловещий убийца с Грин-Ривер

Из книги Моя жизнь автора Райх-Раницкий Марсель

Зловещий убийца с Грин-Ривер Согласно статистике, США занимает первое место в мире по количеству серийных убийц, которые время от времени наводят ужас на жителей небольших местечек и мегаполисов. В штате Вашингтон и близлежащих регионах в разные годы действовало


ПОЧЕТНЫЙ ГОСТЬ, ЗЛОВЕЩИЙ ГОСТЬ

Из книги Хилтоны [Прошлое и настоящее знаменитой американской династии] автора Тараборелли Рэнди

ПОЧЕТНЫЙ ГОСТЬ, ЗЛОВЕЩИЙ ГОСТЬ Я познакомился с Иоахимом Фестом в 1966 году в гостеприимном доме общих знакомых в гамбургском предместье. Тогда он работал на Северогерманском радио, где руководил телевизионным журналом «Панорама». Мы встречались то там, то здесь, иногда


Глава 8 Зловещий знак

Из книги Ходячие мертвецы [Зомби-нашествие на кинематограф] автора Первушин Антон Иванович

Глава 8 Зловещий знак – Что это? – удивленно спросила Жа-Жа Габор.Перед нею стоял Конрад Хилтон и держал в руках завернутую в серебристо-золотую бумагу коробку, перевязанную такой же ленточкой.– Это тебе, дорогая, – сказал он и протянул ей коробку. – Я понимаю, что тебе


Зловещий кастинг

Из книги Новая исповедь экономического убийцы автора Перкинс Джон М

Зловещий кастинг У фильмов, которые снимаются на основе комиксов, есть одна принципиальная особенность: внешний облик персонажей известен заранее, поэтому подбираемые актеры должны более или менее походить на них – любое значительное расхождение вызовет протесты


Зловещий кастинг

Из книги автора

Зловещий кастинг У фильмов, которые снимаются на основе комиксов, есть одна принципиальная особенность: внешний облик персонажей известен заранее, поэтому подбираемые актеры должны более или менее походить на них – любое значительное расхождение вызовет протесты


Глава 14 Вступая в новый, зловещий, период экономической истории

Из книги автора

Глава 14 Вступая в новый, зловещий, период экономической истории Как главный экономист я не только руководил отделом в MAIN и отвечал за исследования, проводимые нами в разных странах мира. Предполагалось, что я должен был разбираться во всех существующих экономических