Часть вторая Я буду поэтом

Часть вторая

Я буду поэтом

Гоп, чукбаранчук

Повод для очередного переезда мои родители находили постоянно как выход из очередных жизненных затруднений. Ленинабад покинули, потому что там отцу грозил повторный арест. В Куйбышев приехали за мной. В Вологду отправились в надежде на более сытную жизнь. В Запорожье, лежавшее после войны в руинах, перебрались, потому что на Украине было теплее.

В начале 50х первым поводом для переезда стало мамино увольнение из школы. Через какое-то время отец, работавший в многотиражке «За алюминий», сам хлопнул дверью из-за уволенной, как ему казалось, несправедливо сотрудницы. В Запорожье новой работы не нашел, а может, и не очень искал. Поехал пытать счастья в другие места, попал почемуто в Керчь. Там устроился литсотрудником отдела писем газеты «Керченский рабочий», после чего перевез на новое место маму и мою девятилетнюю сестренку Фаину. Потом в Керчь были перевезены из Вологды и поселились у моих родителей бабушка Эня Вольфовна и мой младший двоюродный брат (третий сын дяди Володи) Коля. Семья доросла до пяти человек. В ноябре 55го приехал я — шестой, а еще были у нас собака и кошка. Родители снимали три комнаты в отдельном домике далеко от центра и от работы матери и отца, зато у моря.

Мама с папой спали в маленькой дальней комнате, мы с Колей в проходной, на разложенном на полу персидском ковре, бабушка и Фаина — в передней, и там же у входа, на старом ватном одеяле, прижавшись друг к другу, спали кошка с собакой. Бабушке, в конце концов дожившей до 90 лет, тогда было еще 78, но она уже впадала в маразм. Она, насколько мне известно, нигде никогда не училась, но была грамотна и на какомто уровне владела четырьмя языками — русским, украинским, польским и идишем — и всегда чтото читала. Главным ее чтением были растрепанная еврейская книга, может быть, Тора (я не спрашивал), и прошлогодние номера газеты «Известия», которые она перечитывала как свежие. когда-то бабушка была хорошей кулинаркой, теперь мама ее до плиты не допускала, боясь, как бы она не устроила пожар. Иногда бабушка пыталась убирать квартиру, но основных забот было у нее две. Первая — подтягивать гири настенных часов, и вторая — выносить мусор к машине, которая заезжала в наш двор около шести утра. Шофер извещал жильцов о своем прибытии звоном колокольчика. Гири бабушка, залезая на сундук и рискуя при этом жизнью, подтягивала по нескольку раз в сутки.

Беспокоясь о мусоре, часто вставала ночью, опять подтягивала гири, заглядывала ко мне в комнату и спрашивала:

— Вова, ты еще не спишь?

— Сплю, — отвечал я сердито.

— Я только хотела тебя спросить, сколько времени?

Я сердился еще больше:

— Бабушка, ты ведь только что смотрела на часы. Сейчас полвторого ночи.

— А я думала, шесть часов. Я жду мусорника и боюсь его пропустить.

Часа через два она снова подтягивала гири и заглядывала ко мне спросить, сколько времени, потому что она ждет мусорника.

Днем, в свободное от гирь, мусора и чтения время, бабушка сидела на своем сундуке с таким видом, будто о чемто думала, и вдруг спрашивала меня:

— Вова, а у тебя есть жена и дети?

Я говорил: «Нет».

Тогда она хлопала в ладоши и восклицала: «Таксяк, сказал бедняк!» — или употребляла другую присказку, наверное, из собственного детства: «Гоп, чукбаранчук, зеленая гичка, люблять мэнэ панычи, що я невелычка…»

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Образован поэтом, воспитан дворцом

Из книги Александр II, или История трех одиночеств автора Ляшенко Леонид Михайлович

Образован поэтом, воспитан дворцом Великий князь Александр Николаевич родился 17 апреля 1818 года в Москве, в доме митрополита Платона при Чудовом монастыре в Кремле. Чудов монастырь был основан в 1385 году, а в XVIII веке здесь располагалось греко-латинское училище. Отцом


А. Л. МИКЛАШЕВСКАЯ ВСТРЕЧИ С ПОЭТОМ

Из книги Затяжной поворот: история группы «Машина времени» автора Марголис Михаил

А. Л. МИКЛАШЕВСКАЯ ВСТРЕЧИ С ПОЭТОМ Августа Леонидовна Миклашевская (1891–1977) — актриса. Есенин познакомился с ней вскоре после своего возвращения из-за границы, в августе 1923 года и увлекся ею. М. Д. Ройзман вспоминает, что в «Стойле Пегаса» отмечалась в дружеском кругу их


Часть первая. Воспитанница Часть вторая. Мариинский театр Часть третья. Европа Часть четвертая. Война и революция Часть пятая. Дягилев Часть первая

Из книги Перелистывая годы автора Алексин Анатолий

Часть первая. Воспитанница Часть вторая. Мариинский театр Часть третья. Европа Часть четвертая. Война и революция Часть пятая. Дягилев Часть


ПОЭТОМ ДОЛЖЕН «ТЫ НЕ БЫТЬ» Из блокнота

Из книги Воспоминания о Бабеле автора Утёсов Леонид

ПОЭТОМ ДОЛЖЕН «ТЫ НЕ БЫТЬ» Из блокнота С детства я сочинял стихи, которые очень нравились моим тетям и дядям. Поэтому, когда собирались гости, кто-нибудь непременно просил:— Толечка, почитай нам свои стихотворения…И я читал. Ближайшие родственники аплодировали. На мою


Илья Эренбург БАБЕЛЬ БЫЛ ПОЭТОМ…

Из книги Петр Смородин автора Архангельский Владимир Васильевич

Илья Эренбург БАБЕЛЬ БЫЛ ПОЭТОМ… Лето в Москве стояло жаркое; многие из моих друзей жили на дачах или были в отъезде. Я слонялся по раскаленному городу. Один из очень душных, предгрозовых дней принес мне нечаянную радость: я познакомился с человеком, который стал моим


РАЗГОВОР С ПОЭТОМ

Из книги Марина Цветаева. Неправильная любовь автора Бояджиева Людмила Григорьевна

РАЗГОВОР С ПОЭТОМ В архивных документах Цекамола остались следы многогранной деятельности Петра Смородина на протяжении 1923 года. Он был делегирован на заседания бюро Исполкома КИМа. Разрабатывал структуру журнала «Юный коммунист» и переводил газету «Юношеская правда»


«…Поэтом обреченная быть…»

Из книги Гюго автора Муравьева Наталья Игнатьевна

«…Поэтом обреченная быть…» «Трудно говорить о такой безмерности, как поэт. Откуда начать? Где кончить? И можно ли вообще начинать и кончать, если то, о чем я говорю: Душа — есть все-всюду-вечно», — так начинает Цветаева воспоминания о Бальмонте, попытку расшифровки его,


Быть поэтом (1814–1822)

Из книги Автопортрет: Роман моей жизни автора Войнович Владимир Николаевич


Часть вторая Я буду поэтом

Из книги Черчилль и евреи автора Гилберт Мартин

Часть вторая Я буду поэтом Гоп, чук-баранчук Повод для очередного переезда мои родители находили постоянно как выход из очередных жизненных затруднений. Ленинабад покинули, потому что там отцу грозил повторный арест. В Куйбышев приехали за мной. В Вологду отправились в


Глава двадцать вторая От войны к миру: «Я буду продолжать делать все, что могу»

Из книги Жизнь моя за песню продана [сборник] автора Есенин Сергей Александрович

Глава двадцать вторая От войны к миру: «Я буду продолжать делать все, что могу» В марте 1945 года сражения Второй мировой войны все еще происходили с большой ожесточенностью в Северной Европе, на Восточном фронте, на Балканах и в Италии. Силы союзников в Италии под


Коль родился я поэтом…

Из книги Есенин глазами женщин автора Биографии и мемуары Коллектив авторов --

Коль родился я поэтом… Пришелец из «вековой тишины», из таинственных самородных глубин, Есенин явился на русский поэтический олимп не просителем – «красным гостем» и, не остановившись перед «парадным подъездом», поднялся по великолепным лестницам как был – в валенках,


А. Л. Миклашевская Встречи с поэтом

Из книги Былое и выдумки автора Винер Юлия

А. Л. Миклашевская Встречи с поэтом Сложное это было время, бурное, противоречивое… Во всех концах Москвы – в клубах, в кафе, в театрах – выступали поэты, писатели, художники, режиссеры самых разнообразных направлений. Устраивались бесчисленные диспуты. Было в них много и


Как я не стала писателем-поэтом

Из книги Айвазовский автора Вагнер Лев Арнольдович

Как я не стала писателем-поэтом Моя сочинительская карьера началась рано и успешно. Кабы и дальше так.Закончив сценарное отделение ВГИКа, я начала стряпать мелкие сценарии для научпопа и экранизации для телевидения. Занятие тоскливое, хотя в финансовом отношении


Встреча с поэтом

Из книги автора

Встреча с поэтом 27 сентября 1836 года в Академии художеств открылась выставка.На открытие собрался весь Петербург — тот, который привык задавать тон в гостиных и на балах, и истинная слава и гордость столицы: поэты, ученые, музыканты, художники.Внезапно пронесся легкий