6. Дело Дмитрия Склярова

6. Дело Дмитрия Склярова

Российский программист арестован в Лас-Вегасе

«НасНет», июль 2001 г.

Как, может быть, известно читателю, в понедельник в Штатах арестовали сотрудника российской компании Elcomsoft Дмитрия Склярова. Все выглядело, как в кино: руки на стену, раздвинуть ноги, все дела. Надели наручники и увезли из Лас-Вегаса в Калифорнию (впрочем, это не так уж далеко). Скляров — не гангстер, не торговец наркотиками, не финансист и даже не хакер. Скорее, он теоретик, придумавший некий алгоритм, позволяющий перекодировать записи из формата Adobe eBook в общепринятый формат PDF. За что же тут сажать? Да за то, что записи в формате PDF можно копировать и распространять свободно — тогда как формат адобовской ебуки не разрешает ни того, ни другого. Иными словами, это очень похоже на историю с DeCSS (программа, используемая для перевода из DVD в DivX).

Читатель вправе спросить: чего это Кузнецов пишет про арестованного программиста? Раньше ведь он счастливо избегал разговора на политически актуальную злобу дня — даже скандал вокруг НТВ не вызвал спецвыпуска «НасНет». В чем, собственно, дело? Неужели опять автора «НасНет» взволновала борьба с копирайтом?

Как ни странно, копирайт тут почти ни при чем. Скорее, этот случай представляется мне удачным поводом для размышления на давно интересующую меня тему о создании коллективных идентичностей — и тут, очевидно, требуется отступление.

Что такое коллективная идентичность? Это когда некоторое количество людей воспринимают себя как часть единого коммьюнити и, более того, успешно навязывают это восприятие окружающему миру. Проблематика эта активно разрабатывалась в постструктуралистский период западной гуманитарной мысли. Важной идеей казалось, что идентичности не возникают сами, а создаются. Скажем, таким образом формировались национальные идентичности в Западной Европе: в какой-то момент на смену баварцам, пруссакам и силезцам приходила идея немцев. Кажется, это связывали — вслед едва ли не за Марксом — с развитием капитализма, но так или иначе нации в современном смысле слова возникли в Европе максимум лет триста назад.

Дальше — больше. Выяснилось, что аналогичным образом происходило формирование идентичностей большинства меньшинств: будь то геи, лесбиянки, чиканос[19] или американские негры. Иными словами, неожиданно выяснилось, что до того, как была проделана некоторая работа, всех их — как единого сообщества — не существовало. При этом, разумеется, велика роль массмедиа, и если про хиппи еще могут быть разные мнения, то панк, вне сомнения, был создан именно средствами массовой информации (некоторые добавят, что с подачи Малькольма Макларена, а некоторые скажут, что Макларен только сбоку присоседился… сами разногласия по этому поводу характерны).

По сути, любое коммьюнити функционирует как мафия. Оно защищает своих членов и взамен требует от них лояльности. Существование землячеств — тому яркий пример: так итальянское землячество в Америке породило тамошнюю коза ностру.

Понятно, что создание идентичностей, как правило, является результатом работы политтехнологов. Как большинство людей, я не люблю политтехнологов, но тут как раз можно задуматься о том, что и от них бывает польза.

Создание идентичностей имеет как свои плюсы, так и минусы. Начнем с минусов: объединяя людей по какому-то признаку (длинный хайр + джойнт + пацифик = хиппи), мы тем самым обесцениваем их экзистенциальный прорыв и сводим их к положению винтиков в системе. Коммьюнити нивелирует отдельную личность. Массмедиа и обществу спектакля проще манипулировать сознанием, когда они имеют дело с коллективными идентичностями, а не с отдельными людьми. Нормальному человеку, если вдуматься, вообще нечего делать в коммьюнити: умирать-то он будет как уникальный Икс, а не как, скажем, еврей-гомосексуалист из Воронежа.

Плюсы также очевидны. В свое время Воннегут сказал: он надеется, что ангелы, если они существуют, организованы по принципу мафии. Надежда его питается именно представлением об эффективности мафии — и успех американских негров и геев в защите своих прав является тому хорошим подтверждением. (Неплохо в этом смысле устроились и евреи во всем мире, доказательством чему может служить то, что я не рискну развивать здесь эту тему, даром что с моей внешностью и анкетой могу не бояться обвинений в антисемитизме.) Раздражающая большинство русских политкорректность раздражает как раз потому, что, прикидываясь защитой прав меньшинств, на самом деле защищает права выделенных меньшинств, уже создавших сильные коммьюнити. Собственно, я склонен считать, что защита прав меньшинств — дело хорошее (хотя и тут не следует перегибать палку). Государство и корпорации обладают достаточной властью, чтобы хотелось ее уравновесить.

Существование коммьюнити (коммьюнитей?) и коллективных идентичностей многое превращает в командную игру: скажем, полиция забирает негра по обвинению в убийстве — и тут же черное коммьюнити устраивает серию демонстраций. По идее, если он убийца, это не должно его спасать, но должно заставить четыре раза подумать перед тем, как сажать парня лишь потому, что он черный, а все черные, знамо дело, бандиты. В конечном итоге каждый должен найти себе коммьюнити, чтобы оно его, если что, защищало, потому что времена индивидуализма прошли, если когда-то и существовали.

Иными словами, мне нравится политкорректность, и мне хочется несколько расширить ее рамки, чтобы она нравилась и моим читателям тоже. Идея проста: надо объявить русских в Америке меньшинством. Это сначала избавит нас от карикатурного изображения русских в кино и массмедиа. Потом — от идеи, что русским надо меньше платить и что все они мечтают только о том, чтобы остаться в США, и потому визу им надо давать только по большим праздникам. В конечном счете из нас перестанут лепить образ врага — и все мы от этого только выиграем. Фанфары играют, народы, распри позабыв, в единую семью соединяются.

Сейчас русские находятся в довольно плачевном положении. Репутация у них очень так себе, а арест любого из них вовсе не вызывает протестов. То есть вызывает — если это госсекретарь страны или крупный мафиози, который может заранее оплатить все протесты. Однако арест рядового гражданина обычно даже не вызывает никакой общественной реакции в России, не говоря уже о самих Штатах.

Рассматривая историю со Скляровым, можно понять, почему у русских ничего не выходит. Помимо общих геополитических соображений играют свою роль и некоторые частности. Скажем, наиболее успешной частью русской диаспоры являются как раз коллеги Склярова — программисты. Но в силу ряда психологических причин именно программисты мало склонны к общественной деятельности — и потому не приходится удивляться, что ни демонстраций, ни даже коллективных заявлений на эту тему мы так и не дождемся.

В связи с этим любопытно вспомнить, что попытки создать русский аналог EFF, то есть Фонда электронных рубежей, неизбежно заканчивались ничем. Не считая трех академий, единственным сколько-нибудь заметным коммьюнити, объединяющим Рунет, стало ЕЖЕ-движение, которое, конечно, скорее тусовка, чем эффективный орган для конструирования имиджей.

В связи с этим характерно, что единственной организацией, которая быстро выступила в защиту Склярова, был как раз EFF, последовательно выступающий против копирайта и Закона о копирайте в цифровом тысячелетии (DMCA). В их заявлении после краткого рассказа о случившемся приведен комментарий специалистов:

Американское правительство в первый раз преследует программиста за создание инструмента, который может быть использован для разных целей, включая те, что нужны законным пользователям для осуществления их права на fair use (Робин Гросс, EFF).

DMCA утверждает, что компании могут использовать технологии, чтобы лишить пользователей их права на fair use, но программисты не могут использовать технологии, чтобы вернуть это право назад. И теперь правительство тратит деньги налогоплательщиков, отправляя граждан других государств в тюрьму, чтобы защитить прибыли мультинациональных корпораций от издержек свободы слова (Дженифер Граник, директор курсов повышения квалификации Центра по изучению Интернета и Общества Юридической школы Стэнфорда — Clinical Director at the Stanford Law School Center for Internet and Society).

Иными словами, очевидно, что борцы против копирайта и за свободу электронных рубежей организованы лучше, чем сколько-то там русских в Америке, да и в России тоже.

Впрочем, не все еще потеряно: создана информационная страница, отслеживающая события, там же запущен мейлинг-лист. Может быть, дело Склярова станет точкой кристаллизации нового коммьюнити русских программистов и «работников онлайна», способного защищать права своих членов и быть той силой, с которой придется считаться, если не за пределами России, то хотя бы внутри страны. Если же этого не произойдет, всегда можно утешать себя тем, что Скляров — взломщик и вообще не из нашего муравейника. И ждать следующего случая.

Справедливости ради надо сказать, что Скляров не был первым человеком, который попал в тюрьму за подобные художества. Так, создатель знаменитой DeCSS Йон Йохансен в 1999 году провел несколько суток под арестом, а в 2003 году был оправдан только благодаря толерантному норвежскому законодательству.

Сегодня, публикуя эту статью, я испытываю определенную гордость: хотя дело Склярова не стало точкой кристаллизации нового коммьюнити русских программистов, оно показало, что по важному поводу объединиться все-таки можно. В результате была создана страница поддержки Дмитрия Склярова и не без моего участия написано открытое письмо. Насколько я помню, координировал усилия по написанию письма Саша «САМ» Малюков, основатель и бессменный модератор листа «Еже», этакого Общества работников онлайна, я писал первый черновик, а технически более подкованные подписчики листа его дорабатывали. Письмо выглядело следующим образом:

Открытое письмо

интернет-сообщества Президенту России, российскому правительству, Совету Федерации и Государственной думе

Мы, сотрудники средств массовой информации, программисты, люди, не первый год работающие в русском Интернете и IT-бизнесе, просим вас обратить внимание на судьбу Дмитрия Склярова, арестованного 16 июля ФБР в Лас-Вегасе перед вылетом на родину.

Дмитрий обвиняется в создании алгоритма компьютерной программы, которая может быть использована для копирования электронных книг, созданных с помощью программного обеспечения корпорации Adobe, и в продаже этой программы на территории США. По мнению экспертов, это обвинение очень спорно. Программа позволяет создать копию только легально купленной книги, что, по законам России и многих других европейских стран, является правом потребителя и не может быть ограничено лицензией продавца.

Несправедливость ареста заключается и в том, что Дмитрий является сотрудником российской компании «Элкомсофт», и разработка этого алгоритма была его служебной обязанностью, работой, за которую он получал зарплату. Вопросы маркетинга и продажи программы не входили в его компетенцию. Однако почему-то гражданский спор между двумя компаниями, Adobe и «Элкомсофт», был перенесен в криминальное русло, и один из троих сотрудников компании, которые принимали участие в разработке, был арестован.

Прочитанный Дмитрием на конференции «DEF-CON-9» в Лас-Вегасе доклад был посвящен теме защиты электронных книг. Этот доклад был построен на основе кандидатской диссертации по криптоанализу, защищенной Дмитрием месяц назад в МГТУ им. Н.Э. Баумана, и на разработках компании «Элкомсофт».

В докладе, помимо прочего, были указаны слабости алгоритмов, использованных корпорацией Adobe. Однако, вместо того чтобы исправить ошибки в своих программах, на которые им своевременно указали российские коллеги, руководство корпорации Adobe предпочло решать проблему силовыми методами, и сразу после окончания конференции Дмитрий был арестован.

Российский консул узнал о местонахождении Дмитрия только через 4 дня после ареста и до сих пор не может с ним встретиться. Позвонить жене в Москву Дмитрий тоже возможности не получил. Родные Дмитрия находятся в состоянии стресса, а у него остались на родине двое детей, младшему из которых 2 месяца. Сотрудник ФБР позвонил жене Дмитрия в 2 часа ночи московского времени и, вместо того чтобы дать возможность поговорить с Дмитрием, пытался получить дополнительную информацию по делу, что можно расценивать как несанкционированный допрос.

Подобная мера пресечения вызывает, как минимум, недоумение. Сотрудник российской компании «Элкомсофт» Дмитрий Скляров арестован не по обвинению в убийстве, разбое, отмывании денег или торговле наркотиками. Ему предъявлены обвинения по новому американскому закону DMCA (Защита авторских прав в цифровом тысячелетии). Вдвойне странно выглядит нахождение Дмитрия под стражей после того, как Adobe отказалась от уголовного преследования российского программиста и рекомендовала изменить меру пресечения.

DMCA был принят в 1998 году под давлением крупных корпораций, думающих лишь о своих прибылях, и с тех пор вызывает бурные споры в Соединенных Штатах. До сих пор правоприменительная практика еще не сложилась (закон вступил в силу через два года после опубликования, в 2000 году), уголовных процессов по нему еще не было, арест как мера пресечения не применялся. Мы можем предположить, что показательный арест Дмитрия стал возможен именно потому, что он не является гражданином США и потому затруднен в защите своих прав.

О поддержке Дмитрия Склярова уже заявило много инициативных групп, среди которых такие известные, как американская правозащитная организация Electronic Frontier Foundation (Фонд электронных рубежей), Фонд защиты свободы слова, а также крупнейшие эксперты в области криптографии и программирования.

Мы надеемся, что российские власти не оставят без внимания судьбу гражданина Российской Федерации и предпримут все возможные меры для освобождения нашего соотечественника.

25 июля 2001 г.

Письмо подписали 2455 человек, и в конце концов для Склярова и «Элкомсофта» все завершилось вполне благополучно: в декабре 2001 года Скляров был признан невиновным, обвинение было переложено на плечи «Элкомсофта», а еще через год, 18 декабря 2002 года, Федеральный суд США снял все обвинения и с «Элкомсофта».

Надо сказать, что отношение к деятельности «Элкомсофта» не было однозначным. Антон Носик, сочувственно отзываясь о Склярове, резко критиковал «Элкомсофт», утверждая, что среди продуктов компании были и программы для рассылки спама. Вообще американофил Носик воспринимал всю кампанию в поддержку Склярова как проявление антиамериканской истерии.

В «Грани. ру», где проводился конкурс на письма в поддержку Склярова, пришло письма автор заявлял, что правильно, мол, посадили, жалко, что нельзя создать ему там «адекватных» условий. Впрочем, письма в поддержку были не лучше: большая часть дышала примитивным антиамериканизмом в стиле «если бы эту программу написал американец, они бы его наградили». Так что пафос Носика вполне понятен.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Произведения Дмитрия Бортнянского

Из книги Бортнянский автора Ковалев Константин

Произведения Дмитрия Бортнянского Песнопения для церквиДуховные хоровые концерты (55 концертов) для четырехголосного хора.Духовные концерты для двух четырехголосных хоров (12 концертов).Одночастные хоровые концерты для четырехголосного хора, для двух четырехголосных


Показания Дмитрия и капитана ВДВ Смирнова.

Из книги Анафема: хроника государственного переворота автора Мусин Марат Мазитович

Показания Дмитрия и капитана ВДВ Смирнова. Во время обхода «Белого дома» стрельбой по маршевым пролетам Дмитрий и его два товарища-офицера были загнаны в подземную западню. В полдень 5 октября они втроем еще блуждали в поисках спасительного выхода по подземным этажам


Глава 32. «ДЕЛО ЕАК», «ДЕЛО ВРАЧЕЙ» И ИНТРИГИ В ОРГАНАХ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ

Из книги Сталин. На вершине власти автора Емельянов Юрий Васильевич

Глава 32. «ДЕЛО ЕАК», «ДЕЛО ВРАЧЕЙ» И ИНТРИГИ В ОРГАНАХ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ Если Вознесенский, Кузнецов и другие были обвинены (правда, косвенно и непублично) в «русском национализме», то почти одновременно были выдвинуты обвинения против ряда лиц в «еврейском национализме»


Пятнадцать вылетов Дмитрия Старикова

Из книги Гневное небо Тавриды автора Минаков Василий Иванович

Пятнадцать вылетов Дмитрия Старикова В небе над Эльтигеном особенно отличился однополчанин Литвинчука командир звена Дмитрий Стариков. Только за один день 6 ноября сорок третьего года, прикрывая десантников с воздуха, он уничтожил четыре вражеских самолета.Диму я знал


ВОСПОМИНАНИЯ ПИСАТЕЛЯ ДМИТРИЯ ЛИХАНОВА

Из книги Умру я ненадолго... Письма, дневники, путевые заметки автора Семенов Юлиан

ВОСПОМИНАНИЯ ПИСАТЕЛЯ ДМИТРИЯ ЛИХАНОВА «Юлианские календари»Ломая ботинками жесткий панцирь мартовского наста, я брел к его могиле мимо иных, неведомых и ненужных мне могил, скользил взглядом по гранитным, незнакомым мне лицам, глазам с черно-белых и цветных


Весточка от Дмитрия

Из книги Воспоминания автора Великая княгиня Мария Павловна

Весточка от Дмитрия В Румынии мы встретили многих друзей и знакомых, которых уже не чаяли увидеть. Некоторых, подобно нам, лихолетье разлучило с их семьями, с родителями и детьми, и, как мы, они бросили в России все имущество и даже пожитки, прихватив что то из гардероба и


Глава 7 Тень царевича Дмитрия

Из книги Борис Годунов. Трагедия о добром царе автора Козляков Вячеслав Николаевич

Глава 7 Тень царевича Дмитрия Первые годы XVII века остаются без своей истории. Для современников и историков всё заслонили сначала небывалый голод, связанные с ним социальные потрясения, а потом появление самозванца, принявшего имя убитого царевича Дмитрия[636]. Эти сюжеты


Одиссея Дмитрия Адамовича

Из книги Мне доставшееся: Семейные хроники Надежды Лухмановой автора Колмогоров Александр Григорьевич

Одиссея Дмитрия Адамовича В первых числах марта 1886 года в уездном Подольске у отца объявился живым и невредимым старший сын Дмитрий. Чтобы добраться до Москвы из порта Гринок на западном побережье Шотландии, загорелому и возмужавшему юнге пришлось проехать поездом


Юрий Чернышов ДЕЛО ЩЕРБИНСКОГО СТРАННЫМ ОБРАЗОМ ЗАСЛОНИЛО СОБОЙ ДЕЛО ЕВДОКИМОВА

Из книги Шел из бани. Да и все… [с фотографиями] автора Евдокимов Михаил Сергеевич

Юрий Чернышов ДЕЛО ЩЕРБИНСКОГО СТРАННЫМ ОБРАЗОМ ЗАСЛОНИЛО СОБОЙ ДЕЛО ЕВДОКИМОВА 23 марта 2006 года коллегия Алтайского краевого суда вынесла решение прекратить дело о гибели Михаила Евдокимова и освободить из-под стражи Олега Щербинского, который до этого был приговорен


Памяти Дмитрия Левинского

Из книги Мы из сорок первого… Воспоминания автора Левинский Дмитрий Константинович

Памяти Дмитрия Левинского Дмитрий Константинович Левинский скоропостижно скончался в марте 1999 года. Это был удивительной судьбы и склада мышления человек. Его видение всего пережитого отличалось умением выделять главное из множества, не теряя всей полноты


ГЛАВА 5 Киевская конференция. Дело Пименова и Вайля. Появляется Люся. Комитет прав человека. «Самолетное дело»

Из книги Воспоминания автора Сахаров Андрей Дмитриевич

ГЛАВА 5 Киевская конференция. Дело Пименова и Вайля. Появляется Люся. Комитет прав человека. «Самолетное дело» В июле я провел месяц в больнице, где мне сделали операцию грыжи. Поправившись, я решил поехать в Киев на традиционную, так называемую Рочестерскую, международную


Из биографии Дмитрия Медведева

Из книги Время Путина автора Медведев Рой Александрович

Из биографии Дмитрия Медведева Дмитрий Медведев родился 14 сентября 1965 года в Ленинграде в семье вузовских преподавателей. На официальном сайте кандидата в президенты можно было прочесть: «Я горожанин в третьем поколении. Родители приехали в Ленинград учиться в


Программа Дмитрия Медведева

Из книги Некогда жить автора Евдокимов Михаил Сергеевич

Программа Дмитрия Медведева Дмитрий Медведев знал и понимал еще с первых месяцев 2006 года, что он является одним из наиболее вероятных кандидатов на пост президента. Однако ему не надо было «бороться за власть», как это делали, например, Борис Ельцин в 1989–1991 годах или


Юрий Чернышов Дело Щербинского странным образом заслонило собой дело Евдокимова

Из книги Мои Великие старухи автора Медведев Феликс Николаевич

Юрий Чернышов Дело Щербинского странным образом заслонило собой дело Евдокимова 23 марта 2006 года коллегия Алтайского краевого суда вынесла решение прекратить дело о гибели Михаила Евдокимова и освободить из-под стражи Олега Щербинского, который до этого был приговорен


Дмитрия Панина принял папа римский

Из книги Обещал моряк вернуться... автора Рябко Петр

Дмитрия Панина принял папа римский Исса Яковлевна Панина умерла в Париже в марте 2004 года в глубокой старости. В моем аудиоархиве остался ее голос – фрагменты наших разговоров.– После свадьбы вам с Паниным пришлось уехать из СССР…– Да. Наша свадьба состоялась 8 февраля


РАССКАЗЫ ДМИТРИЯ УСОВА

Из книги автора

РАССКАЗЫ ДМИТРИЯ УСОВА Эти невыдуманные короткие рассказы прислал мой друг Дмитрий Усов, начальник радиостанции теплохода «Молочанск».Мы стояли в Ливерпуле. Это был мой первый рейс в качестве начальника судовой радиостанции. Четвертым помощником на нашем теплоходе