«Судьбу прошу, сжимая кулаки: не пожалей для дерзкого награды»

«Судьбу прошу, сжимая кулаки:

не пожалей для дерзкого награды»

Он стоял у окна своей комнаты, сверля взглядом чертову громаду Манхэттена на той стороне Гудзона. Мальчишеская фигура, тонкая шея, острый кадык. На дне голубых глаз, умеющих обволакивать лаской, — колючки упрямой злости. Ему двадцать шесть — почти старик. Он рвался, толкался, напрягал жилы, из кожи лез вон, а все еще — мелкая сошка, поющий итальяшка, каких много.

Да, он кое-чего достиг! Записи с оркестром Томми Дорси, выступления в радиошоу… Хиты, много хитов! Все это бесило еще больше. Теперь, когда он понял, чего стоит на самом деле, довольствоваться малым просто не мог! Разве о такой известности он мечтал? Спроси на улице, кто знает фамилию Синатра — разве что перезрелые матроны и прыщавые девицы. Синатра не в первой десятке. Он не из тех, кого шоферы возят на лимузинах к концертным залам, чей каждый шаг описывают газетчики, не скупясь на определения «суперстар», «голос номер один», «самый популярный певец Америки». Ничего страшного, скажете? Ха! Да иначе ему незачем жить. Черт! Вот так и продают душу дьяволу. Только бы вырваться из этой жалкой дыры!.. Фрэнк поддел носком ботинка и отфутболил на шкаф вышитую подушку, которую помнил с детства. Букет пышных роз на вишневом атласе. Розы выгорели, атлас расползся, выпустив на обозрение свалявшуюся пожелтевшую вату. Двадцать шесть лет в этой дыре, впереди еще столько же. Доживать свой век среди жалкого хлама!

В таком настроении, накатывавшем все чаще, он был невыносим. Только подвернись кто под руку — накричит, обидит. А то и сбежит из дома дня на три. Нэнси кормила малышку на кухне, Долли тихо орудовала у плиты. Она уже не призывала на помощь мужа. Даром что сицилиец — тряпка! А Фрэнки совсем разбушевался, того и гляди, мебель крушить начнет.

Скрипнула дверь, в комнату заглянул отец.

— Ты не спишь? И у меня что-то ни в одном глазу…

— Садись, па. Рассказывай. — Лежа на кровати, Фрэнк тоскливо смотрел в потолок. Он знал, что старикан любит поговорить, а не с кем. Дома одни бабы.

— Второй день дождь льет — как прорвало. Все косточки ноют, что мне на ринге размолотили. И кой черт я тогда мальцом полез драться? Задиристый был, так и тянуло померяться силой. Да и потом от бокса не отставал. Вокруг ринга у нас в Италии крутились интересные люди. Самые интересные, если хочешь знать. — Мартин огляделся, присел на диван. — Что-то не ладится, сынок?

Фрэнк рывком вскочил. Лицо исказилось от гнева:

— А что ладится?! Нет, ты скажи: чему тут радо — ваться?! Раньше я хоть знал, кому вломить как следует. А теперь! Ха! Куда ни глянь — звезды, звезды! Один я — карлик, под ногами великих путаюсь. На фото, на киноэкране, на пластинках — одни великие! Всех не уделаешь.

— Ты нашел способ постоять за себя получше, чем кулаки. Тебя слушают, Фрэнки, тебя уважают.

— Черта с два! Все только и смотрят, как подставить ножку и обойти. Даже те, кто моложе меня, уже урвали сольные концерты. Да еще снимаются в кино. О них пишут в газетах! Они дают интервью! И сшибают бабки, само собой.

— Объясни толком, что бы ты попросил у Господа?

— Па, ты стал богомольным? — Фрэнк зло хмыкнул, почесал затылок, скорчил постную физиономию: — Во-первых, благополучия моим близким. Во-вторых… Ну, это ж элементарно — чтобы не болел президент!

— Правильно отвечаешь, мальчик. — Отец сделал вид, что не заметил ироничного тона. — Может, что-то еще?

— Мне нужно сняться в кино. Иметь сольные концерты в хороших залах. Мне нужна взлетная площадка, с которой можно стартовать куда угодно! И главное — выбраться из этой дыры!

— А ты не торопишься?

— Да мне уже двадцать шесть! Только и слышу «Подожди, подожди…»! А кому нужен поющий старикан? Кросби к этому возрасту уже снялся в кино и прославился на всю Америку!

В комнату осторожно вошла Долли:

— Гусь зажарился. С капустой.

— У нас серьезный разговор. Иди, Долли, не мешай, — махнул рукой Мартин.

Вот еще манеру взял — руками махать! Долли воинственно подбоченилась:

— Я — мешаю?! Разве не я первая сказала, что мальчик должен стать певцом! Вспомните, когда приходила родня, я всегда заставляла Фрэнка петь! И все были совершенно потрясены! Потом кодлу его музыкантов, что здесь целый день паслась, до пупа кормила. А теперь — «не мешай»! Никому не нужна в этом доме. — Она проглотила ком, но слезы полились.

Фрэнк вдруг заметил, что не только обстановка в доме кажется ему обветшалой, жалкой, состарившейся. Состарились родители. Железная До плачет, отец старается скрыть одышку. И совсем они не сильные, не грозные. Доживающие жизнь старики.

— Я говорил отцу, что нам пора перебираться отсюда к солнышку, — терпеливо объяснил он. — Для этого мне нужно появиться на экране и завоевать популярность. Это будет рывок…

— Нужно, нужно… — проворчал Мартин. — А мне новая вставная челюсть нужна. И сердце здоровое.

— Будет, па! Вот заработаю и все тебе куплю — и челюсть, и сердце. — Фрэнк сжал кулаки. — Или сдохну под забором.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

"Прошу пана"

Из книги Кузница милосердия автора Смирнов Алексей Константинович

"Прошу пана" Однажды моя специальность превратила меня в международного преступника. Да и Варшавский Договор тогда уже был при последнем издыхании - может статься, я нанес ему последний удар тупой лопатой.В 1990 году, во Франции-Бургундии, мы познакомились с одной


ПОЙМАЙ МЕНЯ, ЕСЛИ СМОЖЕШЬ Ошеломляюще правдивый рассказ самого юного и дерзкого афериста в истории современного плутовства

Из книги Поймай меня, если сможешь автора Реддинг Стэн

ПОЙМАЙ МЕНЯ, ЕСЛИ СМОЖЕШЬ Ошеломляюще правдивый рассказ самого юного и дерзкого афериста в истории современного


Глава VII РОЖДЕНИЕ ДЕРЗКОГО ПЛАНА

Из книги Небо для смелых автора Сухачёв Михаил Павлович

Глава VII РОЖДЕНИЕ ДЕРЗКОГО ПЛАНА К началу октября 1937 года Франко начал сосредоточивать на Арагонском фронте войска, оснащая их новым вооружением, щедро поставляемым «нейтральными странами». Сюда перебазировались лучшие асы легиона «Кондор». Многие из них щеголяли


Глава двадцать четвертая. Яблоки и кулаки

Из книги Жизнь и необычайные приключения писателя Войновича (рассказанные им самим) автора Войнович Владимир Николаевич

Глава двадцать четвертая. Яблоки и кулаки Обеспечение неуклонной регулярности Анекдот. Генерал спрашивает у пообедавших солдат: «Наелись?» Голос из-за стола: «Не наелись». Генерал: «Как фамилия?» Голос (угрюмо): «Наелси, наелси...»«Обеспечение неуклонной регулярности


Глава двадцать четвертая. Яблоки и кулаки

Из книги Жизнь и необычайные приключения писателя Войновича (рассказанные им самим) автора Войнович Владимир Николаевич

Глава двадцать четвертая. Яблоки и кулаки Обеспечение неуклонной регулярности Анекдот. Генерал спрашивает у пообедавших солдат: «Наелись?» Голос из-за стола: «Не наелись». Генерал: «Как фамилия?» Голос (угрюмо): «Наелси, наелси…»«Обеспечение неуклонной регулярности


3. Офицеры, прошу!

Из книги Чеканка автора Лоуренс Томас Эдвард

3. Офицеры, прошу! Гимнастика этим утром была суровой, в особенности, когда дневная суета пожирает наши нервы. Утренние сумерки мешали нам, было прохладнее, чем обычно. Как правило, утренняя гимнастика приносит одну или две жертвы. Сегодня семь человек выбыли из строя или


ПОЖАЛЕЙ РОССИЮ

Из книги Вспомнить, нельзя забыть автора Колосова Марианна

ПОЖАЛЕЙ РОССИЮ Матерь Божья, пожалей Россию! Припади к Сыновнему кресту! По-простому молимся, простые, Ты помилуй нас за простоту… Матерь Божья! Кровью и слезами Заплатили мы за тяжкий грех. Жалостная! Смилуйся над нами, Заступись, Пречистая, за тех, У кого душевная


«Кулаки»

Из книги Воспоминания корниловца: 1914-1934 автора Трушнович Александр Рудольфович

«Кулаки» Лучшим примером того, что означает слово «кулак» в большевицком толковании, были единоличники, проживающие по соседству с коммуной.Вдоль улицы выстроились небольшие дома, почти все принадлежавшие бывшим красным партизанам, получившим здесь землю после


«Коль станут кулаки колючими, как еж…»

Из книги Память о мечте [Стихи и переводы] автора Пучкова Елена Олеговна

«Коль станут кулаки колючими, как еж…» Коль станут кулаки колючими, как еж, Коль сердце я запру замком амбарным жадным, Пусть дружеский язык, как заостренный нож, То сердце раскроит ударом беспощадным, А если буду добр, распахнут и горяч, Открою настежь дом, открою сердце


«ПРОШУ ПОМОЧЬ...»

Из книги Подвиг пермских чекистов автора Марченко Анатолий Тимофеевич

«ПРОШУ ПОМОЧЬ...» Сотни судеб проходили через комиссию. Требовались огромные усилия, чтоб организовать стихийно двигающуюся по всем дорогам страны армию детей. Чтоб помочь каждому.Вот дошедшие до нас документы, протоколы заседаний, переписка.«В Пермскую комиссию по


10. Ничего не прошу…

Из книги Упрямый классик. Собрание стихотворений(1889–1934) автора Шестаков Дмитрий Петрович

10. Ничего не прошу… Ничего не прошу и не жду от тебя, — Только дай мне любить и томиться, любя, Только дай мне тебе беззаветно служить, Только дай для тебя и тобою лишь жить. Ничего не прошу и не жду ничего, — Только сердца мне дай уголок твоего, Только тихой зарею улыбки


29. «Нет, пожалей, не требуй, милый…»

Из книги Мемуары посланника автора Озолс Карлис

29. «Нет, пожалей, не требуй, милый…» Нет, пожалей, не требуй, милый, У отстрадавшей вновь страдать… Покуда жизнь про нас забыла, Дозволь дышать лишь и молчать. Так хорошо от дикой бури, От муки смертной отдохнуть И в тишине немой лазури, Не тратя слова, утонуть. 20 августа


29. «Нет, пожалей, не требуй, милый…»

Из книги автора

29. «Нет, пожалей, не требуй, милый…» Нет, пожалей, не требуй, милый, У отстрадавшей вновь страдать… Покуда жизнь про нас забыла, Дозволь дышать лишь и молчать. Так хорошо от дикой бури, От муки смертной отдохнуть И в тишине немой лазури, Не тратя слова, утонуть. 20 августа


Иоффе, договор с Эстонией и «кулаки

Из книги автора

Иоффе, договор с Эстонией и «кулаки Из Уфы приехала сестра комиссара Цюрупы. Остановилась в Кремле. Мы побеседовали по телефону, к сожалению, она о моей семье ничего не знала. Однако мне удалось найти человека, которому я оставил несколько тысяч франков и доллары для моей