Глава XII ВРЕМЯ РАЗДУМИЙ, НА СЛУЖБЕ У ТРИУМВИРОВ

Глава XII

ВРЕМЯ РАЗДУМИЙ, НА СЛУЖБЕ У ТРИУМВИРОВ

В начале июля Цицерон возвращается из Анция в Рим. Приближалось традиционное время выборов. Милон выставил свою кандидатуру в преторы, и Цицерон хотел поддержать ее. Так что приехать в город надо было непременно. Политическая ситуация сложилась трудная. На форуме и на Марсовом поле Милон сумел взять верх над Клодием, но лишь с помощью угроз и насилия; в преддверии преторских и консульских выборов борьба соперничающих клик шла бурно. Помпей и Красс заранее договорились с Цезарем, что станут консулами на 55 год, но далеко не все были согласны с такой комбинацией. В частности, консул текущего года Марцеллин обратился к народу с призывом отстоять свободу, и народ восторженно встретил его речь. По успех Марцеллина оказался недолговечным. Когда он попытался провести выборы в сроки, освященные традицией, в июле, один из народных трибунов, друг Клодия Гай Катон (нам уже знакомый), наложил свое вето. Сенаторы решили игнорировать вето трибуна, но толпы возбужденного народа собрались вокруг курии, осыпая сенаторов угрозами; так шло и на протяжении последующих месяцев: всякий раз, когда сенат пытался назначить день комиций, что-либо мешало их провести. В конце концов сенаторы облачились в траур и перестали проводить заседания. Год кончился, а ни консулы, пи преторы на 55 год все еще не были избраны. Пришлось назначить интеррексов — чрезвычайных магистратов, чья единственная функция состояла в проведении комиций. Интеррексы пребывали в должности не долее пяти дней. Второй из них сумел назначить комиции и провел выборы 5 января. Помпей и Красс оказались избранными главным образом благодаря многочисленным солдатам армии Цезаря, которым тот как бы случайно дал именно на этот день отпуск, и они прибыли в Рим под водительством легата Цезаря Публия Лициния Красса, сына триумвира. Заклятый враг Цезаря Луций Домиций Агенобарб продолжал упорно отстаивать свою кандидатуру; однажды перед рассветом, когда Агенобарб шел на форум, какие-то люди напали на него и убили раба, несшего факел. Агенобарб снял свою кандидатуру. В такой обстановке состоялись выборы консулов на 55 год.

Избрание преторов протекало не столь драматично, но тоже довольно сложно. Катон завершил свою миссию на Кипре и в ноябре вернулся в Рим. Он получил триумф, хотя свергнутый им с престола царь Кипра, брат Птолемея Авлета, не оказал никакого сопротивления и, услышав о приближении римлян, покончил с собой. Дело было не в военных победах — Катон привез с Кипра огромную добычу, состоявшую в основном из личного имущества царя. На свою беду, он не сумел представить точный отчет — все документы и приходные книги погибли вместе с копиями в дважды обрушившихся на Катона несчастьях — в кораблекрушении и в пожаре. Клодий воспользовался случаем, чтобы скомпрометировать Катона. Катон тем не менее выдвинул свою кандидатуру на преторских выборах, но поддержки не получил и вынужден был уступить место другому кандидату, Ватинию, хотя Цицерон и произнес в сенате речь против последнего. Речь не сохранилась и, по всей вероятности, не была опубликована. Ватиния поддерживал Помпей, и, едва прошли преторские выборы, триумвир решил помирить Цицерона с новоизбранным претором. Это ему удалось, и на следующий год Цицерон выступил с защитой человека, которого всего лишь годом раньше осыпал упреками и бранью. Ватиний прошел в преторы благодаря ловкому маневру Помпея: увидев, что первая центурия проголосовала за Катона, Помпей, в качестве консула руководивший выборами, объявил, что слышит раскаты грома, прекратил опрос центурий и отложил выборы. Выигранные несколько дней он использовал так: раздал избирателям еще больше денег, собрал в Рим мошенников, готовых за плату на все, и в результате добился избрания Ватиния; то народное собрание навсегда осталось в памяти римлян как непререкаемое свидетельство разложения республики в последние ее годы.

Но что же делал тем временем наш герой? В двух источниках, у Плутарха и у Диона Кассия, упоминается эпизод, дата которого не указана, но, по всей вероятности, он имел место после возвращения Катона с Кипра. Цицерон, воспользовавшись отсутствием Клодия, явился на Капитолий и похитил бронзовые доски, на которых его недруг нанес отчет о своих действиях в качестве народного трибуна. Цицерон считал трибунат Клодия незаконным, а следовательно, и надписи, к нему относящиеся, не должны оставаться на Капитолии. Он унес их и, как передавали, разбил. Поступок оратора, по-видимому, стал предметом обсуждения в сенате. В ответ на упреки Клодия Цицерон старался оправдать свои действия, говоря, что переход Клодия в плебеи был проведен с нарушением законов и обрядов, значит, и все действия его впоследствии следует признать неправомочными и как бы не имевшими места. Слова оратора вызвали неудовольствие Катона: миссия его на Кипре тоже входила в число мер, осуществленных Клодием, и если трибунат Клодия ставится под сомнение, то покорение острова и обращение его в провинцию превращается в разбойное нападение, противное законам богов и людей. Катон считался величайшим законником своего времени, и в его устах подобное возражение никого не удивило. Спор, естественно, остался чисто теоретическим, никакие реальные выводы из него сделаны не были, но, как утверждают оба упомянутых автора, отношения Цицерона с Катоном с того времени ухудшились. Внешне, однако, они сохраняли прежнее согласие, и в письме Лентулу 54 года, выше уже цитированном, Цицерон утверждал, что выступил против Ватиния, желая «почтить и защитить Катона».

Цицерон попал в сложное положение. Катон, а также Домиций Агенобарб и оба консула предшествующего года, Марций Филипп и Марцеллин, были враждебны триумвирам, у Цицерона же руки оказались связаны. В какой-то мере, правда, удавалось делать вид, будто действия его и решения вполне самостоятельны. В эти месяцы он защищает в суде друзей Помпея Луция Каниния Галла и Тита Ампия Бальба (в последнем случае в качестве второго защитника выступал сам Помпей). Затем он открыто и яростно напал на Пизона, своего личного врага, который в качестве консула допустил голосование по Клодиевым законам.

Некоторое отдаление Цицерона от активной политической деятельности имело не только отрицательные последствия. Располагая свободным временем, он смог обратиться к философскому и литературному творчеству. «Переписка» дает возможность уловить, как развивалась его мысль. В последние месяцы 56 года Цицерон пишет поэму в трех песнях, озаглавленную «О моем времени»; речь в ней шла об изгнании и возвращении, и название следует читать «О превратностях моей жизни». Ни одна из трех песен не была опубликована, мы не располагаем ни единым фрагментом поэмы. Чтобы прославить те годы своей жизни, он рассчитывал не столько на поэму, сколько на исторический труд, который писал по его просьбе Лукцей, друг Помпея, тот, что оказал гостеприимство послу Береники Диону Александрийскому. В июне 56 года, находясь в Анции, Цицерон обратился к Лукцею с большим письмом, в котором просил написать о нем историческую «монографию» примерно в том духе, в каком Саллюстий через несколько лет написал «Катилину» и «Югурту». Книга должна явиться как бы эталоном описания политических переворотов, причем исследованию подлежат причины переворота и средства борьбы с ним. Монография должна быть как бы драмой со своими кульминациями, театральными эффектами и счастливым концом. В том же письме Цицерон просит Лукцея быть к нему снисходительным и «во имя дружбы слегка преступить пределы исторической истины». В наши дни подобная просьба несколько озадачивает. Что же, выходит, Цицерон хотел, чтобы для умножения его Славы историк лгал (о, разумеется, совсем немного!)? На самом деле речь идет не об искажении фактов — они известны современникам во всех подробностях, и тут вряд ли можно что-либо изменить; речь о толковании, об освещении, в котором факты предстанут перед читателем. В конечном счете Цицерон добивается от Лукцея оправдания своей нынешней позиции своей политической изоляции между триумвирами, с одной стороны, я консерваторами — с другой, между Помпеем и Катоном. Именно стоящим на такой позиции желает он войти в историю. Стремление «изваять собственную статую» вызвано, может быть, не столько тщеславием, сколько чувством завершенности наиболее значительной части жизни. На выборах 55 года цензорами были избраны два аристократа, Публий Сервилий Исаврийский и Марк Валерий Мессала. Магистратура, о которой Цицерон мечтал как о венце карьеры, навсегда от него ускользнула.

Между тем свидание в Лукке приносило плоды, на которые триумвиры и рассчитывали. В марте 55 года народный трибун Гай Требоний, вопреки сопротивлению Катона и после яростных уличных стычек, провел закон, согласно которому Помпей получил на пять лет в управление обе испанские провинции, а Красс — Сирию «и прилегающие области». Цезарь примерно в то же время получил продление командования в Галлии также на пять лет в соответствии с законом Помпея и Лициния, проведенным через народное собрание обоими консулами, несмотря на сопротивление Катона — он и на этот раз оказался бессильным. Цицерон уже в апреле уезжает на свои виллы. Сначала он живет в Кумах, где широко пользуется роскошной библиотекой Фавста Суллы> сына диктатора. Здесь он обнаруживает труды Теофраста и. «эзотерические сочинения» Аристотеля (единственные, которыми мы сегодня располагаем). Цицерон полон идеями Аристотеля, как признается в обширном письме Лентулу, столько уже раз нами цитированном. Он почти вовсе отказывается от произнесения речей, целиком отдается работе над диалогом «Об ораторе» и вновь встречается «с музами, более мне любезными и снова чарующими меня так же, как чаровали в дни первой моей молодости». После стольких лет он опять находится во власти мыслей и чувств, продиктовавших ему в свое время «О нахождении материала». Кажется, он начинает с того места, на котором когда-то остановился; он навсегда распрощался с годами честолюбивых стремлений и политической борьбы, которые разделяли две эпохи его жизни. Аттик, правда, держит Цицерона в курсе, рассказывая более или менее обо всем, что происходит в Риме, но в ответных письмах Цицерон не раз повторяет, что тишину библиотек предпочитает суете форума и курия. В конце апреля он посещает Помпея, выражает ему свои дружеские чувства, но Помпей упорно избегает делиться с оратором какими-либо политическими секретами. Цицерон понимает, что Помпей скрывает свои подлинные мысли. Он, например, с пренебрежением упоминает о провинциях, куда он и Красс назначены наместниками, хотя Требониев закон, которого триумвиры столь настойчиво добивались, только что проведен. Цицерон не так наивен, чтобы принимать всерьез признания «друга», хотя и благодарит его усиленно за «откровенность». Он не забыл, как в интересах Цезаря «друг» предал его собственные, и знает, что Помпей ни в каком случае никогда не согласится вернуть Цицерону подлинную свободу действий.

Летом Цицерон вернулся в Рим. Он находился еще в столице, когда туда (по-видимому, в августе или в сентябре) приехал Пизон. Не так давно Цицерон добился включения Македонии в число преторских провинций, сделав тем наместничество Пизона незаконным. Когда Пизон явился в сенат, всем стало ясно, что предстоит настоящее сражение. Первым на этот раз атаковал Пизон, предъявив врагу подлинное обвинительное заключение. Некоторые исследователи считают, что памфлет, сохранившийся до наших дней, известный под названием «Инвектива против Цицерона» и приписываемый Саллюстию, на самом деле и есть то обвинительное заключение, с которым выступил в сенате Пизон. Предположение опровергается, однако, тем, что обвинения, содержащиеся в памфлете, слишком общи и вряд ли отражают ситуацию, в которой говорил Пизон: ни одной конкретной детали, ни упоминания об отзыве наместника, ни слова о том, как удалось этого отзыва добиться, ничего, кроме оскорблений и брани, которые мог в любое время обрушить на голову недруга и Клодий и кто-либо другой.

Речь «Против Пизона», произнесенная в сенате, дошла до нас почти полностью. Как мы уже отмечали, она резка до предела и тем разительно отличается от других речей оратора. Цицерон создает карикатурный образ Пизона, обвинения, ему предъявленные, разоблачают не столько его политические взгляды, сколько частную жизнь. Пизон невежествен и необразован — чему ж тут удивляться, ведь он по матери галл. Он окружен философами? Да, но ведь это почти сплошь эпикурейцы, они обучают его философии, из которой он усваивает лишь одно слово — «наслаждение». С этими философами Пизон проводит в пьянстве и разврате ночи напролет, пока не прокричит петух. Такой человек недостоин не только звания консула, но и имени римлянина.

Через несколько дней, примерно 9 октября, Цицерон присутствовал на играх, устроенных Помпеем по поводу открытия театра, носившего его имя. О чувствах, владевших Цицероном, мы узнаем из пространного письма, посланного другу Марку Марию, который предпочел остаться на своей вилле неподалеку от Стабий (не исключено, что пребывал Марий на одной из двух вилл, с бассейном и маленькими, в старинном вкусе, атриями, что совсем недавно обнаружены, — она высится на холме над морем, окруженная обширными платановыми рощами). Марий поступил мудро. Цицерон, опутанный узами официальной дружбы с Помпеем, не смог последовать его примеру. Отличать подлинные ценности от мнимых — этим умением каждый, кто стремится к мудрости, должен овладеть прежде всего. На играх давались вперемежку все виды зрелищ, излюбленных народом: трагедии, пантомимы, атлетические игры, гладиаторские бои, травля зверей — животных убивали сотнями, в последний день появились даже слоны, но вызвали жалость, ибо, говорили зрители, «они как будто принадлежат в чем-то роду человеческому». Бесспорный интерес представляют вкусы Цицерона в области театра и зрелищ, которые он высказывает в письме с полной откровенностью. Он, разумеется, любит театр (известно, что он переводил на латинский язык Эсхила, Софокла, Еврипида, Аристофана), но слишком пышная сценическая бутафория в «Клитемнестре» Акция и в «Троянском коне» Ливия ему претит. Вереницы мулов, чаши, щиты и мечи, потешные бои прямо на сцене Цицерона утомляют и лишают наслаждений, по-настоящему ему дорогих, — поэтической декламации и актерской игры. Не нравятся ему также и бесчисленные сцены насилия. Здесь, впрочем, он не одинок — друг его Марий придерживается той же точки зрения и вполне разделяет чувства Цицерона.

Пышные игры, устроенные Помпеем и рассчитанные на то, чтобы поразить воображение толпы, которая любит, чтобы ей в угоду бросали на ветер богатства, уже предвещают игры времен империи; Цицерон отзывается о них в выражениях, весьма близких тем, что через сто лет употреблял в сходных случаях Сенека. Досуг, otium, неотделим для Цицерона от умственных занятий, смысл его в ясности и глубине, которые он придает размышлениям. Цицерон знает, что не одинок в своем предпочтении созерцательного досуга пошлым развлечениям; их вовсе немало, тех, кто, подобно Марию, стремится жить «как подобает человеку».

В том же письме Цицерон жалуется, что ему все же приходится заниматься ремеслом адвоката, У него не остается достаточно времени и сил для «духовного отдыха», он вынужден выступать в суде «по просьбе людей, оказавших мне услуги, в защиту тех, кто никаких услуг мне не оказывал». Тягостное положение, в котором он находится, не только лишает его свободы действий на политической арене, но и подталкивает отдаться целиком научным занятиям и теоретическим раздумьям. В последние дни года он сообщает Аттику, что диалог «Об ораторе» окончен, его можно отдать переписчикам, а потом и на суд читателей.

Приступая к трактату «Об ораторе», Цицерон знал, что до сего времени ни один римлянин не владел словом с таким совершенством, как он. Он знал также, что наследует и традиции греческой культуры. Он не забыл, что говорил ему на Родосе Молон, и с тех самых пор неутомимо продолжал упражняться в греческой декламации. Он много думал о законах искусства красноречия и еще больше — о его целях и смысле. То, что он много раньше сказал об этом в трактате «О нахождении материала», теперь представляется ему юношески легкомысленным и поверхностным. В свете пережитого опыта он стремится подойти к проблеме по-другому. Ведь красноречие — не только важное слагаемое общественной жизни, но также ее форма, а подчас и движущая сила. Поэтому обращаться с ним следует сугубо осторожно. Платон указывал на опасности, которые таит красноречие, но какой он сделал вывод? Он отрицал это искусство искусств, отказывался от него. Однако греческие полисы не могли жить без дискуссий и споров, без речей, убеждающих граждан в разумности тех или иных решений, и выводы Платона на практике не осуществлялись. Не сам ли Платон написал в Пятом письме: «Афины слишком стары, чтобы в их установлениях и привычках можно было что-либо изменить». Цицерон же утверждает, что Рим еще не стар, его установления и привычки можно попытаться улучшить. Не осуждать надо красноречие, а научить граждан — по крайней мере лучших из них — правильно им пользоваться. Цицерон начинает рассуждения с того места, где их окончил Платон.

Диалог ведется издалека, со времен юности автора; не случайно оба главных действующих лица, Антоний и Красс, как мы отмечали, связаны с арпинскими истоками рода Цицеронов. Контекстом диалога оказывается не только римская история начала I века до н. э., но и вся совокупность событий, пережитых и обдуманных автором. В 91 году, к которому относится действие диалога, положение в Риме разительно напоминало то, что сложилось к 55 году: тогда, как и теперь, достоинство сената подвергалось яростным нападкам демагогов. Самые пожилые из собеседников — и прежде всего Квинт Муций Сцевола Авгур — настроены мрачно, они предчувствуют драматические события, которые обрушатся на общину Рима, приведут к гражданским войнам, а в конце концов и к диктатуре Суллы. Цицерон ожидал такого же развития событий после Луккского свидания, дальнейший их ход показал, насколько он был прав. Он надеется, однако, что есть еще возможность избежать худшего. Ради того и делится он своими размышлениями об искусстве красноречия, долгим опытом оратора, надеясь, что и то, и другое послужит еще на пользу общине.

В первой книге Антоний проводит различие между людьми, «умеющими говорить», и «красноречивыми». Первые способны ясно излагать чужие мысли и пользуются успехом у людей «обычных», вторые представляют избранный предмет по-новому и в подлинном блеске, материал и форму речи черпают лишь из собственной души. Красота формы будит мысль и стремит ее дальше, речь больше не средство убеждения, а действительность, плоть мысли. В речи подлинного оратора появятся в нужный момент и параграфы законов, и исторические примеры, и широкие нравственные, философские обобщения, что делают мысль обширной, а главное — верной. Цицерон, как мы убедились, обладал необходимой для такого красноречия энциклопедической образованностью, ибо с ранних лет занимался греческой философией; мы видели также, что в своих речах он нередко возвышался над фактами и обстоятельствами и раскрывал общефилософское и общечеловеческое значение событий. Главные персонажи диалога «Об ораторе» — как бы две стороны духовной личности автора, его философская культура и его практический опыт.

Подчас в диалоге можно встретить глубоко личные признания. Таков рассказ Красса о том, какое волнение охватывает его всякий раз перед началом речи, как молчанке, в котором люди ждут его первых слов, неизменно внушает ему страх. Известно, какое смущение постоянно испытывал Цицерон при начале речи; в 52 году он дорого заплатил за эту свою особенность. Она была всем известна, и противники нашего оратора нередко потешались, когда в начале речи он заикался и терял нить изложения. К счастью, рядом неизменно находился отпущенник Тирон, секретарь и помощник Цицерона, разработавший собственную систему скорописи (знаменитые «Тироновы записи»); он схватывал на лету и заносил на таблички слова патрона, и потом можно было отредактировать речь, привести в порядок и издать в том виде, который наиболее соответствовал славе автора.

Обсуждение проблемы в заключительной части пер-вой книги строится по принципу «за и против», в соответствии с традициями Академической школы, которым Цицерон отдал дань во времена бесед с Антиохом Аскалонским и, еще в большей мере, с Филоном из Лариссы. Красс утверждает, что главное в красноречии — врожденный талант оратора, обучение и тренировка могут укрепить и развить талант, но никак не могут его заменить. Каждый, кто захочет стать судебным оратором-практиком, говорит Красс, должен прежде всего изучить законы государства, гражданского права и истории. Наставления Красса вводят нас в самую суть римской цивилизации, раскрывают все ее отличие от греческой. Право образует фундамент, основу общественной и частной жизни римлянина, каркас, на котором строится система социальных отношений, и jus — совокупность норм, устанавливающих место каждого лица и каждой вещи в жизни гражданской общины. Красс приводит многочисленные примеры из судебной практики, доказывающие, какую решающую роль играет знание права. В его речи можно хорошо проследить, как формируется метод контроверсии — метод обучения, ставший веком позже основным в риторских школах. В контроверсиях право — не просто часть практической подготовки юриста, оно есть средство нравственного воспитания, ибо обостряет и развивает чувство справедливости. Выступая в суде, оратор, прошедший такую школу, закладывает основы новых, более гуманных и справедливых отношений между людьми, нежели те, из которых исходили древние правовые установления и законы XII таблиц. Красноречие остается и в этом случае движущей силой общественной и политической жизни, но нравственное и правовое его содержание становится гораздо значительнее. Так находило себе разрешение одно из противоречий философии Платона: в той мере, в какой основатель школы вообще допускал существование ораторов, он требовал, чтобы они формировались как философы и развивали в себе способность достичь главного — обнаружения истины; однако Платон признавал, что истина неизбежно носит отвлеченный характер. Красс же (а также Цицерон) утверждает, что римский оратор стремится обнаружить истину не в общей ее форме, а в каждом конкретном судебном деле и оценивает ее по нормам права, а в конечном счете — разума.

Ответ Антония на рассуждения Красса прежде всего в следующем: груз общей образованности не должен подавлять оратора. По любому вопросу, который у него возникнет, он всегда сможет справиться у специалиста. Ответ, который дает Красс, раскрывает главную мысль: говоря об ораторе, он вовсе не имеет в виду речи сутяг, которыми кишит форум, а «нечто более возвышенное» — искусство, выходящее бесконечно далеко за рамки риторики профессиональных адвокатов, искусство, от которого зависит весь ход римской государственной машины.

Вторая и третья книги большей частью посвящены технике построения речей. Цицерон не мог выпустить все то, о чем по традиции полагалось писать в трактатах о судебном ораторе. Поэтому во второй книге он рассматривает правила расположения материала и роль памяти; в третьей же говорит о технике исполнения речей (выбор слов и ритмическая организация фразы), о мимике и жестикуляции. Однако и здесь Цицерон не ограничивается правилами, а стремится исследовать внутреннюю — творческую сторону дела. Красноречие, на его взгляд, вообще не располагается в сфере Истины, как считает Платон, а в сфере мнения, оно использует человеческие предрассудки, играет на чувствах и потому если и раскрывает истину, то не философскую, абсолютен), а приноровленную к предрассудкам и чувствам людей. Значение такого подхода к красноречию трудно переоценить. Красноречие становится частью бесконечного, одновременно реального и иллюзорного, мира, сотканного из образов и интуитивных озарений, чарующего, убеждающего и направляющего наше сознание, мира художественного творчества. Есть ли тут опасность? Бесспорно. Но разве не переходит в этот мир и сам Платон, когда мысли его прорастают мифами, а в мифах ведь как раз рациональная аргументация заменяется пылом художника! Красноречие, подобно поэзии, действует на слушателя эстетически, увлекает сердца, убеждает, наполняет умы новым содержанием. Под влиянием яркой талантливой речи шумная толпа, охваченная противоречивыми чувствами, обретает единство, осознает общность целей. Тут Цицерон опирался на собственный опыт — так подействовала его речь в защиту Росция Отона о всаднических местах в театре, так было на сходках, созванных Клодием. Дело оратора — пробуждать в человеке подлинно человеческое.

Не будем характеризовать технические приемы, призванные открыть оратору путь к вершинам его искусства. Нам важно лишь понять, как глубока мысль автора, уловившего связь между литературой во всех ее проявлениях и духовным состоянием общества. Столетием раньше римляне впервые почувствовали, что может совершать поэзия; Цицерон открыл, что то же свойство присуще и прозе. Он связывает воедино литературное творчество, подъем, охватывающий оратора во время речи, и одушевление, которое вызывает речь у слушателей. Художественное слово объединяет людей, но по-другому, чем повседневная речь; стилистически организованное, оно обретает торжественную значительность, которая убеждает и увлекает. В те же годы рождается великая латинская проза, проза Тита Ливия, Сенеки и Тацита. Она возникла из ораторской речи, и художественный канон, который она утвердила, навсегда сохранил связь с искусством, способным подчинять себе, действовать на ум, направлять волю.

Такие размышления занимали Цицерона, когда ему удавалось прервать судебную деятельность и хоть ненадолго обрести покой на вилле в Анции или в Помпеях.

Между тем консульский год Помпея и Красса, 55-й, подходил к концу. Уже в начале года на Востоке произошли важные события, которые потребовали вскоре вмешательства Цицерона. Ставленник Помпея Габиний, никем на то не уполномоченный, решил восстановить Птолемея Авлета на египетском престоле в Александрии. Из подчиненной ему провинции Сирии Габиний во главе армия выступил в поход и без труда рассеял наспех набранных ополченцев некоего Архелая, бывшего жреца Ма, главной богини причерноморского города Команы, который выдавал себя за сына Митридата; Архелай грозил сплотить против Рима народы Востока (Габиний, по крайней мере, делал вид, будто верит в реальность этой угрозы). Архелай был мужем дочери Птолемея Авлета Береники, которой, как мы уже упоминали, жители Александрии передали престол Египта. Брак этот оказался недолгим. В конце апреля 55 года Архелай был убит неподалеку от Александрии в бою с войском Габиния. Авлет оказался восстановленным на троне, за что и уплатил Габинию десять тысяч талантов. Габиний оставил царю для охраны его и города несколько вспомогательных когорт из галлов и германцев, а сам возвратился в Сирию. Подлинная цель операции состояла в том, чтобы дать Птолемею возможность собрать деньги и возвратить римлянам крупные и давние долги. В результате действий Габиния вмешательство в египетские дела нового наместника Сирии, то есть Красса, становилось излишним. Тогда, но совету Цезаря, решили вознаградить Красса, поручив ему возглавить поход против парфян, живших по восточным окраинам вверенной ему провинции. Сенаторы, враждебные триумвирам, попытались помешать доходу и по возможности лишить проконсула средств к его осуществлению. Усилия их, однако, ни к чему не привели, и в конце ноября Красс в алом походном плаще командующего торжественно выступил из Рима во главе войска. У ворот города его ждал трибун Гай Атей Капитон, один из немногих трибунов, которые не были в подчинении у триумвиров; Капитон произнес слова проклятья, сопровождая их обрядами, восходившими, как говорит Плутарх, к седой древности. До этого трибун, разумеется, пытался наложить вето и провел ауспиции, ясно показавшие, что боги не одобряют затеянный поход. Красс не обратил ни малейшего внимания ни на знамения, ни на проклятия. Он стал лагерем в римской Кампании и стоял несколько дней, довершая формирование армии. Как раз в это время Цицерон возвращался после объезда своих вилл, встретил Красса и пригласил на прощальный обед на виллу Фурия Крассипа, что на берегу Альмы. Обед призван был показать всем, что былые расхождения забыты. В свое время, когда до Рима дошли вести о походе Габиния в Египет, Цицерон в речи «Против Пизона» резко осудил эту авантюру и напомнил, что в Сивиллиных книгах ясно выражен запрет вступать с войском в Египет. Красс тогда вмешался и глубоко оскорбил Цицерона, обозвав его «безродным». Цицерон тотчас дал отпор, но обиды не простил. С той поры между ними встала вражда. Помпей, однако, настаивал на примирении. Дни, проведенные на виллах, безмятежное чтение философских трудов, работа над диалогом «Об ораторе» притупили чувство обиды, и противники возлегли за дружеской трапезой в садах у Аппиевой дороги.

В 54 году консулами были Луций Домиций Агенобарб, добившийся наконец этой высшей магистратуры, и Аппий Клавдий Пульхр, брат Публия Клодия; каждый из триумвиров на протяжении этого года располагал проконсульским империем. Двое находились вдали от Рима, Цезарь — в Галлии, Красс — в Сирии; Помпей же не поехал в порученную ему провинцию Испанию и пребывал на своей Альбанской вилле или в принадлежавших ему садах на Марсовом поле: как командующий он не имел права вступать в пределы померия — священной ограды города. Присутствие Помпея чувствовалось, однако, постоянно; он сохранял все свое влияние, собирал у себя друзей, а иногда с их помощью добивался созыва сената где-нибудь вне померия. Цицерон собирался сопровождать Помпея в Испанию в качестве легата и теперь терпеливо ждал, когда тот решится наконец отбыть из Рима. Но Помпей понимал, что политические интересы требуют его присутствия в центре всех интриг и столкновений, тайных и явных, сталкивавших в борьбе отдельных людей и партии; ему важно было, чтобы и Цицерон находился тут же, под рукой, готовый защитить людей, ненавистных сенатской оппозиции, но нужных триумвирам. И Цезарь тоже не хотел, чтобы Цицерон покидал Рим. Оратор, по-видимому, смирился с отведенной ему ролью и поддерживал вполне дружеские отношения и с Цезарем, и с Крассом; на то указывает его переписка с Квинтом, который находился в Галлии, и с Аттиком, путешествовавшим по Востоку, — переписка в этом году особенно обильная. Отношения Цицерона с Помпеем засвидетельствованы не столь подробно, поскольку их переписка не сохранилась, да ее, возможно, и не было. Но, по всему судя, и с Помпеем отношения оставались вполне корректными.

Переписка с Цезарем была особенно интенсивна, но, к несчастью, письму пропали почти полностью. Между Цицероном и Цезарем завязывается что-то похожее на дружбу на основе общих литературных интересов. Каждый высоко ценит образованность и ум другого. Цезарь еще в юности написал трагедию «Эдип», про которую Август впоследствии говорил, что она не заслуживает опубликования. В 46 году Цезарь сочинил поэму «О моем путешествии», где описывал свой путь из Рима в Дальнюю Испанию; скорее всего то была сатира, напоминавшая «Дорогу в Сицилию» Луцилия и позднейшую «Дорогу в Брундизий» Горация. Цезарь много занимался грамматикой и в утраченном трактате «Об аналогии» рассматривал те же философские проблемы языка, которым посвящено сочинение «О латинском языке» Варрона. В диалоге «Брут» Цицерон воздал Цезарю должное не только как оратору, но и как историку. Красноречие Цезаря, говорит Цицерон, было «утонченным, ярким и в то же время величественным и благородным». Впоследствии Цицерон подтвердил свою оценку в письме Корнелию Непоту. Отзыв из этого письма Цицерона приводит Светоний, говоря об искусстве Цезаря придавать своим мыслям чеканную афористическую форму и выражать их в словах разнообразных и изысканных. Цицерон, сам придававший большое значение чистоте стиля, восхищается стилем «Записок» Цезаря и утверждает, что такого не удавалось достичь ни одному из любителей нарочитых стилистических красот. В 54 году он посылает Цезарю на суд свою поэму «О моем времени». Цезарь хвалит первую песню, находит ее прекрасной, вторую же и третью считает недоработанными и написанными несколько небрежно. Переписку между покорителем Галлии, чья звезда с каждым днем восходит все выше, и консулярием, потерпевшим поражение и стремящимся обрести взамен душевное спокойствие, можно рассматривать как трактат, посвященный изящной литературе.

Преторианская когорта Цезаря — или, говоря современным языком, его штаб — состояла главным образом из просвещенных молодых людей, увлекавшихся философией; большинство, как и сам Цезарь, склонялось к эпикуреизму. Среди них находился и Гай Требаций Теста, юрист и друг Цицерона, который перед вступлением на путь магистратских почестей счел за благо раздобыть побольше денег. По-видимому, Требаций был принят в армию Цезаря по рекомендации Цицерона весной 54 года, то есть примерно тогда, когда туда прибыл Квинт Цицерон. Эти двое как бы представляют оратора в штабе полководца.

Отношения Цицерона и Цезаря охватывали, однако, не только область литературы. Цицерон сделался своего рода уполномоченным Цезаря; Цезарь доверил ему весьма важную миссию; миссия требовала много труда и времени, а главное — от ее успешного выполнения зависела в известной мере слава Цезаря среди граждан Рима. Миссия Цицерона состояла в следующем: он наблюдал за градостроительными работами, предпринятыми Цезарем, и, в частности, приобретал земельные участки, необходимые для строительства нового форума. Форум Цезаря или Юлиев должен был тянуться вдоль Аргилета, позади Новой Курии (впоследствии Юлиевой Курии). Строительство начали через несколько лет, а завершили только при Августе. Кроме того, Цезарь собирался перестроить старинные saepfa («загородки») на Марсовом поле, где голосовали во время народных собраний разделенные на центурии граждане, а также расположенный неподалеку портик; он хотел превратить все эти строения в государственную виллу, предназначенную стать резиденцией иностранных послов. Дело требовало больших денег, и через руки Цицерона, а также финансового уполномоченного Цезаря Оппия проходили весьма значительные суммы. Цезарь поручил им планировать расходы в целом в пределах шестидесяти миллионов сестерциев. Но только на окончание нового форума понадобилось сто миллионов. Некоторые современные историки предполагают, что Цицерон позаимствовал из этих денег какую-то часть в виде разного рода гонораров, комиссионных, наградных и т. п. Так ли это? Ни в одном источнике ни разу не встречается ни малейшего намека, позволяющего строить подобные предположения. Единственное, что нам известно: в феврале 54 года Цезарь одолжил Цицерону 800 тысяч сестерциев; к 51 году долг еще не был возвращен и при надвигавшейся гражданской войне весьма беспокоил Цицерона.

Так складывались отношения Цицерона с Цезарем. С Крассом они складывались по-другому, отчасти из-за огромного расстояния, их разделявшего, а главным образом из-за былой вражды, которую ни тот, ни другой не мог и не хотел забыть. Уважение к высокому уму и образованности адресата явно сквозит в письмах Цицерона Цезарю. К Крассу он подобного уважения не чувствует и даже не испытывает к нему простой человеческой симпатии. Он говорит, конечно, наместнику Сирии о своей дружбе, например, в письме от января 54 года, то есть вскоре после обеда в садах Крассипа, но речь, без сомнения, идет о политическом союзе, а не о непосредственном чувстве.

Тем временем Цицерон по-прежнему бывает в заседаниях сената и принимает участие в государственных делах, В феврале в сенате появился царь Коммагены Антиох II; он просил уступить ему небольшое поселение в районе Дзеугмы на Евфрате, а также подтвердить право носить тогу-претексту, дарованное ему в свое время Цезарем; Цицерон взял слово и поднял насмех тщеславного царька. Оратор без труда добился отрицательного решения сената, хотя понимал, что выступает против планов, а может быть, и против материальных интересов консула Аппия Клавдия Пульхра, с которым только что помирился. Аппий, однако, не проявил недовольства. По-видимому, такого рода выступления не выходили за рамки той независимости, которая была Цицерону оставлена.

В мае Цицерон уезжает, живет сначала на вилле в Кумах, затем — в Помпеях. Как и в предыдущем году он посвящает этот месяц литературным трудам — много читает и начинает работу над трактатом «О государстве». Но уже 2 июня возвращается в Рим, где его ждут многочисленные дела, которыми пришлось заниматься все лето. Некоторые из этих дел нам почти совсем неизвестны. Например, тяжба между реатинцами и жителями Интерамны, связанная с тем, что последние перегородили плотиной канал, по которому воды Белинского озера сбрасывались в реку Нар. Жители: Интерамны опасались переполнения реки и наводнений, реатинцам же сток избыточных вод озера давал возможность осушить и превратить в плодородное поле заболоченную равнину. Реатинцы обратились к консулам с жалобой, требуя: освободить сток вод по каналу. Цицерон считал себя в моральном долгу перед реатинцами и согласился защищать их интересы. Он отправился на место и, как можно предположить, испытал немалое удовольствие от общения с этолийскими крестьянами старой складки, так сильно напоминавшими арпинских.

В Риме же политическое положение вновь резко осложнилось. Приближались консульские выборы. На высшую магистратуру претендовали четыре кандидата: два патриция — Марк Эмилий Скавр и Марк Валерий Мессала Руф, и два выходца из плебейских родов — Гай Меммий и Гней Домиций Кальвин. Меммий, некогда ярый враг Цезаря, теперь сблизился с триумвирами и взял на себя некоторые обязательства перед ними; он рассчитывал, что Цезарь повторит прошлогодний маневр и пришлет на выборы солдат. Скавр же надеялся на поддержку Помпея, с которым его связывали родственные отношения. Нe полагаясь до конца на триумвиров, Меммий решил использовать и другие средства. Он и Домиций Кальвин заключили договор с консулами Клавдием Пульхром и Домицием Агенобарбом: консулы обещали поддержать обоих кандидатов, они же брались предъявить народу тексты якобы существующего куриатного закона и поддельного сенатусконсульта, опираясь на которые консулы, завершив свои магистратуры, могли получить в управление провинции по собственному выбору. Исполнение взятых обязательств гарантировалось залогом в 400 тысяч сестерциев. Договор оформили официально, и сохранить его в тайне оказалось невозможно. Цицерон уже в июле знал о заключенном союзе, слухи о котором разошлись так широко, что выборы пришлось отложить. Знал ли об этом странном договоре Помпей? Именно он посоветовал Меммию передать дело на обсуждение сената, следовательно, знал. Обсуждение состоялась в сентябре; ходившие по городу слухи подтвердились, и Помпей не достиг тех целей, которые, судя по всему, ставил. Поступок Меммия не восприняли как доказательство его честности и преданности законам, напротив, его сочли глупым. Именно так назвал его Цезарь, весьма недовольный происшедшим. Возможно, однако, что Помпей вел более тонкую игру: разоблачения в сенате опозорили Домиция Агенобарба, последовательного врага триумвиров; жертвой разыгранной комбинации пал Меммий, но это вряд ли смущало Помпея —- Меммий был союзником недавним и малонадежным. По свидетельству Цицерона, Агенобарб покинул сенатское заседание удрученным и растерянным. Второй консул, Аппий Клавдий, хранил полное спокойствие: Помпей обещал ему наместничество, и он действительно стал наместником в Киликии, где его сменил Цицерон; разоблачения Меммия Аппия Клавдия не касались.

Пришлось снова отложить выборы. Они в 54 году вообще так и не состоялись, и вплоть до июля 53 года Римом управляли сменявшие друг друга бесчисленные интеррексы. Государственные учреждения, в сущности, не работали; государственный механизм вновь стал нормально функционировать лишь после комиций 53 года, и тут примечательно, что консулами были выбраны как раз те два человека, которым триумвиры отказали в поддержке, — Валерий Мессала и Домиций Кальвин. Помпей и Цезарь, по всему судя, не в состоянии были больше контролировать выборы. Цицерон пишет брату 24 октября 54 года после оправдания Габиния (о нем мы еще скажем несколько слов): «Нет больше сената, нет судов, нет уважения ни к одному из нас». Цицерон раздражен — старый недруг снова (хотя и ненадолго) ушел от наказания; но оратор ошибался, дела обстояли не совсем так; оставалось еще что-то от старой римской libertas, народное собрание и оптиматы сохраняли свое влияние. Сам Цицерон немало для этого сделал.

В течение лета 54 года Цицерон несколько раз выступал защитником в судебных процессах и делал это далеко не всегда по указанию Помпея или Цезаря, как утверждают многие историки. Так, он защищал Гнея Планция, потому что хотел помочь другу и земляку (дело слушалось скорее всего в конце августа). Род Планциев происходил из маленького селения Атины неподалеку от Арпина. Планций был квестором в Македонии в 58 году, и, как мы помним, именно он оказал покровительство Цицерону и позволил поселиться в Фессалониках, а не продолжать, как того требовал закон Клодия, путь до Кизика, чтобы навсегда остаться там. Цицерон в 54 году согласился защищать Планция из благодарности, памятуя об оказанной услуге. Планция обвинили в организации незаконных сообществ с целью добиться своего избрания в эдилы на 55 год. Не исключено, что Планцию оказывал покровительство Красс, но Цицерон выступил в роли адвоката вовсе не по этой причине, к тому же, вторым защитником вместе с Цицероном выступал Гортензий, а уж его заподозрить в связях с триумвирами никак не возможно. Обвинителем на процессе был Марк Ювенций Латеренский, гордый, самоуверенный аристократ Катоповой складки, раздраженный тем, что не добился магистратуры, на которую, как он считал, имел полное право претендовать. Ювенций говорил как бы от имени сената, он обвинял Цицерона в пресмыкательстве перед триумвирами. В данном случае доказательства его били мимо цели. Защищая Планция, Цицерон не только отдавал долг благодарности, но и отстаивал определенную политическую линию: в речи он подчеркивает, что Планций происходит из всадников, то есть из того зажиточного муниципального сословия, откуда, по его убеждению, могут выйти новые люди, способные вернуть республике былую славу. Планций как раз один из таких подлинно новых людей, которых «вознесет, повернувшись, колесо истории», утверждает оратор. Планций был моложе своего защитника на 18 лет, и Цицерон уверен, что лишь молодые могут оздоровить политическую жизнь Рима, отравленную ныне властолюбием триумвиров и высокомерием сената, который на глазах превращается в узкую замкнутую касту. Речь «В защиту Планция» — бесспорно, подлинно политический документ. Подзащитного Цицерона оправдали. В другом процессе примерно в то же время Цицерон защищал Ватиния. Его тоже обвинили в нарушении закона о недозволенных сообществах. Но общий характер дела выглядел совсем иначе. Как мы помним, Цицерон во время суда над Сестием нападал на Ватиния, потом Помпей добился их примирения. Для Цицерона примирение было своего рода политическим договором: он превращает нападки на Ватиния, за что Помпей обещает заставить Клодия прекратить преследования Цицерона. Кроме того, Цезарь просил Цицерона не просто сохранять нейтралитет, но оказать Ватинию реальную поддержку. И Цицерон снова уступил просьбе полководца — из чувства подобострастия, как уверяли его враги. Сам же оратор так объясняет свои действия в письме к Лентулу, которое мы уже столько раз цитировали: оптиматы использовали Клодия против Цицерона, значит, и ему вполне позволительно использовать в своих интересах Ватиния, который, как всем известно, доносит Цезарю обо всем, что случается в Риме, и о людях, вовлеченных в эти события.

Около того же времени, кажется, ближе к концу июля, Цицерон защищает еще одного клиента, обвиненного все но тому же закону о сообществах. Звали клиента Гай Мессий, и обвиняли его в интригах (подлинных или вымышленных), благодаря которым он был избран в эдилы на 55 год. Мессий входил в окружение Помпея, но служил в преторианской когорте Цезаря. У него были причины рассчитывать на особое внимание со стороны Цицерона: он немало сделал для возвращения оратора из изгнания. Так что процесс Мессия во многом походил на процесс Планция с той, однако, разницей, что речь Цицерона в защиту Мессия не сохранилась.

Столь же мало осведомлены мы и о процессе Марка Ливия Друза Клавдиана, в котором Цицерон также вел защиту. В каком-то судебном деле, которое рассматривалось ранее, Друз, будучи обвиняемым, якобы вступил в сговор с обвинителем (или, наоборот, будучи обвинителем, вошел в соглашение с обвиняемым; оба варианта обозначались в Риме одним и тем же термином praevaricatio, но больше мы ничего об этой истории не знаем, разве только, что Цицерон взялся защищать Друза по просьбе Помпея и что Друз был оправдан.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава 2. ЭМИГРАЦИЯ НА СЛУЖБЕ СОВЕТОВ

Из книги Разные дни тайной войны и дипломатии. 1941 год автора Судоплатов Павел Анатольевич

Глава 2. ЭМИГРАЦИЯ НА СЛУЖБЕ СОВЕТОВ Операция «Коридор»Ороссийской эмиграции, о сложнейших отношениях с нею нашей политической и военной разведки написано немало. Этому, в частности, посвятили свои произведения советские писатели Никулин и Ардаматский. Операции ЧК


ГЛАВА 2 ВРЕМЯ ЖИТЬ И ВРЕМЯ УМИРАТЬ

Из книги Шекспир автора Аникст Александр Абрамович

ГЛАВА 2 ВРЕМЯ ЖИТЬ И ВРЕМЯ УМИРАТЬ Эпоха Возрождения Люди часто рождаются с замечательными задатками, но надо, чтобы эти задатки получили возможность развития. История знает периоды безвременья, когда практическая и духовная деятельность людей оказывается обреченной


Часы раздумий

Из книги Прошлое с нами (Книга вторая) автора Петров Василий Степанович

Часы раздумий Дул ветер. Солнце уже поднялось, но на поляне было еще сыро. Огрубевшая одежда коробилась и шелестела при каждом движении.Ночью огневые взводы миновали стороной Теремцы и сейчас имели возможность осмотреть хутор в дневном свете. Он состоял из десятка хат,


Глава XI ВРЕМЯ РАЗДУМИЙ. ОТ ВОЗВРАЩЕНИЯ В РИМ ДО «ПАЛИНОДИИ»

Из книги Цицерон автора Грималь Пьер

Глава XI ВРЕМЯ РАЗДУМИЙ. ОТ ВОЗВРАЩЕНИЯ В РИМ ДО «ПАЛИНОДИИ» Сразу после триумфального въезда в Рим Цицерон полагал, что к нему вернулись, как он выражается в письме к Аттику, «блеск» (splendorum nostrum ilium) на форуме, его авторитет в сенате и «больший почет, чем мне бы хотелось»


Глава 10 На службе у папы-солдата

Из книги Микеланджело Буонарроти автора Фисель Элен

Глава 10 На службе у папы-солдата Новый папа Юлий II Как утверждают Бенджамин Блеч и Рой Долинер, «несмотря на множество недостатков, у Юлия было одно достоинство, в котором ему нельзя было отказать: способность разглядеть талант в человеке. Его самолюбие, соперничество с


Дни и ночи тревожных раздумий

Из книги Неизвестный Есенин. В плену у Бениславской автора Зинин Сергей Иванович

Дни и ночи тревожных раздумий Нерадостной была у Галины встреча Нового, 1922 года. Ни поздравлений от любимого, ни встреч с ним. Постоянно думала о любовной связи Сергея Есенина с Айседорой Дункан. Не верила, что это надолго. Ревность душила ее.1 января 1922 года записала в


Тема для раздумий

Из книги Размышления команданте автора Кастро Фидель

Тема для раздумий Куба – страна, где в нормальных обстоятельствах электроэнергия поступает 98 % населения напрямую, существует единая система ее производства и подачи, а жизненно важным для страны центрам она гарантируется при любых обстоятельствах благодаря


Глава 5 НА ГРАЖДАНСКОЙ СЛУЖБЕ

Из книги Державин автора Западнов Александр Васильевич

Глава 5 НА ГРАЖДАНСКОЙ СЛУЖБЕ Державину было тридцать четыре года. Военная служба не удалась. Приходилось вступать в статскую. Звание коллежского советника прокормить не могло, предстояло самому отыскать место. Державин хотел служить, поместная жизнь его не


Глава 5 На железнодорожной службе

Из книги История моей жизни автора Карнеги Эндрю

Глава 5 На железнодорожной службе Итак, я покинул тесную телеграфную контору и сразу очутился в вольном мире. Мне было тогда восемнадцать лет. Для меня началась новая жизнь, совершенно не похожая на ту, которой я жил до тех пор.Вскоре после моего поступления на


Глава 25. «Время для Торы» – период сомнений и раздумий. Отъезд в Берлин (Одесса, Херсон, апрель 1910 – октябрь 1911 года)

Из книги Мир, которого не стало автора Динур Бен-Цион

Глава 25. «Время для Торы» – период сомнений и раздумий. Отъезд в Берлин (Одесса, Херсон, апрель 1910 – октябрь 1911 года) Я приехал в Одессу без какой-либо ясной цели, покинув Полтаву в последний момент. Друзья написали, что на суде действительно упоминали о моей партии и что на


Глава вторая НА РАТНОЙ СЛУЖБЕ

Из книги Нестеренко автора Сухина Григорий Алексеевич

Глава вторая НА РАТНОЙ СЛУЖБЕ Артиллерийскую школу Алексей окончил в 1929 году. По выпуску из Томской школы командовал огневым взводом гаубичной батареи 21-го артиллерийского полка в городе Томске (Сибирский военный округ).В этой должности он участвовал с полком в