Вместо заключения

Вместо заключения

Кнут Гамсун прожил долгую, трудную и достойную жизнь. Он никогда не изменял своим убеждениям, Родине и друзьям, он любил свою семью и заботился о ней, он никого и никогда не предавал и не убивал. Пожалуй, он даже не нарушил ни одной библейской заповеди, насколько это вообще возможно для живого человека.

Он обычный человек — и в нем, как и в каждом из нас, много «темного». Таких, как он, в XIX веке называли «чудаками и оригиналами» и считали способными на самые эксцентричные поступки.

Практически все авторы биографий и литературоведческих трудов о писателе говорят о его противоречивости. Он ненавидел театр и презирал актрис — и прожил большую часть жизни с одной из них, он называл себя крестьянином — и зарабатывал на жизнь писательским трудом, он выступал против феминизма — и одним из его близких друзей и, пожалуй, чуть ли не самым доверенным лицом стала чуть ли не единственная в то время в Норвегии женщина-адвокат Сигрид Стрей…

«Общее между Кнутом и героями его книг состоит в том, что он никогда не уступал давлению извне, — писала Мария Гамсун. — Он слушал свой внутренний голос, из самых глубин души, — тот голос, который вел его через трудное детство и юность, через годы тяжелой борьбы за то, чтобы стать писателем. И у него были причины полагаться на внутренний голос. Он не мог изменить ему, даже если для него самого это приводило к счастью или несчастью.

Однажды он сказал: „В нас есть нечто более глубокое, чем то, что у нас в головах“.

Он писал о юности и старости, о детоубийстве, о языке, о туризме, теологах, премиях мира — если перечислить лишь некоторые из его тем. Читатели газет имели повод пережить настоящий шок. Теперь так много выдающихся эссеистов, но в то время, пожалуй, неравнодушным был один Гамсун. Не только потому, что он виртуозно владел пером, но еще и потому, что писал он кровью. О нем говорили также, что он „отдаст свое имя за каждую ворону“.

Таким образом, он слыл эксцентричной натурой. А против ему подобных выступают все концентричные натуры, на стороне которых — большинство!

Я читала об эксцентричных натурах, в истории они встречаются. Их редко терпели. Чаще — хотя не столько в наше время, сколько в более варварские времена, — им рубили головы, растаптывали их, сажали на кол. А потом проходило время, и им ставили мраморные статуи, воздвигали их на пьедестал, и толпа, прежде терзавшая их, теперь им поклоняется».[189]

Норвежцы, горячо любившие своего героя, так и не смогли смириться с тем, что он (как и всегда в жизни) пошел своим путем. Даже новейшие исследования о Гамсуне, написанные норвежскими авторами, грешат совершенно очевидной пристрастностью.

Автор же этой биографии, тоже пристрастный к гению Норвегии и не скрывающий своей любви к нему, надеется, что читатель, после прочтения книги, в которой использовались только документальные материалы, потому и цитировавшиеся достаточно много, смог составить собственное мнение о человеке и писателе Кнуте Гамсуне.

А напоследок хочется вспомнить слова из Библии: «Не судите, да не судимы будете».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Вместо заключения

Из книги Разведчик «Мертвого сезона» автора Аграновский Валерий Абрамович

Вместо заключения …Конон Молодый умер через полгода после наших встреч и бесед. На похоронах Конона Трофимовича было много народа, гроб с телом выставили в фойе клуба Дзержинского.За несколько дней до смерти, словно чувствуя ее приближение, Конон сказал жене в минуту


Вместо заключения

Из книги Иоанн IV Грозный автора Благовещенский Глеб

Вместо заключения Рассказ о жизни Иоанна Грозного почти что закончен. Конечно же, поведать обо всех деталях его жизни, будучи ограничены как недостатком фактических свидетельств, так и объемом настоящей книги, мы просто не имели возможности, однако наиболее существенные


Вместо заключения

Из книги Летят за днями дни... автора Лановой Василий Семенович

Вместо заключения Летят за днями дни, и каждый час уносит Частичку бытия, а мы с тобой вдвоем Предполагаем жить… А. С. Пушкин Рассказ мой заканчивается. Скоро читатель перелистает последнюю страницу книги. И хотя принято в таких случаях говорить какие-то заключительные,


Вместо заключения

Из книги Записки гитарного хардгейнера автора Русаков Михаил

Вместо заключения В 2007 году со мной случилась неприятность, основательно подорвавшая мои шансы стать высококлассным гитаристом. Сказалось последствие старой спортивной травмы шейного отдела позвоночника. Потерялся контроль, сила и чувствительность в половине левой


Вместо заключения

Из книги Александр Галич: полная биография автора Аронов Михаил

Вместо заключения В 1992 году Александр Городницкий написал такое стихотворение: «Снова слово старинное “давеча” / Мне на память приходит непрошено. / Говорят: “Возвращение Галича”, / Будто можно вернуться из прошлого. / Эти песни, когда-то запретные, — / Ни анафемы нынче,


ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Из книги Этьенн Бонно де Кондильяк автора Богуславский Вениамин Моисеевич

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ философии Кондильяка много противоречий. В ней своеобразно сочетаются требования держаться только фактов, только опыта и построение умозрительных «мысленных экспериментов»; резкая критика «духа систем» и попытка построить собственную истинную


Вместо заключения

Из книги Неизвестный Есенин. В плену у Бениславской автора Зинин Сергей Иванович

Вместо заключения В настоящее время известно 35 писем, записок и телеграмм и 1 дарственная надпись Есенина Галине Бениславской, а также 14 писем Бениславской Есенину. Опубликован ее дневник за 1918–1926 годы, в котором раскрыты ее сложные взаимоотношения с Сергеем Есениным,


Вместо заключения

Из книги Дени Дидро автора Длугач Тамара Борисовна

Вместо заключения ами была предпринята попытка представить читателю Дидро как оригинального французского мыслителя XVIII в. Главную особенность его мышления, обусловленную «сократическим духом», мы назвали парадоксальностью; умение «расщепить» любое утверждение до


Вместо заключения

Из книги Говорят что здесь бывали… Знаменитости в Челябинске автора Боже Екатерина Владимировна

Вместо заключения «Бог мой, как прошмыгнула жизнь, я даже никогда не слышала, как поют соловьи…» (Из дневника Фаины


Вместо заключения

Из книги Время Путина автора Медведев Рой Александрович

Вместо заключения Впервые этот материал был опубликован в книге из новой серии издательства «Молодая гвардия» «ЖЗЛ: Биография продолжается». Необходимо отметить, что уже в те несколько месяцев, которые прошли от окончания работы над рукописью до сдачи ее в печать, в


Вместо заключения

Из книги Территория моей любви автора Михалков Никита Сергеевич

Вместо заключения Не люблю сослагательного наклонения. Стараюсь не оглядываться назад, прокручивая разные сценарии событий: «Вот, дескать, если бы тогда иначе сложились обстоятельства… Или если я бы поступил по-другому, или пришел бы другой человек…»На все воля


Вместо заключения

Из книги Большие глаза. Загадочная история Маргарет Кин автора Кузина Светлана Валерьевна

Вместо заключения «Само ее бессознательное, отражаемое в картинах, являлось осиротевшим плачущим ребенком».Для некоторых специалистов творчество художников служит причиной для анализа их психического состояния. Например, доктор Пол Вульф из Калифорнийского


Вместо заключения

Из книги Я русский солдат! Годы сражения автора Проханов Александр Андреевич

Вместо заключения Певец Красной ИмперииПожалуй, в рядах патриотов нет более яркого человека, более яркой личности, чем Александр Проханов. Знаменитый писатель, автор множества книг, лауреат престижных литературных премий, главный редактор самой популярной


Вместо заключения

Из книги Владимир Путин. Who is Mister P? автора Мухин Алексей Алексеевич

Вместо заключения Третья мировая война (расчётно – 2014–2020) на уровне смыслов бытия будет войной цивилизаций. Андрей Девятов Культ потребления в западном обществе, который распространился и на азиатские страны, вызвал острый дефицит духовности даже в самых


Вместо заключения

Из книги С высоты птичьего полета автора Хабаров Станислав

Вместо заключения За время проекта (прошло всего-то два с половиной года) в стране свершилась масса перемен. Мы пережили антиалкогольную кампанию, когда банкеты у нас (глазами французов) были верхом нелепицы: с обилием и разнообразием закусок и минеральной водой. В начале