АНАНУРСКИЙ КРЕСТЬЯНИН

АНАНУРСКИЙ КРЕСТЬЯНИН

В сорок втором году я и два моих двоюродных брата Ромаз и Джиу были в горной деревушке Араниси. Я писал, что война застала нас с мамой в Грузии, и мы вернулись в Москву только весной сорок третьего года. В сорок втором году отец прислал маме, по случаю, какие-то свои вещи: демисезонное пальто, меховую шапку, железнодорожный китель, сапоги, рубашки. Он был тогда на фронте (строил подземные командные пункты). В Тифлисе мама работала на киностудии помрежем. Как только выдался свободный день, она решила поехать и отвезти вещи отца в деревушку, чтобы там поменять их на кукурузу, масло, сыр. (За деньги крестьяне ничего не продавали.) Добиралась она с большим трудом. Автобусов не было — немцы уже подошли к Кавказу. По Военно-грузинской дороге навстречу шли отступавшие войска и беженцы. А в ту сторону ехала военная техника и грузовики с солдатами. Мама голосовала, никто не останавливался. И только к ночи медицинская машина довезла ее до деревни Ананури. А от Ананури до нашей деревушки надо было подняться несколько километров в горы, что ночью для городской женщины очень трудно, вернее, невозможно. Мама постучала в первый попавшийся дом. Дверь открыл пожилой крестьянин. Мама объяснила ему, что у нее в горах ребенок, и попросила проводить ее до Араниси. Крестьянин на лошади отвез маму до деревни. Мама хотела дать ему денег или что-то из вещей, но крестьянин ничего не взял. Он сказал: «Если люди не будут помогать друг другу, тогда зачем они живут?»

С тех пор, когда мама хотела сказать о ком-то что-то хорошее, она говорила: «Он напоминает мне того ананурского крестьянина».

А когда я познакомил маму с Тонино, она сказала, что он очень похож на того ананурского крестьянина.

— Напоминает? — спросил я.

— Нет. Не напоминает. Похож.

— Но тот был совсем другой — коренастый, с бородой.

— Не внешне… Я не могу объяснить, но чем-то очень похож.

Летом, три года назад, мы сидели в квартире мамы Лоры у Красных ворот. Втроем. Поели спагетти, попили чаю, сидели — беседовали. Был какой-то необычный вечер. Солнце уже завалилось за Садовое кольцо, и наступили московские розовые сумерки. Свет мы не зажигали. И было непривычно тихо, по воскресеньям на Садовом машин мало.

Тонино и Лора спрашивали, почему я уже два года не снимаю. Я говорил, что в трамвай новой жизни не сумел пересесть и теперь еду на подножке. Без билета. И что ничего не понимаю в этой новой жизни.

Тонино сказал: «У тебя много историй. Напиши книжку. Потом, если захочешь, сними по ней фильм». Книжку я написал и назвал ее «Безбилетный пассажир». Первая серия. А посвятил ее Лоре и Тонино. Я их очень люблю.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Шахтер, крестьянин, рабочий и я

Из книги Сколько стоит человек. Тетрадь первая: В Бессарабии автора Керсновская Евфросиния Антоновна

Шахтер, крестьянин, рабочий и я Это заявила я, войдя в кабинет бывшей городской управы, ныне — горсовета.Мягкий ковер — во всю комнату. Диван. Кресла. Массивный круглый стол. В помещении темновато. На окнах — тяжелые портьеры; за окнами — проливной дождь. С меня вода льет,


Шахтер, крестьянин, рабочий и я

Из книги Сколько стоит человек. Повесть о пережитом в 12 тетрадях и 6 томах. автора Керсновская Евфросиния Антоновна

Шахтер, крестьянин, рабочий и я Это заявила я, войдя в кабинет бывшей городской управы, ныне — горсовета.Мягкий ковер — во всю комнату. Диван. Кресла. Массивный круглый стол. В помещении темновато. На окнах — тяжелые портьеры; за окнами — проливной дождь. С меня вода льет,


ОТАР ГИГИНЕЙШВИЛИ, РУКОВОДИТЕЛЬ ЭКСПЕДИЦИИ: КАК КРЕСТЬЯНИН,   МОЛЯЩИЙ НЕБЕСА...

Из книги Тигр скал автора Хергиани Мирон Буджаевич

ОТАР ГИГИНЕЙШВИЛИ, РУКОВОДИТЕЛЬ ЭКСПЕДИЦИИ: КАК КРЕСТЬЯНИН,   МОЛЯЩИЙ НЕБЕСА... Тянь-Шань — не Кавказ, и не Альпы, и не Кар­паты...И пик Победы — не Джимарай и не какая-нибудь другая малая вершина Кавказа или Европы.Все это прекрасно знали.И экспедиция наша не похожа была на


«У меня отец — крестьянин, ну а я — крестьянский сын»

Из книги Есенин [Maxima-Library] автора Поликовская Людмила Владимировна

«У меня отец — крестьянин, ну а я — крестьянский сын» «Родился в 1895 году 21 сентября в семье крестьянина», — писал Есенин в своих анкетах и автобиографиях. Ату его! Ату! Врет! Врет! Врет! — кричат некоторые наши уважаемые литературоведы. Какой он, к черту, крестьянский сын,


Зима. Крестьянин торжествует

Из книги Гарантия успеха автора Кожевникова Надежда Вадимовна

Зима. Крестьянин торжествует Ранним утром, только светает, сажусь в машину — и шалею. То ли еще не совсем проснулась, то ли плохо у меня с головой, потому что не может ведь такого быть! Чтобы прийти в себя, взглядываю в окно и снова на него, на Розмона. Нет, не бред, а явь: он


«У меня отец — крестьянин, ну а я — крестьянский сын»

Из книги Есенин. Русский поэт и хулиган автора Поликовская Людмила Владимировна

«У меня отец — крестьянин, ну а я — крестьянский сын» «Родился в 1895 году 21 сентября в семье крестьянина», — писал Есенин в своих анкетах и автобиографиях. Ату его! Ату! Врет! Врет! Врет! — кричат некоторые наши уважаемые литературоведы. Какой он, к черту, крестьянский сын,


Крестьянин-художник

Из книги Сергей Лемешев. Лучший тенор Большого автора Васильев Виктор Дмитриевич

Крестьянин-художник В рукописях Николая Александровича Квашнина есть стихотворение. Оно датировано 8 ноября 1919 года и посвящено Дмитрию Ниловичу Воробьеву, художнику Государственных мастерских на Малом хуторе. Человек удивительной судьбы, Дмитрий Нилович Воробьев


3. Крестьянин Шеллоник Граф Аракчеев[667]

Из книги Аракчеев: Свидетельства современников автора Биографии и мемуары Коллектив авторов --

3. Крестьянин Шеллоник Граф Аракчеев[667] IЛюблю я слушать рассказы дедушки Ивана о старине. Рассказывает Дедушка живописно и просто — факты он передает так, что будто бы ты сам видел их, заметил все мелочи.Записывая рассказы дедушки, я чувствую, что они многое теряют под


«Вот крестьянин с граблями, с лопатой…»

Из книги Океан времени автора Оцуп Николай Авдеевич

«Вот крестьянин с граблями, с лопатой…» Вот крестьянин с граблями, с лопатой. На зеленом чуть, ли не черны С бледно-серой выцветшей заплатой Темно-синие его штаны. Я сейчас хотел бы пейзажистом Быть: люблю Пуссена и Коро. Вьется ласточка на синем фоне мглистом, Вдруг