ЭПИЛОГ. ПОСЛЕ ШАНГРИ-ЛА

ЭПИЛОГ. ПОСЛЕ ШАНГРИ-ЛА

КАК И ПРЕДСКАЗЫВАЛ полковник Элсмор, остальная часть полуторачасового полета прошла без происшествий. На аэродроме Сайклопс прибытия планера дожидались генералы и репортеры, но «Вязанка хвороста» приземлилась в четверти мили от Голландии на аэродроме Сентани. Так завершилась экскурсия, которая началась семью неделями ранее. Встречающие бросились в Сентани, где пережившие катастрофу позировали журналистам вместе с экипажами планера и самолета-буксировщика. Позже была устроена пресс-конференция, материалы которой заняли первые страницы всех мировых газет. Услышав вопрос, что им хочется сделать теперь, все трое ответили почти одинаково:

— Подстричься и побриться, а потом отправиться в Манилу, — заявил Макколлом.

— Подстричься и принять душ, — сказал Деккер.

— Принять душ и сделать завивку, — подтвердила Маргарет.

«Вязанка хвороста» была слишком повреждена, чтобы совершить второй полет, поэтому на следующий день полетел новый планер. На нем в Голландию вернулись Алекс Канн и пять десантников: капрал Кустодио Алерта и сержанты Альфред Байлон, Хуан Хавонильо, Камило Рамирес и Дон Руис. Через два дня, 1 июля 1945 года, прилетела третья и последняя группа — Уолтер назвал их «Четырьмя мушкетерами». Это были сержанты Сантьяго Абреника, Эрменхильдо Каоили и Роке Веласко и сам Уолтер. Вместе с туземными луками, стрелами и топорами они привезли кабаньи клыки и перья, которыми украсили свои головные уборы. Это было великое возвращение. В долине американцы оставили палатки и все припасы, забрав с собой только оружие.

Десантники пытались убедить нескольких туземцев подняться на борт планера, но безуспешно. «Нам хотелось полететь, — вспоминал Лисаниак Мабель. — Мы сказали: „Давайте полетим!“, но родители ответили: „Мы не хотим вас потерять“».

Больше повезло десантникам с маленькой свинкой по имени Пегги. Несмотря на визг, ее все же забрали из Шангри-Ла. Она вылетела на последнем планере, направлявшемся в Голландию. Судьба Пегги неизвестна.

ЧЕРЕЗ ЧЕТЫРЕ МЕСЯЦА после завершения спасательной операции стало ясно, что Шангри-Ла и Большая долина, обнаруженная Ричардом Арчболдом в 1938 году, это одно и то же. Как писали в журнале «Сайенс»: «Идентичность долин была установлена путем сравнения фотографий, сделанных военными перед спасательной операцией, и фотографий с воздуха, сделанных экспедицией Арчболда. Их идентичность была подтверждена армией и, в частности, полковником Рэем Т. Элсмором, который руководил спасательной операцией».

Арчболд никогда не вернулся в Новую Гвинею. Он так и не женился и больше не предпринимал никаких экзотических путешествий. Остаток жизни и своего солидного состояния он посвятил биологической станции Арчболда. Этот заповедник площадью пять тысяч акров находится возле Лейк-Плэсида в штате Флорида. Сотрудники заповедника занимаются экологическими исследованиями и защитой окружающей среды. Арчболд умер в 1976 году в возрасте шестидесяти девяти лет.

КАК И ПРЕДСКАЗЫВАЛА ЛЕГЕНДА «Улуаек», возвращение небесных духов ознаменовало собой начало новой эпохи. За последующие десятилетия жизнь в долине кардинально изменилась — но к лучшему или худшему, однозначно сказать нельзя.

Трое американцев, переживших катастрофу «Гремлин Спешиэл», по возвращении в Голландию (фотографии любезно предоставлены Б. Б. Макколлом).

Заинтригованные появившимися после катастрофы «Гремлин Спешиэл» известиями о туземцах, в долину хлынули христианские миссионеры. Они прилетали на новых гидропланах, которые могли приводняться и взлетать с прямого участка реки Балием. Сначала их встретили враждебно, но со временем большинство туземных семей приняло христианство. Сегодня в долине построено с десяток больших церквей. Есть в долине и один город — Вамена — бывший голландский аванпост. В городе проживает около десяти тысяч человек, и численность населения постоянно увеличивается. Сегодня в Вамене есть небольшой аэропорт. САМОЛЕТ — ЕДИНСТВЕННЫЙ СПОСОБ ДОБРАТЬСЯ В ДОЛИНУ И ВЫБРАТЬСЯ ИЗ НЕЕ. НО ШАНГРИ-ЛА БОЛЕЕ НЕ ЯВЛЯЕТСЯ ИЗОЛИРОВАННОЙ — САМОЛЕТЫ ЛЕТАЮТ СЮДА ДОВОЛЬНО РЕГУЛЯРНО. За миссионерами пришла индонезийская армия. Войска вступили сюда в 60-е и 70-е годы, когда Нидерланды отказались от колониальных прав на западную часть Новой Гвинеи. Сегодня Голландская Новая Гвинея — это индонезийская провинция Папуа. (Восточная часть острова — это самостоятельное государство, которое, как ни странно, называется Папуа-Новая Гвинея.) Голландия ныне называется Джайяпурой, а Шангри-Ла — долиной Балием.

Жители долины по-прежнему относятся к разным племенам, но всех туземцев провинции называют папуасами. На острове зародилось даже движение за независимость «Свобода Папуа». Но за сотни миль от долины Балием горнодобывающие компании открыли крупные месторождения золота и меди. И индонезийское правительство не имеет желания утрачивать контроль над Папуа и природными богатствами этого острова.

Годы миссионерской деятельности и усилий индонезийских властей положили конец постоянным войнам, которые раньше определяли жизнь туземцев долины Балием. Но отсутствие войны означало и отсутствие сильных вождей. Мир не всегда ведет к процветанию. В провинции царит бедность, а заболеваемость СПИДом здесь выше, чем где бы то ни было в Индонезии. Здравоохранение находится на ужасающем уровне, а многие местные дети никогда не были в школе. Индонезийское правительство оказывает финансовую поддержку, но большая часть денег оседает в карманах мигрантов, которые заправляют практически всеми делами Вамены.

Старые туземцы с традиционными гульфиками бродят по улицам города, выпрашивая мелочь и сигареты. Некоторые получают деньги за то, что позируют для фотографий. Чтобы выглядеть более устрашающе, они продевают кабаньи клыки через отверстия в носовых перегородках.

Но чаще всего они выглядят несчастными и потерянными.

Одна из деревень, которая находится рядом с Ваменой, зарабатывает деньги, показывая мумию своего предка тем немногим туристам, которым удается получить официальное разрешение на посещение долины.

Туземец из племени дани. Фотография сделана в Вамене в долине Балием в 2010 году (фотография любезно предоставлена Митчеллом Зукоффом).

Молодые мужчины и женщины давно забыли о традиционных гульфиках и юбках. Они носят шорты в западном стиле и футболки с незнакомыми логотипами и картинками. В ФЕВРАЛЕ 2010 ГОДА МОЛОДОЙ ТУЗЕМЕЦ ВЕРНУЛСЯ В СВОЮ ДЕРЕВНЮ В ФУТБОЛКЕ С ПОРТРЕТОМ БАРАКА ОБАМЫ. КОГДА ЕГО СПРОСИЛИ, КТО ИЗОБРАЖЕН НА ЕГО ОДЕЖДЕ, ОН ШИРОКО УЛЫБНУЛСЯ И СКАЗАЛ, ЧТО НЕ ЗНАЕТ. Документалист Роберт Гарднер, который впервые побывал в долине в 1961 году и снимал племя дани в его естественном состоянии, в ужасе от тех перемен, которые произошли за последние полвека. «Они были воинами и независимыми людьми, — говорит он. — Сегодня они стали рабами в собственной стране». Впрочем, другим кажется, что переход к современности хотя и сложен, но идет на благо туземцам — перед ними открываются новые возможности, повышается уровень жизни.

За пределами Вамены долина Балием почти не изменилась. Она выглядит так же, как на фотографиях Эрла Уолтера и в фильме Алекса Канна. Семьи по-прежнему живут в хижинах под соломенными крышами, выращивают сладкий картофель и другие корнеплоды, а их богатство, как и раньше, определяется количеством свиней.

Лесозаготовительные компании частично вырубили деревья, но горный хребет Оги, где разбился «Гремлин Спешиэл» и где до сих пор сохранились остатки этого самолета, мешает лесозаготовкам. Мало кто готов совершать тяжелые подъемы в горы, переправляться через речки и небольшие овраги по поросшим мхом бревнам, продираться сквозь густые лианы и рисковать жизнью на крутых скалах. Пуговицы, пряжки от ремней и фрагменты человеческих костей до сих пор можно найти на месте катастрофы. Не так давно мальчик, который забрался сюда с друзьями, нашел серебряный жетон. На нем сохранился адрес, имя и индивидуальный номер сержанта Марион Макмонагл, вдовы из Филадельфии. У Марион не было детей, а родители умерли раньше ее.

Историю об авиационной катастрофе и небесных духах до сих пор рассказывают те, кто был свидетелями произошедшего, но количество таких людей постоянно уменьшается. Когда автор этой книги в начале 2010 года посетил долину, Юнггукве Вандик, свинью которой убило сброшенным грузом, целый час отказывалась говорить о пришельцах. Согласилась она лишь тогда, когда автор книги принес ей извинения от лица Соединенных Штатов. Юнггукве не просила денежной компенсации, но когда она рассказала свою историю, то приняла несколько долларов за свою безвременно погибшую первую свинью.

Когда автор этой книги очутился в долине, туземцы с интересом рассматривали фотографии, сделанные Эрлом Уолтером. Когда Хеленма Вандик увидел фотографию Вимаюка Вандика, которого американцы называли Питом, его глаза увлажнились. Он прижал фотографию к лицу, а потом нежно погладил ее своими длинными, костистыми пальцами. «Это мой отец», — сказал он на языке дани, указывая на снимок. Он с благодарностью принял фотографию в подарок и предложил в обмен отполированный камень.

ПОСЛЕ ВОЙНЫ АМЕРИКАНСКАЯ армия пыталась послать военных в Шангри-Ла, чтобы вернуть останки жертв катастрофы на родину. Этот план рассматривался в 1947 году. Предполагалось отправить в долину два гидроплана, но они потерпели крушение во время тайфуна. Никто не пострадал. В письмах, направленных родственникам жертв катастрофы, военные писали о том, «что этот план связан с серьезной опасностью для жизней участников предполагаемой экспедиции». В конце концов было решено, что вернуть останки жертв на родину не представляется возможным. Официальное место погребения получило название «Американское военное кладбище, Тайная долина № 1» на 139 градусах 1 минуте восточной долготы и 3 градусах 51 минуте южной широты.

Однако спустя десять лет голландские исследователи направились в джунгли к месту крушения миссионерского самолета, который рухнул неподалеку от «Гремлин Спешиэл». Ход экспедиции освещало агентство «Ассошиэйтед Пресс». Американская армия присоединилась к экспедиции. По точным указаниям, полученным от Джона Макколлома и Эрла Уолтера, в декабре 1958 года экспедиция вышла к месту катастрофы. Были обнаружены и идентифицированы тела сержанта Лоры Бесли, капитана Герберта Гуда и рядовой Элинор Ханны. В отношении оставшихся восемнадцати тел, говоря словами командира экспедиции, «идентификация не представлялась возможной». Участники экспедиции собрали максимальное количество костей и личных предметов и покинули место катастрофы.

Герберт Гуд был похоронен на Арлингтонском национальном кладбище, Элинор Ханна упокоилась на частном кладбище в Пенсильвании. Принадлежавшие ей браслеты из китайских монет (тот, который был на ней, и два других, оставленных в палатке) были возвращены ее родным.

Лору Бесли похоронили на Национальном мемориальном кладбище на Гавайских островах. Ее второе погребение состоялось 13 мая 1959 года, в день четырнадцатой годовщины катастрофы. В похоронах приняли участие все члены женского корпуса, которые в то время находились на Гавайях. Через несколько недель одна из этих женщин вернулась на кладбище, чтобы убедиться в том, что на могиле установлен соответствующий памятник. К ее удивлению, на могиле Лоры Бесли лежала гирлянда из орхидей-ванд. Она так и не узнала, кто оставил цветы.

Восемнадцать жертв авиационной катастрофы были похоронены в братской могиле на Национальном кладбище Джефферсона в Сент-Луисе. Похороны состоялись 29 июня 1959 года. На могиле был установлен большой гранитный камень с именами, званиями и датами жизни погибших. На похоронах присутствовали оба сына полковника Питера Проссена, Питер-младший и Дэвид. Джон Макколлом приехал с вдовой своего брата, Аделью, и ее четырнадцатилетней дочерью Денни.

Экспедиция обнаружила обручальное кольцо Роберта Макколлома, которое было возвращено его вдове. Адель так и не вышла замуж. После ее смерти кольцо перешло к Денни. Она носила его очень долго, в память о родителях. В 1991 году кольцо украли из ее дома, но Денни все еще надеется его разыскать.

ДЖЕЙМС ЛАТГРИНГ, МЕСТО которого на «Гремлин Спешиэл» занял Мелвин «Молли» Моллберг, не забыл своего лучшего друга. Латгринг знал, что за несколько месяцев до катастрофы Моллберг безуспешно пытался присоединиться к подразделению, которое летало на самолетах «Пи-47 Тандерболт». В память о нем Латгринг и его друзья назвали свой самолет «Молли». Название самолета они написали прямо на носу. Латгринг назвал сына в честь погибшего товарища. Мелвин Латгринг так никогда и не узнал, почему его имя пишется через «y», а не через «i». Во время вьетнамской войны Мелвин Латгринг служил в американской армии механиком вертолетов.

За проведение спасательной операции лейтенант Генри И. Палмер получил медаль за заслуги. После войны он вернулся в Луизиану, женился, у него было четыре дочери. Он работал регистратором избирателей в городе Ист-Фелисиана, штат Луизиана. На своем посту он принял участие в еще одном историческом событии — расследовании убийства президента Джона Ф. Кеннеди. В 1967 году окружной прокурор Нового Орлеана, Джим Гаррисон, обвинил бизнесмена Клея Шоу в сговоре с Ли Харви Освальдом с целью убийства президента. В ходе процесса Шоу Генри Палмер был свидетелем. Обвинение старалось доказать связь между Шоу и Освальдом. Свидетели показали, что Освальд пытался зарегистрироваться как избиратель в офисе Палмера в тот же день, когда там находился Шоу. Шоу признали невиновным, но Генри Палмера продолжали расспрашивать об этом деле вплоть до 1991 года, когда он умер в возрасте семидесяти семи лет.

За пилотирование «Протекающей Луизы» майор Уильям Дж. Сэмюелз был удостоен Почетного креста за «героизм и выдающиеся достижения в ходе выполнения воздушных полетов». Вскоре после этого ему было предложено вылететь на Окинаву и получить звание подполковника или вернуться домой. Он предпочел отставку. Последующие тридцать три года он работал пилотом в «Юнайтед Эйрлайнз». Уильям Сэмюелз умер в 2006 году в возрасте девяноста одного года.

ПОСЛЕ ВОЙНЫ ПОЛКОВНИК Рэй Т. Элсмор стал одним из основателей компании «Трансоушн Эйл Лайнз». Компания занималась организацией перелетов, которых не могли или не хотели организовывать другие перевозчики. Элсмор был директором и вице-президентом компании с 1946 по 1952 год. Позже он стал президентом компании «Вестерн Скай Индастриз» в Хэйворде, штат Калифорния. Он был удостоен нескольких почетных военных наград.

Элсмор умер в 1957 году в возрасте шестидесяти шести лет. Нет никакой информации о том, что он когда-нибудь бывал в своей долине. В некрологе, опубликованном в «Нью-Йорк Таймс», говорилось о том, что он организовывал вылет генерала Макартура с Филиппин и «руководил драматической операцией по спасению женщины-военнослужащей и двух офицеров в „долине Шангри-Ла“ в Голландской Новой Гвинее».

Через год в «Таймс» был опубликован некролог Джорджа Лайта — репортера, который в 1944 году летал вместе с Элсмором. Он был одним из тех, кто окрестил долину Шангри-Ла. После войны Лайт отправился в Голливуд и стал известным кинокритиком. Он умер в возрасте пятидесяти одного года.

До 1948 года Ральф Мортон оставался руководителем австралийского бюро «Ассошиэйтед Пресс», а затем стал работать в международном отделе агентства в Нью-Йорке. Одновременно он преподавал в Колумбийском университете. В 1954 году он вместе с женой организовал еженедельник «Дартмут Фри Пресс» в Новой Шотландии. Он умер в 1988 году в возрасте восьмидесяти лет.

Уолтер Симмонс из «Чикаго Трибьюн» в течение десяти лет жил на Дальнем Востоке. Он написал одну из первых статей о том, как солдаты армии Северной Кореи пересекли тридцать восьмую параллель, что послужило поводом к началу Корейской войны. В 1955 году он вернулся в Чикаго и исполнял обязанности редактора статей и редактора воскресного выпуска газеты и ее приложений. На пенсию Симмонс вышел в 1973 году, а умер в 2006 году в возрасте девяноста восьми лет.

Александр Канн создал одиннадцатиминутный документальный фильм под названием «Спасение из Шангри-Ла». Фильм начинался с изображения запретных гор, вершины которых окутаны облаками. А затем Канн начинал свое повествование: «Высоко в горах Голландской Новой Гвинеи, за этими тучами, не так давно разбился американский военный самолет». Кульминацией картины стали кадры сцепки самолета-буксировщика с планером.

После войны Канн женился в четвертый и последний раз. В этом браке у него родились два сына и дочь. Он продолжал снимать документальные фильмы в Австралии. Его жена, театральный агент Джун Данлоп Канн, говорила репортерам о том, что «он бросил пить двенадцать лет назад». Она покинула киноиндустрию и посвятила себя воспитанию детей. Позднее Канн стал абсолютным трезвенником, вернулся в кино, сыграл роль в популярном сериале «Скиппи», рассказывающем о героическом кенгуру, и в фильме «Нед Келли» 1970 года, где вместе с ним играл Мик Джаггер. Канн умер в 1977 году в возрасте семидесяти четырех лет.

УСИЛИЯМИ ЭРЛА УОЛТЕРА медалями были награждены все десять десантников из Первого разведывательного батальона — Сантьяго Абреника, Кустодио Алерта, Альфред Байлон, Бен «Док» Булатао, Эрменхильдо «Супермен» Каоили, Фернандо Донгальо, Хуан «Джонни» Хавонильо, Камило «Рамми» Рамирес, Дон Руис, и Роке Веласко. Все, кроме Булатао и Рамиреса, получили Бронзовые звезды. Медики получили Солдатские медали — высшие награды американской армии за небоевые действия. Они были награждены за то, что рискнули собственными жизнями ради спасения трех выживших в авиационной катастрофе. О судьбе Булатао и Рамиреса после войны известно немногое. В сентябре 1945 года Рамирес отправился в Келсо, штат Вашингтон, чтобы навестить Кена Деккера. Родители Деккера устроили свадебный прием для Рамиреса и девушки из Техаса, Люсиль Мосли, с которой тот переписывался несколько лет. В коротком газетном сообщении о свадьбе ее называют «двадцативосьмилетней танцовщицей из ночного клуба». Брак этот оказался недолгим. Рамирес умер в 2005 году в возрасте восьмидесяти семи лет. Бен Булатао женился в Рено, штат Невада, в 1968 году, а в 1984 году в Калифорнии развелся. Он умер в 1985 году в возрасте семидесяти одного года.

После спасательной операции Эрл Уолтер и его подразделение, наконец-то, вылетели на Филиппины. Но к этому времени острова уже были освобождены. 15 августа 1945 года, через шесть дней после атомной бомбардировки Нагасаки, японское правительство объявило о безоговорочной капитуляции. В тот же день генерал Макартур распустил Первый разведывательный батальон и выразил благодарность всем его членам.

Слева направо: Джон Макколлом, Кен Деккер и Эрл Уолтер, 1995 (фотография любезно предоставлена С. Эрлом Уолтером-младшим).

Уолтер получил степень бакалавра в университете Орегона. Он работал в отделе продаж компании «Мейл-Уэлл Энвелоп Компани» и провел в фирме тридцать семь лет. Он был майором американской армии, вырастил трех дочерей и двух сыновей. Его жена Салли умерла от инфаркта в 1989 году. Уолтер на всю жизнь сохранил любовь к плаванию. Когда ему было уже за восемьдесят, он завоевал золотую медаль на чемпионате по плаванию в своей возрастной категории.

Как и двое медиков, Уолтер получил Солдатскую медаль. В 2009 году, через несколько недель после восемьдесят восьмого дня рождения, Уолтер показывал ее своему гостю, который пришел навестить его в доме для престарелых на побережье Орегона. Восьмиугольная медаль размером в полдоллара времен Кеннеди висела на выцветшей красно-бело-голубой ленте. На стене висела и наградная грамота, в которой отмечались «выдающаяся смелость и командирские качества» Уолтера. В заключение говорилось: «Капитан Уолтер героически возглавил спасательную операцию, благодаря которой жертвам авиационной катастрофы удалось благополучно вернуться на военную базу».

После войны он показывал медаль своему отцу. «Он спросил: „Ты ее заслужил?“, и я без малейшего промедления ответил: „Да, папа, я ее заслужил!“»

В последней записи в дневнике, датируемой 3 июля 1945 года, Уолтер написал: «Итак, мы закрываем историю „Аванпоста американской армии в Шангри-Ла“ и надеемся на то, что в предстоящие годы мы сможем вспомнить об этих событиях и сказать, что хорошо справились со своей работой».

В начале 2010 года Уолтер узнал от автора этой книги, что старые туземцы на Новой Гвинее до сих пор помнят его и его людей. Он был очень тронут. Уолтер долго молчал, потом откашлялся и признался: «Это было самое яркое событие моей жизни».

ВЕСНОЙ 1995 ГОДА Уолтер встретился с Джоном Макколломом и Кеном Деккером в ресторане Сиэттла. Они решили отметить пятидесятилетие со дня катастрофы. Они привезли с собой фотографии, сделанные в Шангри-Ла. Вечер был наполнен смехом и воспоминаниями. Каждый старался заполнить пробелы в памяти друг друга. Восьмидесятичетырехлетний Деккер отчаянно флиртовал с официанткой. Все трое вспоминали десантников-филиппинцев и королеву Шангри-Ла, которая не смогла приехать на встречу.

ПОСЛЕ ВОЗВРАЩЕНИЯ на базу Кен Деккер несколько месяцев провел в госпитале. Вылечившись, он поступил в университет Вашингтона и получил диплом инженера. Он работал в инженерном армейском корпусе, затем в компании «Боинг». В «Боинге» он проработал вплоть до пенсии, на которую вышел в 1974 году.

Деккер женился поздно, и детей у него не было. Он редко рассказывал о катастрофе — отчасти потому, что не помнил о том, что произошло в промежуток между падением «Гремлин Спешиэл» и началом пути на прогалину в джунглях.

Кен Деккер умер в 2000 году в возрасте восьмидесяти восьми лет. Каждый год, 13 мая в день его рождения и в годовщину авиационной катастрофы, ему звонил его старый друг, Джон Макколлом.

ДЖОН МАККОЛЛОМ НА ВСЮ жизнь запомнил, как пролетавший над поляной самолет капитана Бейкера покачал крыльями. При этом воспоминании на его глаза всегда наворачивались слезы.

Макколлом вышел в отставку в 1946 году, но во время Корейской войны снова вернулся в армию. Тридцать восемь лет он работал на авиационной базе «Райт-Паттерсон» в Огайо. Выйдя на пенсию, он стал консультантом в аэрокосмической фирме и вице-президентом компании «Пайпер Эйркрафт».

Джон Макколлом женился, у него родились сын и дочь, он развелся, потом женился вновь и заимел четверых приемных детей. На свадьбе своей племянницы Денни он принял на себя роль брата-близнеца. Именно он подвел невесту к алтарю и впоследствии стал дедушкой двух ее сыновей.

Макколлом редко публично говорил о брате. Эта потеря была для него слишком мучительна. Он всю жизнь чувствовал себя виноватым из-за того, что выжил — причем перед всеми, кто погиб на «Гремлин Спешиэл». «Почему я не погиб вместо них?» — твердил он. Когда его спрашивали о том, что произошло, он коротко отвечал: «Мне повезло».

Но боль должна была прорываться, а самой большой болью Джона была потеря брата-близнеца. ИНОГДА ДЖОН ПРИЗНАВАЛСЯ, ЧТО СКОРБЬ О БРАТЕ НИКОГДА НЕ ПОКИДАЕТ ЕГО: «ПОГИБНУТЬ ДОЛЖЕН БЫЛ НЕ ОН, А Я! ВЕДЬ ОН БЫЛ ЖЕНАТ, И У НЕГО РОСЛА МАЛЕНЬКАЯ ДОЧЬ, КОТОРОЙ ОН ТАК НИКОГДА И НЕ УВИДЕЛ». В течение долгих лет после катастрофы Джон Макколлом мечтал вернуться к месту крушения вместе с Кеном Деккером и Маргарет. А там их встретил бы Роберт, живой и здоровый…

Те, кто бывал в доме Макколлома, сразу замечали множество фотографий молодых и абсолютно неразличимых Джона и Роберта. Они навсегда остались вместе — пусть даже только в памяти.

В августе 2001 года ноги Джона Макколлома слишком ослабели, чтобы он мог подниматься в свой кабинет над гаражом. Однажды его жена Бетти вернулась домой из магазина и увидела, что мужа нет. Встревоженная, она позвала его. Он ответил: «Я наверху».

Джон Макколлом с племянницей, Денни Макколлом-Скотт, 1998 г. (фотография любезно предоставлена Б. Б. Макколлом).

Бетти поднялась в кабинет и спросила: «Как ты сюда добрался?»

«Потихоньку, шаг за шагом, — ответил муж. — Я кое-что искал».

Джон Макколлом умер через несколько дней. Ему было восемьдесят два года. Когда Бетти Макколлом поднялась в его кабинет, то увидела, что он привел в порядок все свои важные документы, в том числе счета и страховку. Среди бумаг она обнаружила сертификат «Общества Шангри-Ла», подписанный полковником Элсмором. Макколлом позаботился и о собственном некрологе: «В мае 1945 года его самолет разбился над Новой Гвинеей. Он был спасен в июне 1945 года, но его брат-близнец в той катастрофе погиб».

После смерти мужа Бетти Макколлом учредила стипендию для студентов инженерного отделения университета Миннесоты. Она знала, что ему это понравилось бы, но он не захотел бы стать единственным учредителем. Поэтому стипендия называется Мемориальной стипендией Джона и Роберта Макколломов.

«Мак был очень серьезным человеком, — говорила Бетти. — В его жизни происходило немало тяжелых событий. Но он лишь сжимал зубы покрепче, справлялся со всем и шел дальше. Он был удивительным человеком».

ЧЕРЕЗ ТРИ НЕДЕЛИ после спасения Маргарет вернулась в Соединенные Штаты настоящей звездой. Корреспондент «Лос-Анджелес Таймс», описывая ее возвращение, назвал ее «самой знаменитой молодой женщиной Второй мировой войны». Не желая уступать, газета «Бостон Санди Эдвертайзер» писала: «Она блондинка. Она очаровательна. Она — главная искательница приключений Второй мировой войны».

Репортеры проследили весь ее путь от Голландии до Манилы, Калифорнии и Нью-Йорка. У нее брали интервью радиостанции. Газеты дрались за право опубликовать ее дневник. Газета ее родного городка Овего писала о том, что Маргарет получает предложения от «промоутеров, галеристов, театральных агентов, специалистов по рекламе, журналистов, комментаторов и обычных репортеров». Американский журнал «Коллинг Олл Герлз» получил разрешение армии опубликовать «подлинный комикс» о приключениях Маргарет в Шангри-Ла. В рамках рекламной кампании газета организовала свидание Маргарет и сержанта Уолтера «Уолли» Флеминга, которое сорвалось из-за катастрофы. Но поплавать в океане близ Голландии им не удалось. Вместо этого они отужинали в ресторане «Тутс Шорз» в Нью-Йорке. После этого они встречались еще пару раз, но потом окончательно расстались.

Маргарет Хастингс в обществе своих сестер, Кэтрин и Риты, во время парада в честь ее возвращения в Овего (фотография любезно предоставлена Б. Б. Макколлом).

КОГДА ПОЕЗД, НА КОТОРОМ ВОЗВРАЩАЛАСЬ МАРГАРЕТ, ПРИШЕЛ В ЕЕ РОДНОЙ ГОРОД ОВЕГО, ЕЕ ВСТРЕЧАЛИ ТРИ ТЫСЯЧИ ЧЕЛОВЕК. МЕСТНЫЙ ОРКЕСТР ИСПОЛНЯЛ ВЕСЕЛЫЕ МАРШИ. МАРГАРЕТ СОШЛА С ПОЕЗДА И ОКАЗАЛАСЬ В ОБЪЯТИЯХ ОТЦА. Президент Торговой палаты провозгласил ее «Гражданином Овего № 1». Журналисты с восторгом писали: «Загорелая Маргарет с замечательной, задорной стрижкой в шелковой летней военной форме и крокодиловых туфлях». Из нью-йоркского театрального агентства сообщили, что Маргарет поступило несколько предложений сняться в кино. Светский журналист писал, что роль Маргарет предлагали молодой звезде Лоретте Янг, но многие считали, что она должна сама сыграть себя. Соседи прорывались через все кордоны, чтобы взять автограф у новой звезды. В ее честь был устроен целый парад. Маргарет вместе с сестрами проехала через весь город в открытой машине. Она навсегда запомнила двух старушек, которые махали ей платками и плакали.

Всеобщее безумие длилось ровно месяц. Командование решило не отправлять Маргарет обратно на Новую Гвинею. Ей поручили участие в национальной рекламной кампании по распространению облигаций Победы. За шесть недель она выступила в четырнадцати штатах и произнесла более двухсот речей. В каждом городе она рассказывала о своих приключениях и позировала для фотографий со знаменитостями и генералами — в том числе и с Дуайтом Эйзенхауэром. Почтовый ящик Маргарет ломился от писем — ей писали поклонники, ей посвящали стихи, ее умоляли об автографе, ей делали предложения совершенно незнакомые люди (один из претендентов на ее руку с гордостью извещал, что занял первое место в своем городе на соревнованиях по длине плевка). Написал ей и сержант Дон Руис — тот самый, которого она, по мнению Уолтера, пыталась соблазнить. Письмо было чисто дружеским. Дон рассказывал ей о товарищах по оружию и о фотографиях, сделанных Уолтером в долине. «Ты отлично получилась на фоне своей постели из золотистого сена и в той маленькой палатке на картофельном поле», — писал он. Самый игривый момент письма — воспоминания об очаровательной женщине, с которой Дону Руису довелось потанцевать в долине. В заключение он написал: «Долгих тебе лет, королева Шангри-Ла».

Не все отнеслись к такому вниманию к Маргарет спокойно. Мать второго пилота разбившегося самолета, майора Джорджа Николсона, написала командованию жалобу. «Она очень обижалась на Маргарет Хастингс», — говорил двоюродный брат Джорджа Николсона, Джон Маккарти. Маргарет Николсон боялась, что в катастрофе обвинят ее сына. В ответ на одно из ее посланий полковник из отдела по связям с общественностью министерства обороны писал: «Я испытываю глубочайшее уважение к вашему горю и прекрасно понимаю ваше беспокойство из-за того, что о мужественном поведении вашего сына пишут слишком мало. Можете быть уверены в том, что его заслуги будут оценены по достоинству». Жена Николсона, Элис Николсон, хотела поговорить с Маргарет, но она отказалась. Джон Маккарти вспоминал: «Моя тетя Элис спросила: „Неужели вы не хотите встретиться с женой вашего командира?“ Маргарет Хастингс ответила: „Я не хочу видеть вдову моего командира“».

Подобные упреки усиливали недовольство Маргарет свалившейся на нее славой. Она не считала себя героиней, полагала, что ей просто повезло. Ей хотелось вернуться к прежнему образу жизни. И это желание исполнилось, когда кинопланы рухнули. «Война кончилась, и военные истории всем надоели, — вспоминала сестра Маргарет, Рита Каллахан. — Они захотели снять фильм категории Б, но Маргарет не согласилась».

Через год после спасательной операции репортер «Лос-Анджелес Таймс» с удивлением узнал, что Маргарет спокойно живет на Макмастер-стрит. «Почти каждое утро она в полинявших военных брюках и рубашке работает во дворике своего зеленого дома, где живет вместе с отцом, — писал репортер. — Маргарет не сочиняет книгу о своих приключениях. У нее нет честолюбивых планов. Она не подписывает контрактов на рекламу консервов, сигарет или походного снаряжения. Самое главное дело ее жизни — это поступление в университет Сиракуз».

Маргарет и Джон Макколлом в обществе десантников. На коленях Маргарет свинка Пегги. Фотография сделана после окончания спасательной операции в Шангри-Ла (Кен Деккер в момент съемки уже находился в госпитале). (фотография любезно предоставлена С. Эрлом Уолтером-младшим).

Два года Маргарет училась в университете, но так и не окончила его. Она вышла замуж за Роберта Аткинсона, бывшего спортсмена-бобслеиста, избравшего путь страхового агента. У них родился сын, но супруги развелись, когда Маргарет ждала второго ребенка, девочку. Маргарет воспитывала детей одна. Она работала на военной базе Гриффисс. Репортеры периодически разыскивали ее, особенно в годовщину катастрофы. Они звонили ей, когда на Новой Гвинее пропал Майкл Рокфеллер, сын губернатора Нью-Йорка и отпрыск знаменитого семейства. «У него прекрасные шансы выжить, если, конечно, он не утонул», — сказала она журналистам.

Последний раз Маргарет выступила в роли «Королевы Шангри-Ла» в 1974 году, когда она, Джон Макколлом и Кен Деккер стали почетными членами Национальной ассоциации пилотов планеров времен Второй мировой войны. Они встретились впервые за тридцать лет — в тот год ассоциация устраивала большой сбор своих членов. Тогда Маргарет рассказала о том, какой урок вынесла из приключений в долине: «Если у тебя есть выбор, то сразу возникает страх. Но когда выбора нет, чего бояться? Просто делаешь то, что нужно сделать». КТО-ТО СПРОСИЛ У МАРГАРЕТ, ХОТЕЛА БЫ ОНА ВЕРНУТЬСЯ НА НОВУЮ ГВИНЕЮ, И ОНА, НИ НА МИНУТУ НЕ ЗАДУМАВШИСЬ, ОТВЕТИЛА: «КОНЕЧНО, ДА!» Вернуться на Новую Гвинею ей не удалось. У нее был диагностирован рак матки. «Она была настоящим борцом, — вспоминала ее сестра. — Она никогда себя не жалела. Узнав, что умирает, она отказалась от лечения и вернулась домой».

Маргарет Хастингс умерла в ноябре 1978 года в возрасте шестидесяти четырех лет. Ее похоронили рядом с родителями, на очаровательном маленьком кладбище с американскими флагами, совсем рядом с Макмастер-стрит.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Эпилог

Из книги Майкл Джордан и мир, который он сотворил автора Хэлберстам Дэвид


Часть 2. Эпилог после эпилога

Из книги Правда фронтового разведчика [Выпало — жить!] автора Алексеева-Бескина Татьяна

Часть 2. Эпилог после эпилога Когда, исполнив свой земной долг, ушел тот, в чьих рассказах о фронтовых днях как бы была поставлена точка, у соавтора, друга, жены, появилась настоятельная потребность рассказать хотя бы немного об Игоре Александровиче Бескине послевоенном.


Третья производная, или Эпилог к «Эпилоry после эпилога»

Из книги Саша Чекалин автора Смирнов Василий Иванович

Третья производная, или Эпилог к «Эпилоry после эпилога» Игорюшик, Пушенька, здравствуй в памяти моей, приветствую тебя! Так или иначе, разговариваю с тобой каждый день, а сегодня собралась ставить точку в нашей с тобой книжке «Выпало — жить!», и поэтому сегодняшний


ЭПИЛОГ

Из книги Непарадные портреты автора Гамов Александр

ЭПИЛОГ Повесть закончена. Кажется, сказано все. Но что же было дальше? — может спросить читатель.На извилистом крутом берегу неширокой в этих местах реки Оки стоит небольшой старинный русский город — ровесник Тулы и младший брат Москвы. Летом Он утопает в зелени садов. А


4. Скуратов запевает после первой, а Степашин — после третьей...

Из книги Лорд Байрон. Заложник страсти автора Марчанд Лесли

4. Скуратов запевает после первой, а Степашин — после третьей... Нынче вроде не до песен. Особенно политикам: кризисы, реформы, повороты, переломы... Но и сейчас в коридорах власти нет-нет да и чокнутся, вздрогнут — и зазвенит застольная нота. Да и на банкетах, до которых


Эпилог После смерти

Из книги Снова Казанова (Меее…! МУУУ…! А? РРРЫ!!!) автора Бетаки Василий Павлович

Эпилог


29. ЭПИЛОГ «ПОСЛЕ НАШЕЙ ЭРЫ». (1988–2001)

Из книги Солёное детство автора Гезалов Александр Самедович

29. ЭПИЛОГ «ПОСЛЕ НАШЕЙ ЭРЫ». (1988–2001) Это уже не мемуары… Дальше начинается настоящее:Рухнула Стена!!! Москва, Наташа и «Мармион». Окуджава. Лена и щениха Нюша. В Питере. «Пень — клуб». Развесёлая «Правда». «Уходят, уходят, уходят друзья»… Вот и Синявского нет… Вознесенский,


Эпилог

Из книги Борис Пастернак автора Быков Дмитрий Львович

Эпилог В церковь я ходил всегда. Стоял у входа и смотрел на священников, на иконы… У меня никогда не возникало желания выставить вперед ладошку для милостыни. (Всегда провожаю взглядом бомжей: почему они так живут?) Но что-то тянуло в церковь меня, необразованного, темного,


Эпилог Жизнь после смерти

Из книги Довлатов автора Попов Валерий

Эпилог Жизнь после смерти 1 Как обещало, не обманывая, проникло солнце утром рано косою полосой шафранового от занавеси до дивана. Настало утро 31 мая 1960 года – первого дня на земле без Пастернака.Зинаида Николаевна с домработницей Таней обмыла его. В шесть утра прибежала


Эпилог. После смерти начинается история

Из книги Генрих IV автора Балакин Василий Дмитриевич

Эпилог. После смерти начинается история Слава пришла сразу — словно, как всегда по своей подлой привычке, только смерти и ждала. Первая большая книга Довлатова в России — «Заповедник» — была подписана в печать на пятый день после его смерти!В те годы торговля книгами (как


Эпилог Жизнь после смерти

Из книги Затерянные в Шангри-Ла [HL] автора Зукофф Митчелл

Эпилог Жизнь после смерти Гибель Генриха IV потрясла всю Францию, оплакавшую государя, которому при жизни довелось изведать самое разное отношение к себе. Воспоминания о его трагической кончине глубоко укоренились в народной традиции в течение первой половины XVII века. В


3. ШАНГРИ-ЛА

Из книги Автобиография фальсификатора автора Хэбборн Эрик

3. ШАНГРИ-ЛА ЗА ГОД ДО событий, в мае 1944-го, полковник Рэй Т. Элсмор летел на транспортном самолете «Си-60». Сквозь треск помех он услышал голос второго пилота. Элсмор принял на себя управление, сделал маневр и направил самолет к горам в центральной части Новой Гвинеи.Элсмор


Эпилог

Из книги Евгений Шварц. Хроника жизни автора Биневич Евгений Михайлович


ЭПИЛОГ. ПОСЛЕ ЖИЗНИ

Из книги Потемкин автора Монтефиоре Саймон Джонатан Себаг

ЭПИЛОГ. ПОСЛЕ ЖИЗНИ 17 января появились некрологи в «Ленинградской правде», «Кадре», «Смене»; 18-го — в «Вечернем Ленинграде», «Литературной газете», 19-го — в «Ленинских искрах» и др.Почтальоны приносили Екатерине Ивановне телеграммы и письма:«Всем сердцем горюю об утрате


Эпилог ЖИЗНЬ ПОСЛЕ СМЕРТИ

Из книги Женщина фюрера, или Как Ева Браун погубила Третий рейх автора Грейгъ Ольга Ивановна

Эпилог ЖИЗНЬ ПОСЛЕ СМЕРТИ Их ищут места — и не знают; В пыли Героев попирают! Героев ? — Нет! —но их дела Из мрака и веков блистают; Нетленна память, похвала И из развалин вылетают, Как холмы гробы их цветут; Напишется Потемкин труд. Г.Р. Державин.


Глава 32. Шангри-Лу на другом конце света

Из книги автора

Глава 32. Шангри-Лу на другом конце света Война с Советским Союзом, начавшаяся в ночь на 22 июня 1941 года как превентивная со стороны Германии, могла означать только одно: тайные соперники просчитались, стремясь обыграть весь мир, и в первую очередь, друг друга. Уже хорошо