21. ЗЕМЛЯ ОБЕТОВАННАЯ

21. ЗЕМЛЯ ОБЕТОВАННАЯ

ДНИ ШЛИ, УОЛТЕР подогревал внимание репортеров, считая, что это может пойти ему на пользу. «Сегодня опять прилетали оба военкора. Похоже, наша история на первых страницах всех газет мира, — писал он в своем дневнике. — Надеюсь, что после этого нам удастся принять участие в настоящих боевых действиях». В другой день он записал: «Если эта реклама пойдет нам на пользу, буду считать, что Господь услышал мои молитвы».

Скоро Уолтер узнал, что его молитвы действительно были услышаны. Неясно, сыграли ли в этом свою роль журналисты, но Уолтеру сообщили, что по возвращении в Голландию его подразделение немедленно отправится на Филиппины. Японцы почти прекратили сопротивление на островах. Партизанская война на Минданао подходила к концу. Генерал Макартур собирался объявить Филиппины «освобожденной зоной». И все же Уолтер не терял надежды встретиться на поле боя со своим героическим отцом. «Последнее, что я слышал о папе, это то, что у него все в порядке, но бои все еще идут».

Когда первый восторг прошел, Уолтера охватило отчаяние — Маргарет и Деккер поправлялись очень медленно. Пришлось дважды переносить дату возвращения в базовый лагерь в долине. Док Булатао сообщил, что состояние больных заметно улучшилось, но тяжелого перехода они не выдержат. В дневнике Уолтер рассказывал о конфликте между чувством долга и желанием побыстрее вернуться в строй: «Я не могу рисковать состоянием здоровья наших пациентов — любая инфекция может привести к ампутации». И сразу за этими словами мы читаем: «Все расстроены из-за задержки — особенно мои ребята и я сам. Мы же получили приказ отбыть на Филиппины. Война все еще идет, и нам надоело быть в стороне от боевых действий».

15 ИЮНЯ, ЧЕРЕЗ тридцать три дня после катастрофы, Док Булатао внимательно осмотрел Маргарет и Деккера, чтобы убедиться, что их состояние улучшилось. После осмотра он объявил, что пациенты готовы к переходу. В лечении они все еще нуждались, особенно Деккер, но Булатао считал, что опасность им больше не угрожает и они смогут выдержать переход до базового лагеря.

Уолтер дождаться не мог, когда можно будет свернуть лагерь и отправиться в путь. Но он отложил отправку до полудня, чтобы транспортный самолет успел сбросить припасы и запасную рацию на случай, если по дороге возникнут какие-то проблемы.

Ральф Мортон выполнял обязанности и корреспондента, и радиста. Транспортный самолет сбросил свой груз, и Мортон смог поговорить с Уолтером. Они обсудили план возвращения в базовый лагерь, и тут выяснилось, что репортера больше всего интересует Маргарет. Сколько бы Джон Макколлом ни пытался отвлечь журналиста, Мортон от намеченной цели не отступал:

Ральф Мортон: Как сегодня себя чувствует капрал Хастингс?

Лейтенант Макколлом: Она чувствует себя хорошо. Впрочем, все чувствуют себя хорошо. Мы мечтаем отсюда выбраться. Мы просидели здесь больше месяца, и нам страшно хочется вернуться к работе в Голландии. Да и десантники сидят здесь уже три недели.

Ральф Мортон: А Маргарет сможет что-нибудь нести?

Лейтенант Макколлом: Капрал Хастингс понесет небольшой рюкзак — по-видимому, около пятнадцати фунтов. Остальные понесут груз от пятидесяти до семидесяти пяти фунтов. Нам будет нелегко, если не удастся договориться с туземцами.

Ральф Мортон: Да, такой хрупкой девушке будет трудно справиться с таким грузом…

Даже находясь вдали от зоны боевых действий, военные репортеры старались как можно тщательнее фиксировать имена и места рождения военнослужащих. Родные и друзья с радостью читали о смелости своих близких и гордились знакомством с теми, кто сражается на войне. «Имена — это новости» — таков был девиз военных корреспондентов. Издатели поддерживали эту практику не только из журналистских, но и коммерческих соображений: напечатав имя местного жителя в своей газете, они стимулировали читательскую верность и подталкивали к приобретению дополнительных экземпляров.

За одним исключением журналисты, освещавшие катастрофу «Гремлин Спешиэл», следовали этому неписаному правилу. Они сразу назвали имена выживших и жертв катастрофы и те города, откуда они пошли в армию. Читатели узнали имена священников, отслуживших погребальные службы, имена тех, кто участвовал в планировании спасательной операции, имена экипажей транспортных самолетов. В газетах напечатали имена не только пилота, второго пилота и радиста, а также и бортинженера, сержанта Энсона Мейси из Джексонвилля, штат Флорида, и всех работников грузовой службы.

Но внимание всех репортеров было приковано к Маргарет, порой в ущерб десантникам Первого разведывательного батальона филиппинского происхождения. Но ведь все они, кроме Рамми Рамиреса, были уроженцами или гражданами Соединенных Штатов. ГОВОРЯ С РЕПОРТЕРАМИ ПО РАЦИИ, УОЛТЕР И МАККОЛЛОМ ПОСТОЯННО ПЫТАЛИСЬ ПРИВЛЕЧЬ ВНИМАНИЕ РЕПОРТЕРОВ К ДЕСАНТНИКАМ — ОСОБЕННО К ГЕРОИЧЕСКОЙ ВЫСАДКЕ БУЛАТАО И РАМИРЕСА В ЧРЕЗВЫЧАЙНО ОПАСНЫХ УСЛОВИЯХ И К ИХ РАБОТЕ, КОТОРАЯ НЕ ПРОСТО СПАСЛА ЖИЗНЬ МАРГАРЕТ И ДЕККЕРА, НО ЕЩЕ И ПОЗВОЛИЛА ОБОЙТИСЬ БЕЗ АМПУТАЦИИ. Статья выходила за статьей, но ни о медиках, ни о десантниках в них не говорилось. Порой их упоминали анонимно: «Два филиппинских медика с лекарствами и медицинским оборудованием были сброшены с парашютами в долину».

К чести Ральфа Мортона надо сказать, что в своих статьях он часто упоминал бойцов Первого разведывательного батальона. Уолтер Симмонс больше всего внимания уделил сержанту Альфреду Байлону. Интерес Симмонса к «крепкому, жилистому любителю сигар» подогревался тем, что сержант жил в Чикаго и работал садовником в городской больнице Гарфилд-Парк.

Когда транспортный самолет сбрасывал газеты со статьями о событиях в Шангри-Ла, Уолтер страшно злился — ведь о его людях почти ничего не писали. «Лишь немногие хоть что-то пишут о моих десантниках. Все их внимание приковано к другим. Я искренне надеюсь на то, что, когда мы выберемся отсюда, я смогу рассказать об этих замечательных людях. Ведь спасение выживших стало возможным только благодаря им. Высаживаться на неизвестной территории было очень опасно. Нам пришлось преодолеть высокие горы по густым джунглям, практически без троп. И никто не жаловался. Все стремились как можно лучше выполнить свою задачу».

Но сам Уолтер удостоился довольно высоких оценок. Журналисты называли его «вождем спасателей» — наверное, чтобы отличить от вождей туземных племен. Но все репортеры постоянно называли его столь нелюбимым им именем Сесил и вечно путали его фамилию — Уолтерс вместо Уолтер.

ПРЕЖДЕ ЧЕМ отправиться в базовый лагерь в долине, десантники тщательно рассортировали «имущество». Им нужно было решить, что брать с собой, а что оставить.

Упаковывая рюкзак, Макколлом наткнулся на невскрытые упаковки прокладок «Котекс». Инженерная мысль тут же сработала.

— Мэгги, — спросил он, — они тебе нужны?

Маргарет фыркнула и покачала головой. ТОГДА МАККОЛЛОМ РАЗДАЛ ЖЕНСКИЕ ПРОКЛАДКИ ДЕСАНТНИКАМ, ЧТОБЫ ТЕ ПОДЛОЖИЛИ ИХ ПОД ЛЯМКИ СВОИХ ТЯЖЕЛЫХ РЮКЗАКОВ. ПОЗЖЕ, РАССКАЗЫВАЯ ОБ ЭТОЙ ИННОВАЦИИ В ПЕХОТНОЙ АМУНИЦИИ, МАККОЛЛОМ ПОДЧЕРКИВАЛ: «ОНИ ИДЕАЛЬНО ПОДОШЛИ ДЛЯ ЭТОЙ ЦЕЛИ». Пока Маргарет упаковывалась, вокруг нее собрались туземцы. «Мы хотели проститься с Питом и его людьми, — записала она в дневнике. — Мы не могли называть этих добрых, дружелюбных и гостеприимных людей дикарями. Нам так и не удалось понять речь друг друга. Но наши сердца нашли общий язык. Самое большое чудо, которое произошло с Макколломом, Деккером и мной, после того как нам удалось выжить в авиационной катастрофе, это встреча с добрыми и заботливыми туземцами».

Уолтер стремился как можно быстрее вернуться в базовый лагерь. Он не успел попрощаться с туземцами. Но перед тем, как отправиться в путь, Маргарет все же нашла Вимаюка Вандика — вождя, которого американцы называли Питом. И вождь, и все его люди горько плакали.

«Многие из нас тоже прослезились», — записала в дневнике девушка.

Ни Маргарет, ни десантники не знали, что туземцы сделали им прощальный подарок. КОГДА ВИМАЮК И ДРУГИЕ ТУЗЕМЦЫ ПОНЯЛИ, ЧТО НЕБЕСНЫЕ ДУХИ СОБИРАЮТСЯ УХОДИТЬ И НАПРАВЛЯЮТСЯ В ДОЛИНУ, ЖИТЕЛИ УВАМБО СВЯЗАЛИСЬ СО СВОИМИ СОЮЗНИКАМИ, ОНИ ОРГАНИЗОВАЛИ НОВОЕ СОГЛАШЕНИЕ О БЕЗОПАСНОМ ПРОХОДЕ ЧУЖАКОВ ЧЕРЕЗ ДЖУНГЛИ. На опушке Маргарет оглянулась. Она в последний раз увидела поле сладкого картофеля, которое стало для них спасительным. Именно здесь их заметил капитан Бейкер, пролетавший над долиной на «Б-17». Она в последний раз увидела полевой «госпиталь», где Булатао и Рамирес спасли ее жизнь и ноги. Последним ее впечатлением стала большая пирамидальная палатка, над которой развевался американский флаг.

ЗА МЕСЯЦ, КОТОРЫЙ они провели в небольшом лагере на берегу реки Мунди, американцы постоянно предлагали свою еду туземцам. Но никто ничего не брал — туземцы отказывались даже пробовать чужую пищу. Макколлом перепробовал все — рис, тушенку, шоколад. «Мы откусывали кусочек и съедали у них на глазах, — вспоминал он. — Но они к нашим продуктам даже не прикасались».

Когда чужаки покинули лагерь, туземцы собрали оставшуюся пищу и сложили ее в пещере. «Никто не знал, что это за еда, — вспоминал Томас Вандик. — Люди боялись ее. Поэтому они сложили ее в одно место, и она стала священной. Мы забили свиней и окропили все вокруг их кровью. Это была церемония очищения». У входа в пещеру туземцы посадили дерево, напоминавшее бамбук. Они провели очередную церемонию окропления кровью — на этот раз кровь пролилась на тропу, по которой духи ушли в горы.

Хотя Вимаюк Вандик отказался пробовать еду чужаков, он принял от Макколлома мачете. В деревянной ручке было проделано отверстие, сквозь которое проходила веревка. Рубить деревья туземцам приходилось каждый день. Работа эта была тяжелой и требовала много времени. Островитяне не знали металла. Естественно, что металлическое мачете значительно облегчило их жизнь. Сначала Вимаюк каждое утро возвращал подарок, но каждый день Макколлом подтверждал, что эта вещь принадлежит вождю. Когда американцы покинули лагерь, Вимаюк сохранил мачете для себя.

Хотя Вимаюк, Яралок и другие туземцы сожалели об уходе духов, это событие огорчало далеко не всех. «Некоторые люди злились на Вимаюка, потому что он слишком хорошо относился к духам, — вспоминал Хеленма. — Они говорили: „Отдай им мачете!“ По-видимому, туземцев раздражало то, что десантники разбили лагерь на общественном поле. „Они уничтожили наш сладкий картофель и таро“», — вспоминал Хеленма.

Пока духи оставались с туземцами, для церемонии очищения использовались сигареты. «Сигареты им понравились, — записала в дневнике Маргарет, — но их страшно пугали спички и зажигалки. Поэтому мы прикуривали сигареты от собственных и передавали их Питу и другим туземцам». Она заметила, что Питу больше нравились «Рэли».

Когда духи ушли, Вимаюк поднялся на вершину хребта Оги. С помощью подаренного ему мачете он отломал куски от фюзеляжа «Гремлин Спешиэл», чтобы использовать их в хозяйственных целях. Один фрагмент фюзеляжа стал частью ограды и прослужил более шестидесяти лет.

После ухода духов жители Увамбо вернулись к прежней жизни, которую они и их предки вели веками. Они выращивали свиней и сладкий картофель, возводили дома, вступали в брак, вели войны с врагами. Но теперь, рассказывая детям легенду «Улуаек», они называли духов по именам — Югве, Меакале, Муму, Муа, Пингконг, Бабикама…

Прошло несколько лет. Как и предсказывала легенда, возвращение духов стало началом новой жизни…

СОБРАВ РЮКЗАКИ, американцы тронулись в путь к базовому лагерю, не имея точного представления о том, каким маршрутом двигаться. Им предстояла опасная дорога по джунглям.

«Мы постоянно поднимались и спускались из ущелья в ущелье, — вспоминал Уолтер. — Нам нужно было идти вдоль ручья, который тек по горному склону. Мы переходили его по десять раз на дню, потому что только так могли сохранить чувство направления».

Настроение Маргарет было приподнятым. Пробираясь по залитым дождем джунглям, она ощущала себя частью команды. Она вместе со всеми перебиралась через поваленные деревья, спускалась в бездонные ущелья и перепрыгивала с одного пня на другой. Но через полчаса она начала задыхаться. Она вспомнила кошмарное путешествие после катастрофы, вспомнила, как они пробирались по горам, джунглям и ледяной речке.

«Я думала, что набралась сил и чувствую себя гораздо лучше, чем сержант Деккер, который все еще выглядел просто ужасно, — записала Маргарет в дневнике. — Энергичный темп, заданный десантниками, оказался нам не по силам».

— Пожалуйста, остановитесь! — крикнула она. — Мне нужно отдохнуть.

— Мне тоже, — поддержал ее Деккер, и Маргарет вздохнула с облегчением.

Она понимала, что если бы не остановилась, то Деккер продолжал бы стоически идти вперед, пока силы бы окончательно не оставили его.

Через три часа было решено устроить привал и разбить лагерь для ночевки. Медики проверили и обработали раны Маргарет и Деккера. Кроме того, они остановились довольно рано и успели укрыться от ночного дождя. Маргарет получила собственную палатку, Макколлом и Деккер расположились в другой, несколько десантников в третьей, а остальные устроились в гамаках на деревьях.

На следующее утро все встали рано. Из лагеря вышли около восьми часов. Дорога опять шла по пересеченной местности — приходилось то подниматься, то спускаться. У Маргарет страшно разболелось правое бедро, его сводила судорога. В дневнике Уолтер записал: «Капрал Хастингс чувствует себя плохо, но держится». Однако ее состояние неизбежно замедляло движение.

Над головами пролетел транспортный самолет. Уолтер установил радиосвязь и сообщил майору Гарднеру о том, что туземцев-носильщиков найти не удалось. Он упомянул и о том, что туземцам не нравится, когда чужаки проходят рядом с их деревнями.

— Они настроены враждебно? — уточнил Гарднер.

— Сомневаюсь, — ответил Уолтер. — Мы не ждем никаких неожиданностей. Туземцы в целом миролюбивы. Пока мы не приближаемся к их женщинам и полям, с нами все будет в порядке.

В тот же день несколько туземцев из попавшейся по пути деревни согласились перенести груз хотя бы на какое-то расстояние. Во второй половине дня десантники остановились на привал. Впервые удалось выполнить план — за день они прошли десять миль. «Главная проблема — это вода, — записал Уолтер в дневнике. — Воды кругом полно, но только Богу известно, где найти ее в джунглях».

Уолтер сам растянул левую щиколотку, прыгая с камня на камень, но никому не сказал об этом. «Больше всего меня беспокоили Мэгги и два ее товарища, Кен Деккер и Мак, — вспоминал Уолтер, — поэтому я не обращал внимания на себя. Я наступил на камень, поросший мхом, поскользнулся и сильно растянул щиколотку. Боль мучила меня очень долго». Нога распухла, и Уолтер попросил Дока Булатао наложить тугую повязку. Боль не прошла, но на ногу хотя бы стало можно наступать. «Мы двигались слишком хорошо, чтобы тормозить из-за меня, — записал Уолтер в дневнике. — Бахала На! Я справлюсь!»

Ноги Маргарет окрепли. С каждым днем она чувствовала себя все лучше. 17 июня поход продолжался уже три дня. Уолтер сказал, что Маргарет по выносливости не уступает первоклассному пехотинцу. В дневнике он записал: «Снимаю шляпу перед капралом Хастингс, сержантом Деккером и лейтенантом Макколломом. Это замечательные, мужественные люди. Капрал Хастингс заслуживает особой похвалы. Не устаю удивляться этой девушке!»

Маргарет тоже отметила улучшение. В дневнике она записала, что чувствует себя «на миллион долларов». СИЛЫ ВЕРНУЛИСЬ К МАРГАРЕТ, НО ТЕПЕРЬ ПОЯВИЛАСЬ НОВАЯ ПРОБЛЕМА — НЕЖЕЛАННЫЕ ПОКЛОННИКИ. «Одного из туземцев мы прозвали „Бобом Хоупом“, — писала она в дневнике. — Нос у него точно как у актера. К сожалению, наш Боб страстно в меня влюбился. Он часами бродит вокруг и таращится на меня». Еще больше Маргарет раздражали шуточки десантников. Она страшно злилась.

Американцы и туземцы во время перехода в базовый лагерь в Большой долине (фотография любезно предоставлена С. Эрлом Уолтером-младшим).

«Неожиданно у Боба появился соперник, — писала она. — Молодой туземец, совсем еще ребенок, тоже положил на меня глаз. Его ухаживания весьма экстравагантны: чтобы привлечь внимание девушки, он швыряет в нее палки. Судя по всему, я должна бросать палку назад. Он ведет себя как щенок». В конце концов влюбленные туземцы отстали, и американцы двинулись дальше.

В понедельник, 18 июня, десантники увидели провал между двумя горами, который Уолтер назвал «седлом». Они двинулись вдоль мутной реки Паэ, а потом остановились на обед и отдых. Через два часа к ним подошли трое десантников, остававшихся в базовом лагере — сержанты Сэнди Абреника, Роке Веласко и Альфред Байлон. Уолтер был несказанно рад видеть своих солдат — «лучших солдат в мире, черт побери!».

Возвращение в долину ознаменовалось прилетом транспортного самолета. Завидев его Маргарет, Деккер и Макколлом стали прыгать, как дети, и размахивать руками. На этот раз самолет вел сам полковник Элсмор, а рядом с ним сидел Ральф Мортон.

Через пять недель после вылета из Голландии Маргарет, Макколлом и Деккер наконец-то увидели Шангри-Ла.

«Думаю, что те, кто следовал за Моисеем, увидев Землю Обетованную, радовались не больше, чем мы, — написала в дневнике Маргарет. — Перед нами лежала прекрасная зеленая долина, окаймленная огромными горными пиками массива Оранье. Река медного цвета текла между зеленых берегов. Это была настоящая Земля Обетованная — наша Земля Обетованная».

Когда все успокоились, стало известно, что Элсмор приготовил для них сюрприз.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава IV. «ЗЕМЛЯ ОБЕТОВАННАЯ»

Из книги Жизнь в «Крематории» и вокруг него автора Троегубов Виктор

Глава IV. «ЗЕМЛЯ ОБЕТОВАННАЯ» Для непосредственных участников событий воспоминания о них всегда означают очень многое, в то время как остальным (не присутствовавшим) эти рассказы обычно кажутся смертельной скукой. Я мог бы много чего вспомнить о майских концертах в ДК


ЗЕМЛЯ ОБЕТОВАННАЯ

Из книги Дроздовцы в огне автора Туркул Антон Васильевич

ЗЕМЛЯ ОБЕТОВАННАЯ Карта похода Яссы — Дон (отсутствует) Как и в другие города, после освобождаемые нами, мы точно несли с собой весеннее солнце. Солнце всегда было нашим союзником. Союзником большевиков была зимняя стужа.Мы вошли в Новочеркасск по приказу донского


ЗЕМЛЯ ОБЕТОВАННАЯ

Из книги Нансен автора Таланов Александр Викторович

ЗЕМЛЯ ОБЕТОВАННАЯ Лед и бесконечные полярные ночи со всеми их страда-ниями казались мне далеким сном, видением из другого мира — сном, который явился и исчез. Но как была бы бедна жизнь, если бы в ней не было таких снов/ Ф. Нансен Свершилось великое чудо! Перед ними, наконец,


Сицилия — земля обетованная

Из книги Фридрих II Гогенштауфен автора Вис Эрнст В.

Сицилия — земля обетованная Монах-францисканец Салимбене из Пармы, сначала друг, а затем враг императора, сообщает, как Фридрих сказал однажды: «Бог иудеев сам не видел своей земли, в особенности Терра ди Лаворо, Калабрию, Сицилию и Апулию, иначе он не стал бы так часто


Земля обетованная

Из книги Человек, который был Богом. Скандальная биография Альберта Эйнштейна автора Саенко Александр

Земля обетованная Как-то осенью 1947 года Альберта пригласили в Нью-Йорк. Виза на письме говорила сама за себя. Братство вновь хотело видеть ученого. Планировался грандиозный симпозиум, на который съедутся все главы Орденов и магических кланов. Эйнштейн порядком устал от


ЗЕМЛЯ ОБЕТОВАННАЯ

Из книги Смерть не заразна автора Бротиган Ианте

ЗЕМЛЯ ОБЕТОВАННАЯ Отец приходил иногда во сне. Наяву я знала, что его нет, но во сне он приходил. Я старалась держаться разумного, спрашивала, как такое возможно.— Я видела тебя мертвым, — говорила я, что на самом деле было неправдой, потому что его я не видела, а видела


Земля обетованная

Из книги Гений «Фокке-Вульфа». Великий Курт Танк автора Анцелиович Леонид Липманович

Земля обетованная Здесь не было войны и люди наслаждались жизнью. Солнце было очень ярким, и вместо лета была зима, а вместо зимы — лето. Второй по величине город Аргентинской Республики — Кордова — лежит в центре страны на равнинной местности, подпираемый с запада


Земля обетованная

Из книги Бурная жизнь Ильи Эренбурга автора Берар Ева

Земля обетованная Эренбург выехал из Парижа в Лондон в июне 1917-го. В его чемодане были паспорт, выданный Временным правительством, курительная трубка, фотография Шанталь и томик стихов Макса Жакоба, который британские таможенники поспешили изъять. В Лондоне он


I ОБЕТОВАННАЯ ЗЕМЛЯ

Из книги Рубенс автора Авермат Роже

I ОБЕТОВАННАЯ ЗЕМЛЯ Отец [10] умер после долгой болезни. Все последние годы он жаловался на свое расстроенное здоровье. Похоже было, что он начал хворать в пору своих несчастий. Мать заботливо ухаживала за ним и не позволяла ему вспоминать о прошлом. Погребли его неподалеку


Земля моих предков — моя земля!

Из книги Ты спросил, что такое есть Русь… автора Наумова Регина Александровна

Земля моих предков — моя земля! Из цикла «Мои свидания с Россией» Господи Иисусе — Код духовных слов… За страну молюсь я, За её сынов. И за дочек Руссии, И за их детей… Искренне молюсь я. Помоги скорей Нам. Уж нет терпения… Всколоси поля; Людям дай радения — Наша ведь


Глава 9. Вот и Земля Обетованная

Из книги В плену трех религий автора Хамзин Сергей

Глава 9. Вот и Земля Обетованная Знающие люди меня неоднократно предупреждали: самая страшная таможня в мире – израильская. Ее все, якобы, проходят с большим трудом. Я представлял себе закрытое помещение, в котором находилось парочка полицейских с дубинами, а также


Глава четырнадцатая ЗЕМЛЯ ОБЕТОВАННАЯ

Из книги Эйнштейн автора Чертанов Максим

Глава четырнадцатая ЗЕМЛЯ ОБЕТОВАННАЯ В январе 1942 года Гитлер утвердил программу «окончательного решения еврейского вопроса». Евреев Германии и оккупированных стран посылали в лагеря и гетто Польши и Белоруссии. В Польше создавались лагеря, которые были рассчитаны не