7. ТАРЗАН

7. ТАРЗАН

ВО ВРЕМЯ ОДНОГО из походов к месту катастрофы Макколлом залез на дерево и осмотрел окрестности. В нескольких милях он заметил какую-то прогалину. С помощью компаса, обнаруженного в хвостовом отсеке самолета, лейтенант проложил курс на эту прогалину. Состояние ран его спутников не улучшалось, воды оставалось очень мало, еды, кроме нескольких леденцов, вообще не было. Им нужно было добраться до прогалины как можно быстрее — как только Маргарет и Деккер окрепнут для похода. ОБЫЧНО ТЕМ, КТО ПЕРЕЖИЛ АВИАКАТАСТРОФУ, СОВЕТУЮТ ОСТАВАТЬСЯ ВОЗЛЕ САМОЛЕТА — ТАК ИХ ЛЕГЧЕ НАЙТИ. НО НА НОВОЙ ГВИНЕЕ ОБЫЧНЫЕ ПРАВИЛА НЕ ДЕЙСТВОВАЛИ. МАККОЛЛОМ ПОНИМАЛ, ЧТО ЕСЛИ ОНИ ОСТАНУТСЯ НА МЕСТЕ, В ГУСТЫХ ЗАРОСЛЯХ, ТО ИХ ЖДЕТ ВЕРНАЯ СМЕРТЬ. ШАНСЫ НА СПАСЕНИЕ БЫЛИ ПРИЗРАЧНЫ ДАЖЕ НА ОТКРЫТОМ МЕСТЕ.

Джунгли Новой Гвинеи превратились в огромное кладбище неизвестных солдат. В апреле 1944 года, когда жена пропавшего без вести американского пилота пыталась получить какую-то информацию, командир ее мужа прислал ей удивительно развернутое письмо: «Каждый полет над островом — это полет над высокими горными массивами. Склоны гор почти до самых вершин покрыты густыми джунглями. В этих джунглях можно разместить целые полки — и их никто не увидит. Сколь бы тщательными ни были поиски, шансы найти самолет минимальны. У нас уже происходили подобные случаи, и информации об экипажах и самолетах найти не удавалось. Погода и горная местность забирают больше жизней, чем боевые действия».

С начала войны на Новой Гвинее разбилось более шестисот американских самолетов — некоторые погибли в боях, но многие потерпели крушение из-за погодных условий, механических повреждений, ошибок пилотов, горных вершин, прячущихся в облаках, и неточных карт. Сотни японских, австралийских, английских, новозеландских и голландских самолетов погибли на этом острове. Некоторые удалось найти, но большинство осталось навсегда погребенным в густой зелени дождевых лесов. К 1945 году на Новой Гвинее пропало самолетов больше, чем в любой другой точке мира.

В ноябре 1942 года американский транспортный самолет «Си-47» доставлял солдат и амуницию в другую часть острова. Самолет разбился в горах на высоте девяти тысяч футов — практически в таких же условиях, что и «Гремлин Спешиэл». Поисковые экипажи вылетали один за другим, но найти самолет, носивший имя «Летучий голландец», так и не удалось.

Из двадцати трех человек в тот раз уцелели семнадцать. Но у всех были серьезные ранения. Когда стало ясно, что помощь не придет, восемь самых крепких решили выбраться из джунглей. Они разделились на две группы по четыре человека. На пятый день похода первая группа наткнулась на узкое ущелье, по которому текла быстрая речка. Перейти реку не удавалось. Солдаты попытались перебросить через реку срубленные деревья. Двое утонули. Два других сумели добраться до миролюбиво настроенных туземцев, которые переправляли их из деревни в деревню. Через тридцать два дня они были на базе союзников. Второй группе повезло больше. С туземцами они встретились через десять дней и через месяц уже выбрались из джунглей.

После возвращения выживших при крушении «Летучего голландца» поиски раненых, оставшихся на месте катастрофы, возобновились, но безуспешно. Тогда командование привлекло к поискам туземцев, которым пообещали солидную награду. Через шестьдесят дней после катастрофы группа туземцев наткнулась в джунглях на груду полуразложившихся тел. Они нашли единственного выжившего — армейского капеллана. Он ослеп от недоедания и весил, словно маленький ребенок. Капеллан лежал в центре круга голой земли — питался он съедобным мхом, который находился в пределах досягаемости. Туземцы попытались накормить его бананами, но он умер у них на руках. Туземцы оставили тело на месте катастрофы, а на базу принесли его Библию — в доказательство того, что они действительно нашли место крушения «Летучего голландца».

Спустя немало времени поисковая экспедиция все же добралась до места катастрофы. Спасшиеся вели дневник на задней двери грузового отсека, делая записи углем. Первые записи напоминают военные отчеты — всего несколько слов: когда произошла катастрофа, когда отправились две группы самых крепких, как оставшиеся пытались запустить воздушный шар, чтобы привлечь внимание спасателей, какую еду удалось найти. Пять дней выжившие писали о том, как делили одну шоколадку и одну банку томатного сока.

Когда еда, томатный сок и сигареты кончились, записи стали более личными. В них сквозит надежда, страх, а порой мрачный юмор. В пятницу 27 ноября 1942 года, через семнадцать дней после катастрофы: «Ведра, полные воды, этим утром… мы все еще держим голову высоко». Через два дня: «Похоже, мы слабеем». Однако следом: «Но надежда еще осталась». На другой день: «Все еще держимся на мечтах о еде». В понедельник, 7 декабря, в годовщину Перл-Харбора: «Год назад в этот день началась война. Да, тогда мы о таком не думали…» Через два дня, месяц спустя с момента катастрофы: «Всего тридцать дней назад. Мы держимся, но было бы неплохо, если бы нас, наконец, нашли». ЧЕРЕЗ НЕДЕЛЮ ВЫЖИВШИЕ СТАЛИ ДУМАТЬ О РОЖДЕСТВЕ: «ВООБРАЖАЕМАЯ ЕДА БОЛЬШЕ НЕ ПОМОГАЕТ. РЕБЯТАМ ЛУЧШЕ БЫ ПОТОРОПИТЬСЯ — ОСТАЛОСЬ ШЕСТЬ ДНЕЙ НА ПОКУПКИ». ЧЕРЕЗ ШЕСТЬ ДНЕЙ: «СЕГОДНЯ РОЖДЕСТВЕНСКИЙ СОЧЕЛЬНИК. СЧАСТЬЯ ВСЕМ ДОМАШНИМ!» ЕЩЕ ЧЕРЕЗ ШЕСТЬ ДНЕЙ: «СЕГОДНЯ УМЕР ДЖОННИ».

Записи оборвались через два дня, спустя семь недель после катастрофы. Последняя запись была сделана в Новый год. Трое выживших написали свои имена: Пэт, Март и Тед. Через несколько дней туземцы обнаружили место катастрофы. Последним умер слепой, истощенный, питавшийся одним мхом капеллан, капитан Теодор Бэррон, которого друзья звали Тедом.

НАСТУПИЛ ВТОРНИК, 15 мая 1945 года. С момента катастрофы минуло двое суток. Днем лейтенант Макколлом объявил, что изменил свое решение. Ждать, пока Маргарет и Деккер почувствуют себя лучше, нельзя. Надо отправляться на замеченную Джоном прогалину.

Одежда и повязки на ожогах постоянно были влажными, что не способствовало заживлению ран. Макколлом боялся, что со временем Маргарет и Кену станет только хуже. Они и так двигались очень медленно, словно пробираясь сквозь густое желе. И неудивительно — ведь они страдали от ран, недосыпа, голода… Кроме того, люди находились на значительной высоте, в условиях разреженного воздуха.

Для туземца джунгли — рай, полный плодов и кореньев, птиц и мелкой дичи. Но для американцев все это было такой же загадкой, как меню на китайском языке. Единственной едой, на которую они могли полностью положиться, были леденцы «Чармс».

Макколлом собрал все припасы в мешок из желтого брезента. Мешок поменьше он приготовил для Деккера, а Маргарет дал ведро, найденное в хвостовом отсеке самолета. В ведре лежал ее паек: две банки воды и несколько леденцов, завернутых в целлофан.

Лейтенанту пришлось вернуться к телу Лоры Бесли — это было необходимо. Он развернул брезент и стащил с тела летный костюм, который отдал девушке, чтобы она согрелась. Когда Маргарет прибыла в Голландию, она сразу же укоротила свою форму. Теперь точно так же поступил лейтенант — карманным ножом он отрезал по двенадцать дюймов от рукавов, чтобы Маргарет могла надеть этот костюм и не запутаться в нем.

Когда Макколлом принес ей костюм, Маргарет сразу поняла, что он снят с тела ее лучшей подруги. И все же она обрадовалась — костюм и ботинки Лоры отделяли жизнь от смерти. У Маргарет все еще оставалось шелковое белье, которое она сняла после катастрофы, собираясь использовать его для перевязок. Она разорвала трусики пополам и перевязала ноги, чтобы жесткий костюм не царапал обожженную кожу.

В дневнике Маргарет сожалела о том, что перед уходом они не произнесли молитвы, не поставили крест и никак не обозначили место гибели своих товарищей. Ведь среди них был даже брат лейтенанта Макколлома. Ей было бы легче, если бы они хотя бы почтили их память минутой молчания. Но тогда их единственной мыслью было побыстрее добраться туда, где их могли бы заметить с воздуха.

Отломившийся хвост «Гремлин Спешиэл» (фотография предоставлена армией США).

— Идем, — скомандовал Макколлом.

Джон шел первым, за ним Маргарет, за ней Деккер.

Им нужно было подняться с выступа, на котором они провели две ночи, и пройти мимо разбившегося самолета. Джунгли были настолько густыми, что большую часть пути пришлось ползти на четвереньках. На некоторых участках любой неверный шаг мог привести к смертельному падению в глубокие расщелины. В других приходилось карабкаться по крутым скалам. За мучительные полчаса они сумели отойти от самолета всего на двадцать пять ярдов.

Маргарет попыталась связать волосы в пучок. Распущенные пряди цеплялись за все ветки и лианы. Приходилось постоянно останавливаться и распутывать их. В отчаянии Маргарет сгребла волосы в хвост и взмолилась:

— Макколлом, пожалуйста, отрежь их!

Перочинным ножом Джон с большим трудом отрезал густые волосы Маргарет. Надо сказать, что Макколлом постарался на славу — он сумел сделать ей настоящую прическу (в дневнике Маргарет написала: «довольно унылый боб длиной дюйма три»). Они двинулись дальше, но джунгли были безжалостны.

— Ради бога, Макколлом! Мне нужно от них избавиться! — воскликнула Маргарет.

Лейтенанту пришлось еще раз поработать ножом.

Из-за ожогов каждый шаг давался Маргарет нелегко. Еще тяжелее приходилось Деккеру. Из-за черепной травмы у него кружилась голова. Он еле держался на ногах, но не жаловался.

Когда они выбрались из зарослей и грязи, их ожидало настоящее чудо — по крайней мере, так показалось Маргарет. Перед ними змеилось пересохшее речное русло — узкая тропинка через горы. Представляете, какой тяжелой была дорога через джунгли, если каменистая тропка показалась людям настоящим чудом? Тропка круто уходила вниз. В некоторых местах приходилось карабкаться, скользить, катиться по каменистому склону. Тропа была очень неровной. Даже на самых гладких участках из-под ног то и дело сыпались камешки. Кое-где на пути встречались здоровенные валуны и поваленные деревья. И все же это была тропа.

«Глупо было думать, что мы могли выбраться из этих густых зарослей, вооруженные одним лишь карманным ножом, — написала Маргарет в своем дневнике. — Речное русло позволило нам всего лишь проделать часть пути по более-менее открытой местности. И потенциально мы могли найти воду».

Даже двигаясь по речному руслу, они каждые полчаса останавливались и отдыхали. После двух привалов заметили, что из крохотных горных ручейков, впадающих в русло, по которому они двигались, сочится ледяная вода. Сначала их это обрадовало. МАРГАРЕТ И ДЕККЕР СТРАДАЛИ ОТ ЖАЖДЫ. ОНИ РЕШИЛИ НАПИТЬСЯ ПРИ ПЕРВОЙ ЖЕ ВОЗМОЖНОСТИ, КАК ТОЛЬКО ВОДЫ СТАНЕТ ДОСТАТОЧНО. МАККОЛЛОМ ВОЗРАЖАЛ, ОПАСАЯСЬ БАКТЕРИЙ, ЖИВУЩИХ В ВОДЕ. Но спутники его не слушали. Чем ниже они спускались, тем более широкими делались притоки. И скоро воды было больше, чем хотелось: по щиколотку. А потом идти по руслу стало страшно — быстрое течение могло сбить с ног.

В трудных местах приходилось просто садиться и скользить. Скоро все промокли насквозь. На крутых участках появлялись водопады высотой от двух до десяти футов. К речному руслу вплотную придвигались джунгли, поэтому кое-где в водопадах лежали поваленные деревья. Иногда они использовались как лестницы или шесты и помогали преодолевать поток. Там, где бревен не было, вперед шел Макколлом. Он спускался и стоял под ледяной водой, а Маргарет спускалась по его плечам. Потом он переносил ее на более мелкое место. Когда Маргарет оказывалась в безопасности, лейтенант возвращался, чтобы помочь Деккеру.

Они подошли к двенадцатифутовому водопаду — слишком высокому и крутому, чтобы преодолеть его обычным образом. Маргарет и Деккер сели на берегу, а Макколлом углубился в джунгли, поискать обходной путь. Но заросли оказались слишком густыми, поэтому он вернулся с новым предложением.

Джон ухватился за толстую лиану, свисавшую с дерева, росшего прямо у водопада. Испытав лиану своей тяжестью, он повис на ней, разбежался, оттолкнулся и перелетел через водопад. Испробовав дно, он отпустил лиану и крикнул, чтобы Маргарет и Кеннет последовали его примеру.

Первой решилась Маргарет. Она ухватилась за лиану и взмыла в воздух. Она перелетела водопад, и Макколлом поймал ее. Затем тот же трюк повторил Деккер.

Оказавшись в безопасности, сержант с сильным западным акцентом проворчал:

— Никогда не думал, черт побери, что мне удастся превзойти Джонни Вайсмюллера!

Деккер вспомнил знаменитого киноактера, сыгравшего роль Тарзана. Путешествия с дерева на дерево с помощью лиан были главным трюком приключенческого фильма. Маргарет рассмеялась, не заметив важной детали — ей в этом фильме досталась роль Джейн.

Они продолжили путь по джунглям. С каждым шагом Маргарет чувствовала себя все хуже. Она замерзла, промокла и устала. У нее ныло все тело, в глазах стояли слезы. Но гордость не позволяла ей заплакать.

Иногда они слышали над головой шум самолетных двигателей. Когда звук приближался, Макколлом начинал изо всех сил размахивать сигнальным зеркалом. Но он знал, что в таких густых джунглях эти попытки совершенно бесполезны. И все же каждый пролетавший над ними самолет вселял в них уверенность, что армия их не оставит.

Макколлом планировал, что они будут идти до обеда, пока не спустится туман и не начнется дождь, а потом сделают привал. Но джунгли, окружавшие русло, были настолько непроходимыми, что на берегу нигде нельзя было прилечь. Они шли, пока имелись силы, а потом остановились, хотя выбранное место было далеко от идеала.

Макколлом расстелил один кусок брезента на влажной почве, а другой закрепил, как навес. Они съели несколько леденцов, затем прижались друг к другу, чтобы согреться и уснуть. Макколлом лег посередине, чтобы помочь Деккеру и Маргарет в случае необходимости. Деккер подумал, что молодой лейтенант ведет себя, как старая наседка, но оценил его заботу и не стал спорить.

Устроенный лагерь неуклонно сползал вниз. За ночь они несколько раз скатывались в ледяную воду. И каждый раз вытягивали из воды брезент, выбирались сами и снова пытались заснуть. УТРОМ ОБНАРУЖИЛИ, ЧТО ИХ СОН ТРЕВОЖИЛО ЧТО-ТО ЕЩЕ. ОТПРАВИВШИСЬ В ПУТЬ, ОНИ ЗАМЕТИЛИ, ЧТО НЕ ОДНИ В ДЖУНГЛЯХ — НА ГРЯЗИ ЧЕТКО ОТПЕЧАТАЛСЯ СЛЕД ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ НОГИ.

Пока американцы спали, к их лагерю подходили туземцы. Вдали слышались странные лающие звуки.

ТРОЕ ВЫЖИВШИХ полагали, что они были первыми белыми людьми, чья нога ступила в эту часть горных джунглей Новой Гвинеи. Но они ошибались. Эта честь принадлежала богатому американцу, зоологу-любителю, который семь лет назад совершил экспедицию на Новую Гвинею в поисках неизвестных науке животных и растений.

Но экспедиция 1938 года закончилась печально — она привела к вспышке насилия. И такая же судьба могла ожидать трех американских солдат, уцелевших после катастрофы «Гремлин Спешиэл».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Тарзан и Джейн

Из книги Ребенок джунглей [Реальные события] автора Кюглер Сабина

Тарзан и Джейн Однажды Кристиан прибежал ко мне с горящими глазами. Он рассказал, что только что обнаружил такое... На его лице сияла загадочная улыбка. Я скептически отнеслась к его словам: что же он мог найти такое, что я не видела? Территория, где нам позволяли играть, была