С камина жар томящий плыл

С камина жар томящий плыл

Объяты горы тьмой ночной.

Повсюду притаились тени.

Я у окна, как часовой.

Чу, в доме скрипнули ступени.

И в отраженье на окне

Вдруг вижу за спиной виденье.

Дождь или слёзы на стекле?

Я рассуждаю в онеменье:

Ужели жив любовник мой?

Нет! — Отблеск тайного былого…

От дум и духоты ночной,

Знать, в обморок упасть готова.

Страх распростёрся надо мной.

Аж вся дрожу под тусклым взглядом.

— О зримый дух, душе больной

Являться бы тебе не надо…

Зачем возник ты как живой?

Зачем в руках бокалы с ядом?

Царит тревога под луной;

Бездушен свет её парада

Средь хладных неземных светил.

Могильный холод ноги сводит.

Молю: исчезни — нету сил,

И кровь по жилам уж не бродит.

Хоть больно думать о былом,

Всё ж не приму намёк Вселенной… —

Но он взмахнул едва крылом

И протянул напиток пенный.

Сказал: «Не так ведь голос твой

Звучал в часы былых свиданий.

Я пламень возрожу святой

И унесу дух от страданий».

И вновь склонился женский ум.

И в ночь помчалися мечтанья,

Неся восторги прежних дум,

Отбросив новых дней метанья.

С камина жар томящий плыл

И поняла я, как устала…

— Не надо, — призрак говорил, —

Там суеты, лжи, денег, славы…

(приснится же такое…)

Р. А. Н. 2013, Мексика

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

«Беседы у камина» Франклина Д. Рузвельта

Из книги Беседы у камина автора Рузвельт Франклин

«Беседы у камина» Франклина Д. Рузвельта Мой дедушка любил разговаривать с людьми прямо, простым языком. Он обладал большой верой в американский народ и знал, исходя из длительного опыта общения с друзьями, соседями и простыми жителями своего любимого города Гайд-парка


У камина

Из книги Где небом кончилась земля : Биография. Стихи. Воспоминания автора Гумилев Николай Степанович

У камина Наплывала тень… Догорал камин. Руки на груди, он стоял один. Неподвижный взор устремляя вдаль, Горько говоря про свою печаль: «Я пробрался в глубь неизвестных стран, Восемьдесят дней шел мой караван; Цепи грозных гор, лес, а иногда Странные вдали чьи-то


Моими стараниями был принят в контору Вениамин Иофе, впоследствии глава ленинградского «Мемориала». Вот уж кто был «матёрый человечище» и «рыцарь белого камина», всё в кавычках, так как первое высказывание – из Николая Ленина о Толстом, а второе – из Василия Кулаковского, бывшего главного редактора

Из книги Автопортрет в лицах. Человекотекст. Книга 2 автора Бобышев Дмитрий

Моими стараниями был принят в контору Вениамин Иофе, впоследствии глава ленинградского «Мемориала». Вот уж кто был «матёрый человечище» и «рыцарь белого камина», всё в кавычках, так как первое высказывание – из Николая Ленина о Толстом, а второе – из Василия


II «…Я плыл, но с бурей вдруг предстала смерть ужасна»

Из книги Батюшков автора Сергеева-Клятис Анна Юрьевна

II «…Я плыл, но с бурей вдруг предстала смерть ужасна» Несмотря на то, что недомогание Батюшкова продолжалось, столичная атмосфера, во всяком случае на время, вырвала его из грустных мыслей. Литературная жизнь кипела. В Петербурге в это время оказался Жуковский, который