205. Романс («Мне больно, чуть твой голос нежный…»)

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Похожие главы из других книг:

Я твой голос люблю негромкий

Из книги автора

Я твой голос люблю негромкий Я твой голос люблю негромкий, Путешественница моя. Зазвучит ли — глухой и ломкий, И услышу ли голос я? Пусть попросит воды напиться, Пусть шагнет за чужой порог, Пусть забьется в руках, как птица, Крепко пойманная в силок. Непослушное слово


Чуть-чуть о Вере Федоровне Пановой

Из книги автора

Чуть-чуть о Вере Федоровне Пановой Основоположница «нового французского романа» Натали Саррот вспоминала:— Когда один раз я была в Ленинграде, то спросила Ахматову, могу ли к ней приехать. В Комарово меня повез такой молодой красивый писатель, она его очень любила, Борис


«Слегка полна, чуть-чуть томна…»

Из книги автора

«Слегка полна, чуть-чуть томна…» Слегка полна, чуть-чуть томна, Ланиты пудрит, красит губки; По виду женщина она, А по стихам – Есенин в юбке. 1928 г. 12 января.


«Твой голос страстен, рот твой рдян…»

Из книги автора

«Твой голос страстен, рот твой рдян…» Твой голос страстен, рот твой рдян, Сулишь ты бездну наслажденья, Но как история мидян Темно твое происхождение. Другим поэтому займись, А я пока тебя третирую, Я не пойду на компромисс, Себя я не скомпрометирую. Имею ль право я


Чуть-чуть из дневниковых записей тех лет:

Из книги автора

Чуть-чуть из дневниковых записей тех лет: Е. Б. Н. родился в 1931 году. Он на 5 лет старше моего мужа и на очень много — меня.В 1991 году Е. Б. Н. стал президентом нашей страны.1992 год. День 7 ноября — красный день календаря. (75 лет Октября). В «Московском комсомольце» есть карикатура


МОЙ ЛАСКОВЫЙ И НЕЖНЫЙ ЗВЕРЬ

Из книги автора

МОЙ ЛАСКОВЫЙ И НЕЖНЫЙ ЗВЕРЬ Осенью 1996-го в отставку с поста секретаря Совета безопасности России с причудливой формулировкой «за создание незаконных вооруженных формирований» был отправлен Александр Лебедь. Кремль цинично использовал харизматического генерала для


Глава 2 «Но образ твой, твой подвиг правый До часа смерти сохраню». А.А.

Из книги автора

Глава 2 «Но образ твой, твой подвиг правый До часа смерти сохраню». А.А. Бои, в которых участвовали уланы 2-й кавалерийской дивизии, были тяжелыми и кровопролитными. Особенно кровопролитной оказалась летняя кампания. «За два дня дивизия потеряла до 300 человек при 8 офицерах,


Глава 1. Нежный возраст (1865–1878)

Из книги автора

Глава 1. Нежный возраст (1865–1878) Верните мне первые шесть лет детства и можете взять себе все остальные. На семидесятом году при воспоминании о прошлом мне кажется, все карты в моей трудовой жизни сдавались таким образом, что сразу же приходилось ими ходить. Поэтому,


«Ну почему твой голос меня мучит?»

Из книги автора

«Ну почему твой голос меня мучит?» — Слушай! Вот эта мелодия — она течет, переливается, обретает иное русло, слившись с потоком праны… — Он извлек из кларнета протяжный ручеек звуков. — Похоже на поток сознания Фолкнера. — Арти, в свободной белой рубашке и холщовых


«На образ нежный»

Из книги автора

«На образ нежный» Так уж случилось, что в Шотландии, где никогда не доводилось бывать Натали Гончаровой, хранится память о ней. И не только потому, что в этой древней и самобытной стране живут ее далекие наследницы.Девочкой будущая жена поэта учила английский язык, и позже,


«Апостол нежный Клюев / Нас на руках носил»

Из книги автора

«Апостол нежный Клюев / Нас на руках носил» По приезде в столицу (2 или 3 октября) на квартире у С. Городецкого он впервые встречается с Николаем Клюевым, который сыграет в его судьбе громадную — и неоднозначную — роль. Заочно — по переписке — они уже были знакомы. Перед


«Апостол нежный Клюев / Нас на руках носил»

Из книги автора

«Апостол нежный Клюев / Нас на руках носил» По приезде в столицу (2 или 3 октября) на квартире у С. Городецкого он впервые встречается с Николаем Клюевым, который сыграет в его судьбе громадную — и неоднозначную — роль. Заочно — по переписке — они уже были знакомы. Перед


Чуть-чуть о Маяковском

Из книги автора

Чуть-чуть о Маяковском В Баку, в музее Низами, полном древних рукописей и миниатюр, в предпоследнем зале — не помню, рассказывал ли тебе — висит большое фото: Маяковский среди азербайджанских писателей. В центре группы, рядом с Владимиром Владимировичем, сидит молодой


Еще чуть-чуть Алма-Аты 

Из книги автора

Еще чуть-чуть Алма-Аты  Серега и Сонька Лукьяненко сняли квартиру и завели кота, которого назвали Юлик. Сереге очень нравилось при мне сообщать Соне, что-нибудь вроде: «Представляешь, Соня, Юлик снова насрал в углу».Тогда мы с Элькой завели черную кошку и назвали ее