30. «Довольно речи длить притворно…»

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Похожие главы из других книг:

Довольно! («Довольно лживых обещаний…»)

Из книги автора

Довольно! («Довольно лживых обещаний…») Тому, в ком совесть не мертва. Довольно лживых обещаний, Противных здравому уму, И бестолковых совещаний Не приводящих ни к чему! Довольно нудных разговоров И барабанных громких фраз, Партийных дрязг, нелепых споров — Всего


30. «Довольно речи длить притворно…»

Из книги автора

30. «Довольно речи длить притворно…» Довольно речи длить притворно, Когда в груди любовь и боль… О, дай безмолвствовать покорно, К твоим ногам припасть дозволь. Не надо жалоб, ни признанья, Пускай душа свой клад таит, И только музыка прощанья Немым отчаяньем звучит. 20


78. «Довольно думать о минувших…»

Из книги автора

78. «Довольно думать о минувших…» Довольно думать о минувших И испытаньях и бедах: Давай скорей будить уснувших В холодных каменных гробах. Расскажем им, как жизнь счастлива, И над волною голубой Как парус розовый красиво Сквозит охваченный зарей. Расскажем им, как


195. «Довольно дня! Довольно света!..»

Из книги автора

195. «Довольно дня! Довольно света!..» Довольно дня! Довольно света! Я так хочу уснуть, уснуть! О эти грезы без рассвета! О тишина немых минут! Чтоб только призраки печали, Еще живые, в полусне, Устало сердцу допевали И догорали в тишине. 27 марта


Довольно любопытный родственник

Из книги автора

Довольно любопытный родственник Не каждому выпадает удача иметь в семье настоящего факира. Один из двоюродных братьев моей матери, факир Тара — бей, в довоенные и послевоенные годы пользовался у публики огромным успехом. Во время представления он ложился на доску с


«…Довольно чистенький и красивый городок»

Из книги автора

«…Довольно чистенький и красивый городок» Таким считал Пятигорск 1841 года квартирный хозяин Лермонтова В. И. Чилаев. Не правда ли, оценка очень похожа на лермонтовскую – «чистенький, новенький городок», данную четырьмя годами ранее? Похожа не только потому, что Василий


«ВЫШЛА ДОВОЛЬНО НЕПРИЯТНАЯ ЗАЦЕПА ПО ЦЕНЗУРЕ»

Из книги автора

«ВЫШЛА ДОВОЛЬНО НЕПРИЯТНАЯ ЗАЦЕПА ПО ЦЕНЗУРЕ» Готовя в печать «Арабески» и опасаясь цензурных придирок, Гоголь хотел знать мнение Пушкина. Пушкин написал ему о «Невском проспекте»: «Перечел с большим удовольствием: кажется, все может быть пропущено. Секуцию жаль


Образ речи

Из книги автора

Образ речи Думать и писать об Аксенове настоящее счастье. «Искусство трагически разъединяет», — сказал кто-то из наших общих знакомых. С Аксеновым искусство объединяло, как объединяет сверхчувственное в сфере реального.Писать для него значило жить, читать же Аксенова


1. «Довольно кровопролития и слез!»

Из книги автора

1. «Довольно кровопролития и слез!» Этими простыми словами израильский премьер-министр Ицхак Рабин выразил чувства большинства людей обоих народов, которые в этот день, 13 сентября 1993 года, решились сделать через своих политических представителей первый шаг к


Странности речи

Из книги автора

Странности речи Осенью, в октябре, я ездила с Фёдором в Киев. У него была командировка, связанная, кстати, с переговорами о новом назначении. Заодно мама просила поискать для меня врача. Ей кого-то там посоветовали.Дело в том, что речь моя опять застопорилась. Речь моя вела


Гармония речи

Из книги автора

Гармония речи Рецензенты таганковских спектаклей вновь и вновь обращают внимание на тембры актерских голосов, что, согласимся, явление редкое для драматического театра. При этом говорят чаще всего о их природной специфике, непоставленности, распространенной «хрипотце»


РЕЧИ

Из книги автора

РЕЧИ Все говорили речи. Везде, как грибы, вырастали трибуны. Куда ни приедешь, везде собрания. Стали появляться странные люди. Они говорили больше всех, призывали бросать фронт, не подчиняться офицерам.Говорили офицеры, сестры — все. Помню, приехала в отряд. На трибуне


ДОВОЛЬНО «КАМЕННОГО ГОСТЯ»!

Из книги автора

ДОВОЛЬНО «КАМЕННОГО ГОСТЯ»! Кончается XIX век, век великих противоречий, которые померкнут только перед лицом еще более резких противоречий следующего столетия. Век глубоких, подземным гулом отзывающихся общественных сдвигов. Колеблются троны, тысячами ходов изгрызли их