III. «Сны мои стали иные: все темные горы, да моря…»

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Похожие главы из других книг:

ИНЫЕ ПИСАНИЯ ЗОДИАКА

Из книги автора

ИНЫЕ ПИСАНИЯ ЗОДИАКА 1. Риверсайд, ноябрь 1966 г. Без марки и почтового штемпеля.2. Риверсайд, 30 апреля 1967 г., воскресенье. Без почтового штемпеля. Адресовано в риверсайдский «Пресс-энтерпрайз»: «Бэйтс должна была умереть…» Карандаш. Двойное количество марок.3. Риверсайд, 30


Рассказ третий. Горы есть горы

Из книги автора

Рассказ третий. Горы есть горы Четыре винта нашего лайнера, загребая воздух, с каждой секундой ускоряли разбег самолёта. Всё тише и тише стучали колёса по плитам взлётной полосы аэродрома «Бина», что в Баку. Набрав нужную скорость, самолёт отделился от Земли, прочно


17. «У моря, у тихого моря…»

Из книги автора

17. «У моря, у тихого моря…» У моря, у тихого моря, Одни мы бродили с тобой, Любуясь счастливою ночью, Любуясь безмолвной луной. У моря, у тихого моря, В тот светлый, таинственный час, Над нами любовь молодая На крыльях беззвучных неслась… То время далёко, далёко, И ты от


III. «Сны мои стали иные: все темные горы, да моря…»

Из книги автора

III. «Сны мои стали иные: все темные горы, да моря…» Сны мои стали иные: всё темные горы, да моря Чудные волны и вдаль парус бегущий, как тень. Точно я странником стал великого божьего мира И тороплюсь оглядеть страстно его красоту, Или какая-то власть предо мной открывает


47. «Темные горы венцом обстали прозрачные рощи…»

Из книги автора

47. «Темные горы венцом обстали прозрачные рощи…» Темные горы венцом обстали прозрачные рощи.            Что же прекрасней всего в этой прекрасной стране? Что и живет, и живым о жизни звучит неумолчно?            Мать Амфитрита, сама голосом вечным ответь! 1 августа


Между нами — горы и моря…

Из книги автора

Между нами — горы и моря… И, кроме того, песни. Да, песни. Оказывается, и в неволе поют, когда тюремщики этого не запрещают. Во время работы в поле петь не запрещалось. Правда, пели главным образом те, кто помоложе, и «рецидив» — рецидивисты, уже объездившие много тюрем, как у


Глава XVIII ХОЗЯЙСТВЕННЫЕ И ИНЫЕ ЗАБОТЫ

Из книги автора

Глава XVIII ХОЗЯЙСТВЕННЫЕ И ИНЫЕ ЗАБОТЫ М. С. Воронцов был необычным генерал-губернатором. Трудно назвать какую-либо сторону жизни новороссиян, которую бы он обошел своим вниманием.Большая часть населения генерал-губернаторства и области занималась животноводством, в


Между нами — горы и моря…

Из книги автора

Между нами — горы и моря… И, кроме того, песни. Да, песни. Оказывается, и в неволе поют, когда тюремщики этого не запрещают. Во время работы в поле петь не запрещалось. Правда, пели главным образом те, кто помоложе, и «рецидив» — рецидивисты, уже объездившие много тюрем, как у


Думают иные

Из книги автора

Думают иные Думают иные — те, кто звуки слышат, Те, кто видят солнце, звезды и луну: Как она без зренья красоту опишет? Как поймет без слуха звуки и весну!? Я услышу запахи росы прохладу, Легкий шелест листьев пальцами ловлю.. Утопая в сумрак, я пройду по саду, И мечтать


«Иные в сердце радости и боли». Ратник 2-го разряда

Из книги автора

«Иные в сердце радости и боли». Ратник 2-го разряда Есенину не просто надоело рядиться в «рязанского Леля», он перестал им быть. Менялся сам Есенин. Неизбежно менялись и его стихи. («Иные в сердце радости и боли, / И новый говор липнет на язык».) Нет, он не забыл — и никогда не


ПРИШЛИ ИНЫЕ

Из книги автора

ПРИШЛИ ИНЫЕ Арбат покрасили, расцветили, поставили на нем южно-курортные фонари, в свете которых пошла такая жизнь, от которой глухие арбатские старухи на свою голову снова обрели слух — и бессонницу, окончательную, как бессмертие. Мертвую тишину сталинского маршрута от


Иные страны

Из книги автора

Иные страны Вчера выйдя покурить с clovobludом, пытались понять почему «русские – самая читающая нация», но при этом, судя по наблюдениям, читающая всякую пакость. Для примера была взята отличнейшая книга Г. Л. Олди «Черный Баламут». (Блог Золтана Хагга). С 2002 года началось


«Иные в сердце радости и боли». Ратник 2-го разряда

Из книги автора

«Иные в сердце радости и боли». Ратник 2-го разряда Есенину не просто надоело рядиться в «рязанского Леля», он перестал им быть. Менялся сам Есенин. Неизбежно менялись и его стихи. («Иные в сердце радости и боли, / И новый говор липнет на язык».) Нет, он не забыл — и никогда не


Как я проходил те или иные события в своей жизни?

Из книги автора

Как я проходил те или иные события в своей жизни? В моей жизни было много событий, большинство из них связаны со служением. Каждое мероприятие, которое мы создавали с молодежью, было трудным в процессе подготовки. Слово «трудно» часто сопровождает нашу жизнь. Порой я слышу