19. «В золоте осеннем грустная аллея…»

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Похожие главы из других книг:

Грустная сказка «Волшебной Страны»

Из книги автора

Грустная сказка «Волшебной Страны» Больничные стены давили и душили. Нет, они не были чем-то новым и непривычным, скорее наоборот, слишком привычны, слишком знакомы. Уж который раз она лежала в этих стенах, Беатриса и сама не помнила. Не первый, не последний. По крайней мере,


Глава седьмая Аллея блогеров

Из книги автора

Глава седьмая Аллея блогеров Аня порылась в блокноте.– Говорят, у вас будут океанариум строить.– Да ты что?– Мы разве на ты?– Прошу прощения, дал волю чувствам под впечатлением от известия про океанариум.– Вы рады? – спросила Аня тоном заправского интервьюера.– Он


Грустная история Найдёныша

Из книги автора

Грустная история Найдёныша 1Тем летом, ближе к осени, мы частенько ходили в лес. Грибное выдалось лето, урожайное — с пустыми руками мы не возвращались. Мама днями сушила и солила наши лесные «трофеи», варила вкусные грибные супы, уговаривала:— Да хватит вам ноги-то бить,


Сергей Коночкин ВЫСТРЕЛЫ В ОСЕННЕМ ЛЕСУ Рассказ

Из книги автора

Сергей Коночкин ВЫСТРЕЛЫ В ОСЕННЕМ ЛЕСУ Рассказ Поляна чахлая, с бесцветной травой. И лес вокруг — ничуть не лучше. Что-то тоскливое в природе, задавленное. В это лето досталось всей растительности. Испытание на выносливость, или, если хотите, испытание на живучесть.


41. АЛЛЕЯ ЛИР

Из книги автора

41. АЛЛЕЯ ЛИР И вновь — излюбленные латы Излучены в густой сапфир — В конце твоей аллеи, сжатой Рядами узкогорлых лир… И вновь — твои часы о небе И вайи и пресветлый клир, Предавшая единый жребий И стебли лебединых лир… И вновь — кипящий златом гравий И в просинях


«Затихла в потемках аллея…»

Из книги автора

«Затихла в потемках аллея…» Затихла в потемках аллея Полузадремавшего сада, В ней запахом ландышей вея, Плыла майской ночи прохлада. Сквозь бледно-зеленую сетку Недавно расцветших акаций, Луна освещала беседку И двух алебастровых граций. И слушала ночь голубая Как


19. «В золоте осеннем грустная аллея…»

Из книги автора

19. «В золоте осеннем грустная аллея…» В золоте осеннем грустная аллея Путь наш осыпала золотом листов… Как чета влюбленных, странно холодея, Шли мы вдоль любимых, тихих берегов. Что-то между нами тихо обрывалось, Словно паутины трепетная нить, И куда-то сердце с болью


Грустная песня

Из книги автора

Грустная песня На лобовом стекле щётки танцуют твист. Серый поток машин, серое небо. Ветер унёс октябрь, как пожелтевший лист. Вот он мелькнул и – нет. Был или не был? Может – нет, может – да… День за днём, как льдинки, тают. И вода – в никуда Утекает, утекает. Вроде всё как


Грустная судьба (В. Н. Волошинов)

Из книги автора

Грустная судьба (В. Н. Волошинов) Впервые я узнал имя Валентина Николаевича Волошинова (1895–1936) в 1972 г., уже будучи кандидатом наук. Под грифом нашего Института востоковедения был издан сборник переводов западных лингвистических работ, куда вошла и знаменитая статья


О золоте, пурпуре, самоцветах, благовониях

Из книги автора

О золоте, пурпуре, самоцветах, благовониях Особую ценность в глазах греческих коммерсантов и их конкурентов имели пять товаров: золото, пурпур, благовония, самоцветы, нефть. Фессалийские кавалеристы, которым было поручено захватить в Дамаске в ноябре 333 года обоз и детей


Глава 50. Грустная радость

Из книги автора

Глава 50. Грустная радость «Кого позвать мне? С кем мне поделиться Той грустной радостью, Что я остался жив?» Сергей Есенин Подобно Дантову аду с его «кругами», ГУЛАГ тоже делится на части. Эти части отличаются одна от другой как тяжестью принудительного труда, качеством и


Пятна на золоте, или Начало конца

Из книги автора

Пятна на золоте, или Начало конца Итак, осенью 1988 года один из лидеров ЦСКА и сборной СССР Игорь Ларионов в открытую выступил против своего тренера. В итоге в октябре того же года, когда сборная СССР отправилась в товарищеское турне по Чехословакии, Ларионова в сборной не


Аллея под клёнами

Из книги автора

Аллея под клёнами Посвящается Илье Габаю Мы сидели с ним у костра в самом центре экспедиционного лагеря. Остальные сотрудники экспедиции давно уже спали. Костер постепенно затухал, становилось темнее. Все теснее обступали нас деревья и строгие силуэты палаток. Лицо его


Аллея Марии-Антуанетты

Из книги автора

Аллея Марии-Антуанетты Рассказал однажды Пров Палоныч рассказ про куракинского князя.– Бывал, Вася, в Куракине?– Случалось, Пров Палоныч; прошлым годом на Сойкина шил, с винокуренного завода, ездил к нему.– А дворец княжеский видел?– Как же, видел.– Ну, теперь он –


Самая грустная зима

Из книги автора

Самая грустная зима Наступившая вскоре зима была самой печальной зимой в жизни Джованнино. Умерла бабушка, а 18 – летний Антони все больше отдалялся от семьи. Взрывы гнева повторялись все чаще. В последние дни октября Маргарита вспомнила о возможном обучении Джованнино