ЗВЕРИЦА ДРЕВНЯЯ — МОСКВА

ЗВЕРИЦА ДРЕВНЯЯ — МОСКВА

1

Пленяюсь двориком Замоскворечья,

Где из-под камня только ключ не бьет,

Где вытолкнутый ледоходной речкой

Лежит недвижно камень у ворот.

От заливных лугов осталась только слава!

Но нищенская радость — вспоминать

Становится почти что величавой,

Перешагнув через отца и мать.

Как будто помнишь умыванье утром,

Зеленой тьмы свежительный рассол,

Не вырубленную лесную мудрость,

Густыми травами захлестнутый подол.

Та свежесть в жизнь вросла.

Тот стук в двери остался.

Зарытый клад не отдали поля.

Не выцвела малиновая ал ость

Зорь деревянного Кремля!

Слежу во всем:

Слежу в платках узорных,

В быту боярском,

В росписи цветной

Ту кряжистую непокорность,

Что отстоялось

                            каменной Москвой!

2

Красавица, нищий, старуха, бродяга,

Пожары, народный разгул, покаяние —

Все оборачивает отвагу

Вспять к временам деревянным.

В обеденный час собачье разъяряя,

Почти наезжая на ласковый садик,

Топтался, поводья в кулак зажимая,

По улице грязной Грозного всадник!

Блаженный бежит босиком до сегодня,

Колеса повозки поспешной хватая.

Шла в жаркую баню дебелая сводня,

К широкой груди узелок прижимая.

Мальчишка под лестницей голубя мучил.

Беседовал старенький странник о чуде.

Сгущались на небе громовые тучи.

Плыл гусь по пирам на серебряном блюде.

Ткачи, кузнецы, провожая закаты,

Отсвечивали волосатою грудью.

Хватали за спящее сердце набаты,

Плывя, расплываясь в полночном

                                                              безлюдье.

Покорность и ужас, как перед лесом,

Стояла в зрачках расширенных супруги,

Когда воротившегося из поездки

Она принимала могучего друга.

3

Леса, где хозяином филин узкоглазый.

Узорная сетка извилистых рек.

В кустарнике путаясь непролазном,

Бежал, задыхаясь, степной человек.

Так замысла цепкий удачливый корень

Встретил сочувственно лиственный звон.

Серые срубы осели вскоре

Русых, суровых, плотных племен.

Кругом — непочатая неизвестность!

Запах медвежий, шелест плывет.

Поехало речками с грузным плеском

Славянское дерево, мех и мед.

О, сколько здесь черпается утра

В преддверии истории, на заре!

О, дикие взлеты нетронутых уток.

Травы, не знающие о косаре!

Не город еще, а звериная тропка,

Кустарник, овраг, омут мутной воды!

Не город, а замысел, а сноровка,

Завязка малоизвестной Москвы!

Еще далеко до эпохи пречудной,

Когда заглядится Москва в зеркала.

Убогие вещи, немногие люди,

Простой разговор, да лихие дела!

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

В поисках пути Москва – Туруханский край – Москва 1940-1950-е

Из книги Тарковские. Отец и сын в зеркале судьбы автора Педиконе Паола

В поисках пути Москва – Туруханский край – Москва 1940-1950-е В архивах Музея кино хранится автограф стихотворения Андрея Тарковского «Тень», датированный 5 апреля 1955 года. Я и молод, и стар, я и мудр, и глуп, Смертью пахнет левкой, флоксы – грецким орехом. А брезгливая складка


Осень 1909 года. Москва – Крекшино – Москва

Из книги Лев Толстой автора Шкловский Виктор Борисович

Осень 1909 года. Москва – Крекшино – Москва Девять лет не был Толстой в Москве. Так как Черткову был запрещен полицией въезд в Тульскую губернию, а Лев Николаевич хотел с ним встречаться, пришлось на время покинуть Ясную Поляну.Те ограничения, которые применили к


ЧАСТЬ ПЕРВАЯ МОСКВА. ПЕТРОГРАД ГЛАВА I. МОСКВА

Из книги Байбаков автора Славкина Мария Владимировна

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ МОСКВА. ПЕТРОГРАД ГЛАВА I. МОСКВА Когда в конце лета 1914 года мы вновь оказались в Москве, это была уже другая Москва – военная. Шли маршевые роты. В наш дом в Трехпрудном, № 8, где мы родились и выросли, мы никогда не вернулись. Брат вскоре отдал его под лазарет


Древняя Греция

Из книги «Волшебные места, где я живу душой…» [Пушкинские сады и парки] автора Егорова Елена Николаевна

Древняя Греция Прежде чем мы отправимся в наше путешествие в мир философии, нам следует посмотреть в прошлое, дабы увидеть Древнюю Грецию, – тот мир, в котором жили три величайших философа, теории которых мы рассмотрим в рамках данной главы. Древняя Греция раскинулась на


Самая древняя драгоценность

Из книги Память о мечте [Стихи и переводы] автора Пучкова Елена Олеговна

Самая древняя драгоценность Жемчуг был первым из драгоценных украшений, известных людям. Самые ранние поселения первобытных племен появились в устьях больших рек, на берегах заливов. Сбор водорослей и раковин был более древним занятием, чем рыболовство или охота. Когда


Глава восьмая МОСКВА — КРАСНОДАР — РОСТОВ-НА-ДОНУ — МОСКВА

Из книги Кандинский. Истоки. 1866-1907 автора Аронов Игорь

Глава восьмая МОСКВА — КРАСНОДАР — РОСТОВ-НА-ДОНУ — МОСКВА Трудности, как известно, людей слабых ломают, а сильных, наоборот, закаляют… Когда Хрущев сменил гнев на милость и решил вернуть Байбакова в столицу (это произошло в марте 1963 года), между ними состоялся


Пушкинская Московия Древняя столица Москва

Из книги Карамзин автора Муравьев Владимир Брониславович

Пушкинская Московия Древняя столица Москва «Пушкин был родовой москвич. Нет сомнения, что первым зародышем дарования своего… обязан он был окружающей его атмосфере, благоприятно проникнутой тогдашней московской жизнию», — писал друг А. С. Пушкина поэт


Древняя картина

Из книги Гнездо «дождливой ласточки» автора Межов Евгений

Древняя картина Я – лебедь, Ты – озеро, Я парю По небу, крылья свои распластав, Я пою О синих влажных глазах В темно-зеленых ресницах трав. Ты мне рассветной улыбкой сверкни, Волны песцовые успокой, И люди прозреют, И скажут они: «Ах, жизнь! Мы ее не видали такой…» А может,


Древняя Русь

Из книги Мне нравится, что Вы больны не мной… [сборник] автора Цветаева Марина

Древняя Русь В гуаши Древнерусское (начало 1904; ил. 51) энергичные мозаичные мазки придают образу жизненную интенсивность. Картина повседневной жизни XVI–XVII вв. внешне близка произведениям Андрея Рябушкина и Аполлинария Васнецова, которые поэтизировали Московское царство


Глава VIII ДРЕВНЯЯ И НОВАЯ РОССИЯ. 1811

Из книги автора

Глава VIII ДРЕВНЯЯ И НОВАЯ РОССИЯ. 1811 Каждая поездка в Тверь выбивала Карамзина из привычной колеи, и он с трудом возвращался, как признавался Дмитриеву, «в свое прежнее мирное состояние духа». От предстоящей же поездки зависело, возможно, вообще все его будущее. Может быть,


«Древняя тщета течет по жилам…»

Из книги автора

«Древняя тщета течет по жилам…» Древняя тщета течет по жилам, Древняя мечта: уехать с милым! К Нилу! (Не на грудь хотим, а в грудь!) К Нилу – иль еще куда-нибудь Дальше! За предельные пределы Станций! Понимаешь, что из тела Вон – хочу! (В час тупящихся вежд Разве