ГЛАВА 18 Перевод и превращение: Берлин, 1934–1937

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

Юван Шесталов (р. 1937 г.) (перевод с манси)

Юван Шесталов (р. 1937 г.) (перевод с манси) Древняя картина Я – лебедь, Ты – озеро, Я парю По небу, крылья свои распластав, Я пою О синих влажных глазах В темно-зеленых ресницах трав. Ты мне рассветной улыбкой сверкни, Волны песцовые успокой, И люди прозреют, И скажут они: «Ах,


Параллель-2: Берлин – Баденвейлер, 1904 и 1937 годы

Параллель-2: Берлин – Баденвейлер, 1904 и 1937 годы Телефонный звонок застал Ольгу Константиновну уже в дверях. Она безнадежно опаздывала к своему парикмахеру.– Bonjour, – раздалось приветствие из трубки.– Bonjour, – суховато отозвалась Ольга, стараясь придать голосу предельную


Глава 1. Вечер. Превращение первое

Глава 1. Вечер. Превращение первое Я поленился узнать ее настоящее имя, и долгое время она оставалась для меня безымянной. Знал только, что эта маленькая девушка какой-то северной народности и отзывалась на две клички — Саша и Маша. Стоило произнести одну из них или обе


Глава 2. Ночь. Превращение второе

Глава 2. Ночь. Превращение второе Нас было двое. Мы поднимались по обледенелому склону к больнице. Кое-где изо льда и снега торчали глыбы камня, и тогда мы цеплялись за них и шли быстро. Но в открытых местах приходилось опускаться на четвереньки: там выл ветер и было страшно


Глава З. Утро. Превращение третье

Глава З. Утро. Превращение третье Короткий и сверкающий удар в сердце зимы — вот что такое полярная весна!В конце февраля после Большой ночи впервые на несколько минут показался краешек солнца. Утро этого памятного дня было обычным: мороз в пятьдесят четыре градуса,


Глава 6 Превращение в компанию

Глава 6 Превращение в компанию Быть генеральным директором компании и соседом по студенческому общежитию – совершенно разные вещи Внезапно наступил этап, когда, казалось, для развития Thefacebook больше не осталось никаких преград и ограничений. Перестало существовать и


2. Адорно – Беньямину Берлин, 16.12.1934

2. Адорно – Беньямину Берлин, 16.12.1934 Благодаря Эгону Висингу я имел возможность прочесть Вашего «Кафку» и спешу Вам сказать, что мотивы этой работы произвели на меня невероятно сильное впечатление – самое сильное из всего, исходящего от Вас со времени завершения


3. Адорно – Беньямину Берлин, 17.12.1934

3. Адорно – Беньямину Берлин, 17.12.1934 Позвольте мне в чрезвычайной спешке – ибо Фелицитас[186] рвет у меня из рук экземпляр Вашего «Кафки», который я смог прочесть лишь дважды, – все же исполнить свое обещание и сказать Вам об этой работе несколько слов, прежде всего, чтобы


Жизненный уклад (1934–1937)

Жизненный уклад (1934–1937) Поскольку мы потом прожили на одном месте много лет и кое-что слилось в моей памяти, то напишу несколько слов об общем укладе нашей жизни в 1934–1937 годы.Выходные обычно начинались с того, что мы с Билльчиком, едва проснувшись, устраивали соревнования


ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ. Япония — страна улыбок (1934—1937)

ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ. Япония — страна улыбок (1934—1937) Как выехать, и побыстрее, из СССР? С каждым днём становилось всё яснее — надо торопиться. Я снова обратилась за советом к Ниило Виртанену. Он сказал, что четвёртое управление армии подыскивает людей, знающих языки и имеющих


Глава III БЕРЛИН 1922–1937 годов

Глава III БЕРЛИН 1922–1937 годов Берлин не был для Владимира Набокова незнакомой почвой. Здесь ему и его брату Сергею в 1910 году во время трехмесячного пребывания правил зубы поселившийся в Германии американский врач. Любимым местом тогда десятилетнего Сергея был Паноптикум с


МОСКВА — В ПОСЛЕДНИЙ РАЗ. 1934–1937

МОСКВА — В ПОСЛЕДНИЙ РАЗ. 1934–1937 Отец и дочь прибыли в Москву 5 октября 1934 года. «Стрела» не стрела, но домчала из Ленинграда быстро. По совету врача Снесарев перед самой Москвой выпил валерьянки: и радостные волнения могут быть губительны для таких, как он, больных. И всё


ГЛАВА 17 Далекие перспективы: Берлин, 1932–1934

ГЛАВА 17 Далекие перспективы: Берлин, 1932–1934 I Вначале июня 1932 года Гинденбург распустил рейхстаг и назначил выборы на конец июля. После того как он распорядился снять запрет на деятельность штурмовиков и СС, на улицы хлынули коричневорубашечники и чернорубашечники. Между