Мой саван

Мой саван

К мысли о смерти все уже привыкли и смотрели на нее, как на что-то неизбежное. Плакать? Но и на это нужны были силы, а их ни у кого не было. Они только говорили:

— Ну, вот и Николаевна отмучилась… Слава Богу — умерла.

Этим они выражали свое соболезнование не то ей, не то себе, что им еще предстоит мучиться.

Заболела тифом и я, да так тяжело, что какая-то сердобольная соседка пошила мне белую длинную рубашку — саван, в которую собирались нарядить меня в гробу и которую я потом долго носила, как ночную рубашку.

Во время болезни у меня образовался на спине под правой лопаткой огромный, с куриное яйцо, нарыв. И когда все считали, что мой конец уже близок, меня обмыли, уложили на чистые простыни, а нарыв вдруг прорвался, и я очнулась. Я до сих пор помню эту минуту, как будто горячая липкая струя обожгла мне спину, и я почувствовала такую необыкновенную легкость во всем теле, что, мне казалось, я могу взлететь.

После кошмара болезни я особенно остро запомнила чувство голода. Я очень хотела есть, а есть было нечего.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Саван

Из книги Есенин глазами женщин автора Биографии и мемуары Коллектив авторов --

Саван Двадцатый год. Жаркий летний вечер. Мы сидим рядом на оттоманке у меня в Хлебном.– Случалось вам прямо глядеть в глаза смерти? – спросил Есенин.– Еще как! Не раз и не два.И я рассказываю, как меня родной брат, играя в войну, объявил японским шпионом, «поймал» и…