На обучении у жрицы Велеса

На обучении у жрицы Велеса

На первый взгляд может показаться, что в середине XVII века в христианской стране служителей языческого бога и быть не могло. Однако письменные источники того времени свидетельствуют о том, что народ, наряду с соблюдением христианских обрядов, не забывал и веры своих пращуров. Священники посылали царю челобитные о том, что «смерды приносят жертвы идолищам поганым», «проводят срамные обряды» и т. д. А что оставалось делать крестьянам, не имевшим защиты ни от светских властей, ни от церковных? На самом деле давно доказано, что падение духовности происходит во время политической и экономической нестабильности, поэтому следует рассмотреть поподробнее ситуацию в России в середине XVII века.

Молодому царю Алексею Михайловичу Романову было всего 16 лет, когда он начал свое правление. Он мало вникал в дела и вверил управление ими своему наставнику Борису Ивановичу Морозову. Боярин был крайне грубым и жадным человеком. Он окружил себя чиновниками, которые без стеснения обворовывали государство, вымогали взятки, умышленно возводили ложные обвинения на невинных людей, чтобы завладеть имуществом последних. Попытки царя навести порядок в государстве, чтобы «всяких чинов людям, от большого и до меньшего чину, суд и расправа была во всяких делах всем равна», были обречены на провал. Простой народ и старых-то законов не знал, а уж об исправленных и дополненных «статьях и уложениях» и вовсе не слышал. Такие книги, как «Судебник» или «Кормчая книга», известны были только дьякам и воеводам, которые с попустительства царских властей «вертели делами как хотели»: одни законы бессовестно утаивали, а другие толковали с выгодой для себя или тех людей, которые не скупились на подкуп. И если у москвичей, более свободных и грамотных людей, нежели остальные россияне, лопнуло терпение (в июне 1648 года толпа растерзала судью земского приказа Леонтия Плещеева), то в провинции народный гнев находил другие выходы — русичи стали чаще обращаться к старым богам.

Но не только политическая и экономическая ситуация в государстве послужила стимулом возрождения язычества. На самом-то деле простой народ никогда не забывал веры предков. Считалось, «коли прадеды жили честно, то и вера их не погана», поэтому нет-нет, а посещали люди святилища старых богов, думая, что таким образом помогают своим пращурам. Конечно, во времена невзгод такие посещения становились более частыми. Русичи прибегали к помощи предков, словно дети, которые ищут утешения у родителей. Впрочем, что говорить о крестьянах, когда в дворцовых книгах есть записи о том, что царь Алексей предлагал за три рога Индрика-зверя (славянского единорога) заплатить десять тысяч рублей соболями и «мягкой рухлядью» (мехами), а его супруга царица Мария Ильинична (Милославская) держала при себе некрещеную «вещую жену»? В монастырских книгах сохранились также записи о том, что бояре «укрывают капища и прячут идолов, а у поганых лесных баб гадают и спрашивают советов».

Кто же такие эти «лесные бабы», или «вещие жены», и что такое они могли знать, раз даже монархи прислушивались к их словам? Из исследований этнографов мы знаем, что «вещими женами» славяне называли жриц (лесными бабами их, наверное, пренебрежительно прозвали священники, потому что языческие святилища традиционно находились в лесах). Воспитание и образование жрецов во всем мире включало тайное, сакральное знание. Эти люди были психологами, врачами, хранителями истории, обычаев и эпоса. Славяне не являлись исключением. Многие столетия нам внушали, что до принятия христианства Русь жила по диким, почти животным законам: «Русь была дика и темна, и только Свет веры ее просветил». Якобы ни собственной культуры у наших предков не было, ни искусств, и письменность нам принесли христианские священники Кирилл и Мефодий. На самом деле славяне обладали яркой, самобытной культурой с собственным мировосприятием и космогонией. Даже письменность была у наших предков, о чем свидетельствуют «Византийские хроники», описывающие перевод на «руськие письмена» христианских книг. То, что славянская письменность существовала до кириллицы, известно и из далматских источников, где упоминается «руськая глаголица» и перечислены документы, написанные именно этим языком.

Почему же была уничтожена исконная славянская «азбука»? Византии было выгодно ввести кириллицу, так как вместе с христианством вводилась новая «грамота», близкая к греческой и малопонятная простолюдинам. Принесенная нам Кириллом и Мефодием кириллица была введена, вероятно, для скорейшего искоренения язычества. Однако как опять не вспомнить М. Булгакова с его знаменитым «Рукописи не горят»! И действительно, в конце XX века при раскопках была найдена «Велесова книга», написанная именно глаголицей.

Естественно, что подвижники языческой культуры, то есть жрецы (волхвы), сохранили древние сакральные знания, и в середине XVII века они были не только носителями остатков древней славянской мудрости, но и хранителями культуры. Для простого народа они были «вещунами», то есть людьми, перед которыми открыты знания прошлого и будущего. Наверное, их уважали, но, боясь церковного гнева, обращались к ним лишь в случаях крайней надобности. Впрочем, дело было не только в страхе перед наказанием за общение с «лесными бабами». Отшельнический образ жизни, соблюдение древних обрядов да и «бремя тайного знания» делали их непохожими на простых смертных и создавали в воображении народа образы, схожие со сказочной Бабой-ягой.

Вот к такой «вещей жене» и привел старый знахарь своего талантливого ученика. То, что женщина была жрицей (волхвой) именно бога Велеса, тоже довольно просто объяснить. Изначально Велес — «скотий бог», но это совсем не означает, что он покровительствовал только животным. Этому божеству приписывали способности даровать здоровье людям, обучать их премудрости и предсказывать будущее. Теперь можно только представить себе каким могуществом обладали жрецы, служившие, этому богу. Чему же научила волхва Тита Нилова? Судя по его последующей деятельности, женщина не только открыла перед ним тайны древних богов, но и способствовала развитию его необычайных способностей.

Скорее всего, начала она с традиционных методов вхождения в транс. У многих, наверное, вызовет улыбку утверждение, что язычники достигали этого состояния прежде всего при помощи определенного питания. Такая «диета» называлась «зеленояденьем» или «мясопустом» и была сродни современному понятию христианского поста. То есть некоторое время организм должен был «отдохнуть» от употребления мяса (по сути — очиститься от шлаков) и подготовиться к «общению с богами». Из этнографических исследований мы знаем, что еще в конце XIX века деревенские знахарки предпочитали начинать лечение (особенно серьезных заболеваний) только после того, как три-четыре дня питались «белой лебедой» — одуванчиком, щавелем и прочими дикорастущими растениями. Сохранился даже рецепт «ведовской» похлебки, так называемой «зелена с травы» — подобие супа из мелко нарубленной зелени одуванчика, сныти и цикория, залитых самодельным квасом (сыровцом) из хлеба, перекисшего в воде. Волхва XVII века наверняка употребляла в пищу только пророщенное зерно, дикий мед и многие другие позабытые сегодня продукты, но не животную пищу, которая «тяготит живот и к земле привязывает».

Должна она была обучить его и умению вызывать видения прошлого и будущего. Историки утверждают, что языческие жрецы вдыхали дым жженого можжевельника, после чего впадали в транс и пророчествовали. В европейских письменных источниках есть записи, о том, что, когда христиане стали сжигать капища древних богов, служители культа бросались в костры и сгорали, не проронив ни звука. Конечно, можно отнестись к этому свидетельству как к поэтической метафоре, но, наверное, на самом деле перед своим подвигом они принимали легкие наркотики (настои поганок, белены, мухоморов), которые снижали естественный болевой барьер. Титу было известно действие этих грибов и трав. Во всяком случае, его биограф пишет следующее: «Ни боли он не боялся, ни кровавых ран... И на костре не проклинал своих мучителей, а молился за них».

Наверняка волхва открыла ему и тайное Велесово знанье — «заветные слова» (ключи), благодаря которым он потом вызывал из лесу диких зверей или, наоборот, приказывал им удалиться подальше от селений. Сегодня уже не вызывает сомнений, что подобная практика существовала и наши предки действительно могли знать «истинные» имена зверей, птиц и растений, благодаря чему умели ими повелевать. Например, современные индусские йоги «заговаривают» даже ядовитых змей и тигров, а австралийские аборигены «понимают» язык крокодилов. Возможно, они тоже владеют теми самыми заветными «словами-ключами», которые так часто упоминаются в русских волшебных сказках.

Должна была жрица Велесовой рощи раскрыть ученику и тайны русских сказок (разъяснить зашифрованный в них код-послание от далеких предков), и историю дохристианского мира с его колоритным, самобытным пантеоном богов. В рукописи есть упоминание о том, что Тит частенько рассказывал народные сказки со своим собственным толкованием. Например, о Кощее Бессмертном он говорит так: «Образ сей суть неистребимой жадности боярской», о Бабе-яге: «Хоть страшна да грозна, а одна правильный путь на том свете показать может». А о волшебных предметах, скатерти-самобранке или гуслях-самогудах, его слова — настоящее пророчество: «Придут времена, когда откроются древние клады и явятся миру „затаенные" вещи. И станут люди пировать не сея и услаждать себя музыкой без Баянов (певцов). И полетят в небеса без крыльев и будут там парить, как птицы поднебесные». Исследователи народных сказок, такие как В. Я. Пропп или Д. Д. Фрэзер, давно доказали, что фольклорные сюжеты — это не что иное, как в поэтической форме описанные древние обряды. Оказывается, Баба-яга действительно является проводником в царство мертвых. И не даром при появлении живого героя она говорит: «Фу-фу-фу, русским духом пахнет» — ведь мертвым так же неприятен запах живых, как и живым — запах тления. Не мог же Тит догадаться самостоятельно об истинном значении сказки, конечно, он узнал это от жрицы Велеса. Подобные знания наверняка обогатили внутренний мир юноши, но не обратили его в язычество. В рукописи указано, что знания, «полученные от Велесовой волхвы, Тит обратил не против Христа, а в пользу его». Об этом свидетельствуют и сохранившиеся заговоры против болезней, которые использовал юноша. Каждый заговор обязательно начинался словами: «Встану перекрестясь, выйду помолясь...»

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Потери при обучении

Из книги «Волчьи стаи» во Второй мировой. Легендарные субмарины Третьего рейха автора Громов Алекс

Потери при обучении Из интервью бывшего военнослужащего соединения «К», инженера-механика сверхмалой подводной лодки типа «Зеехунд» Харальда Зандера:[20] «Мы выпускали новые команды для подлодок в большом количестве. Такая же флотилия находилась в Готенхафене. Планы для