36: Скрываясь на виду у всех

36: Скрываясь на виду у всех

Похожие вещи случались и в других местах, где дети и взрослые были слишком слабы, безмолвны или психически беззащитны, чтобы рассказывать о своих тайнах. Я узнал, что людей, которые вымещают на нас свои самые темные желания, не всегда легко распознать. Это не страшилы, не пугала; это самые обычные, незапоминающиеся люди. Может быть, они даже остаются совершенно безвредными, пока не представится шанс воспользоваться чьей-то полной беспомощностью, соблазняющей их переступить границу, которую они в противном случае никогда не осмелились бы нарушить.

Иногда это действительно было интуитивное чувство, что невидимая черта уже преодолена и я – в опасности. Я не мог объяснить это должным образом.

–?Поцелуй, поцелуй, – с придыханием шептала одна женщина, когда никто этого не слышал, и наклонялась ко мне. Голос ее был игрив, как у девушки, требующей объятия от неподатливого ухажера.

В другой раз мать одного знакомого мне ребенка вошла в комнату, где я лежал в одиночестве, обнаженный ниже пояса, в ожидании, пока мне сменят одежду.

–?А это что такое? – проговорила она и легонько пощекотала мой пенис.

Этот эпизод закончился так же быстро, как и начался, поскольку в комнату вошла сиделка. Но он вызвал во мне стыд и неуверенность. Я не знал, что и думать о тревожных чувствах, наполнивших меня.

Однако не всегда это проходило так мимолетно. Порой совершенно ясно, что происходит, и страх захлестывал меня, когда я осознавал, что становлюсь объектом нападения, от которого никак не смогу защититься.

–?Погляди-ка на себя, – как-то раз сказала сиделка, купая меня.

На следующий день я молча смотрел, как она обвела взглядом пустую комнату, задрала подол платья, оседлала мои бедра, а потом начала тереться о мое тело. Я лежал, неподвижный, не моргая, ничего не видя, пока не почувствовал, как она с меня слезла. Страх принимался глодать меня при мысли, что она может снова ко мне прикоснуться, но этого не случилось.

Чем я был для этих женщин – извращенной фантазией, давней и похороненной в глубине души, или мгновением безумия? Не знаю. Но для другой женщины, которая тоже мучила меня несколько лет, я точно был не более чем вещью, предметом, которым она пользовалась, как хотела и когда хотела, прежде чем снова отбросить в сторону.

Уединение было тем кислородом, который вдыхал жизнь в ее поступки: она всегда находила способ остаться со мной наедине. Когда она в первый раз прикоснулась ко мне, я с абсолютной ясностью понял, что она делает, почувствовав, как ее рука искательно лезет в ширинку моих брюк. Она казалась испуганной, неуверенной, и этот эпизод был кратким. Но в следующий раз она осмелела, и ее руки надолго задержалась на моем пенисе. Вскоре она совсем расхрабрилась, словно осознав, что открывать дверь в эту тьму не так страшно, как ей поначалу казалось.

Иногда она обвивает ногами мое тело и двигается все резче и резче, пока я не услышу ее прерывистый вздох. Или укладывает меня на спину, а сама встает за изголовьем и задирает мои руки, так что ладони ложатся ей на бедра. Мои пальцы неконтролируемо дрожат – она знает, что так и будет, – я слышу, как ее дыхание учащается, когда она прижимает мои пальцы к своим гениталиям.

Обычно, пользуясь мною, она молчала. Иногда это длилось целую вечность, она раскачивалась и прижималась ко мне, заставляя мое тело двигаться в такт со своим, пока наконец не замирала. Всякий раз я пытался затаиться в тишине, затвориться глубоко внутри себя. Но все равно чувствовал, как на душу нападает оцепенение. И только потом меня наполняло чувство стыда.

Если она вообще заговаривала со мной, то лишь как ребенок с куклой, знающий, что кукла на самом деле не живая.

–?Давай поерзаем, – прошептала она однажды, вытаскивая меня из коляски.

Единственное, за чем она всегда тщательно следила, – это чтобы я ее не видел.

–?Ты не должен смотреть, – говорила она, отворачивая мою голову в сторону. Но говорила она в этот момент не со мной, а с самой собой.

Это происходило не постоянно. Порой недели или даже месяцы она ко мне не прикасалась, а потом это случалось вновь и вновь несколько раз подряд. От этого было еще хуже, потому что я никогда не знал заранее, что она сделает и когда. Ничто не заставляло меня чувствовать себя таким беспомощным, как ожидание момента, когда она вновь придет за мной.

Тревога оттого, что она может сделать, когда я увижу ее в следующий раз, накапливалась во мне, пока я гадал, удастся ли мне на сей раз ускользнуть или нет. Страх застилал мои дни плотной пеленой. Я знал, что не смогу ни остановить ее, ни рассказать о ней. Я был просто безответным предметом, которым она пользовалась, когда хотела, пустым холстом, на котором она рисовала свои темные фантазии. И я сидел и ждал, прислушиваясь, пока не раздастся ее голос, зная, что в тот момент, когда я его услышу, мне еще отчаяннее захочется убежать.

–?Привет, Мартин, – говорит она с улыбкой, глядя на меня сверху вниз.

Я смотрю на нее. Желудок скручивает тошнотой. Я чувствую, как вопль разворачивается внутри меня, точно флаг, плещущий по ветру, но не могу выпустить его наружу.

–?Ну, пойдем, – говорит она, и я чувствую, как моя коляска приходит в движение.

Она увозит меня в комнату, где никто нас не увидит, и укладывает на кушетку. Задрав одну ногу и поставив ее рядом со мной, другой она упирается в пол, приподнимая юбку. Опускается, прижимаясь к большому пальцу моей ступни, начинает ритмично двигаться. Я пытаюсь исчезнуть.

Потом я лежу неподвижно, а она усаживается рядом со мной. Она читает журнал, перелистывает страницы, рассеянно ковыряет в носу. В конце концов бросает взгляд на часы и встает. Но, готовясь уйти, вновь оборачивается. Она забыла кое-что сделать.

Я смотрю, как она медленно проводит пальцем вдоль подмышки моей футболки, вытирая его о ткань. Слизистый след поблескивает на рукаве. Вот теперь ее акт презрения завершен.

Иногда она ложится рядом со мной, иногда – поверх меня. Иногда она трогает себя, в иные моменты – меня. Но, что бы ни случилось, я для нее – ничто; она забывает обо мне до следующего раза, когда ей захочется вновь прийти за мной, но я от нее избавиться не могу. Она – чудовище, обитающее в моих снах, преследующее меня, вопящее, подвергающее меня пыткам и повергающее в ужас. Ночь за ночью я просыпаюсь в поту, в страхе, что она вновь придет за мной, пока я сплю. Она – паразит, вползший в мою душу. Лежа в темноте, я гадаю, смогу ли когда-нибудь от нее избавиться.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

«ОДНА ИЗ ВСЕХ, ЗА ВСЕХ, ПРОТИВУ ВСЕХ»

Из книги Над пропастью во лжи автора Новодворская Валерия

«ОДНА ИЗ ВСЕХ, ЗА ВСЕХ, ПРОТИВУ ВСЕХ» В это время мы выпустили сборник политических анекдотов, подобранный по главам (анекдоты о строе, о партии, о вождях, о продовольственном вопросе, о национальных отношениях). Он был куда лучше современных сборников, имел прекрасное


Глава 4 ЖИВИ СКРЫВАЯСЬ

Из книги Эпикур автора Гончарова Татьяна Викторовна

Глава 4 ЖИВИ СКРЫВАЯСЬ Вечность — ребенок, забавляющийся игрой в шахматы. Гераклит Всякий уходит из жизни так, будто он только что родился. Эпикур Жизнь сына Неокла подходила к концу, он чувствовал это. В сущности, у него были все основания считать себя тем самым «старцем,


«ОДНА ИЗ ВСЕХ, ЗА ВСЕХ, ПРОТИВУ ВСЕХ»

Из книги По ту сторону отчаяния автора Новодворская Валерия

«ОДНА ИЗ ВСЕХ, ЗА ВСЕХ, ПРОТИВУ ВСЕХ» В это время мы выпустили сборник политических анекдотов, подобранный по главам (анекдоты о строе, о партии, о вождях, о продовольственном вопросе, о национальных отношениях). Он был куда лучше современных сборников, имел прекрасное


«Одна из всех, за всех, противу всех»

Из книги Прощание славянки автора Новодворская Валерия

«Одна из всех, за всех, противу всех» В это время мы выпустили сборник политических анекдотов, подобранный по главам (анекдоты о строе, о партии, о вождях, о продовольственном вопросе, о национальных отношениях). Он был куда лучше современных сборников, имел прекрасное


У МИРА НА ВИДУ

Из книги Новеллы о вратаре автора Горянов Леонид Борисович


Глава 15: ЖИЗНЬ НА ВИДУ

Из книги Мой мир автора Паваротти Лучано

Глава 15: ЖИЗНЬ НА ВИДУ Избрав жизнь артиста, невольно перестаешь быть застенчивым и сдержанным. Для того чтобы стать известным, артисты прилагают немало усилий. И когда они достигают желаемого, оказывается, что известность им уже в тягость. Годами они пытаются привлечь к


«Закрытая бухта», с виду

Из книги Адмиральские маршруты (или вспышки памяти и сведения со стороны) автора Солдатенков Александр Евгеньевич

«Закрытая бухта», с виду Легенды утверждают, что обоснование необходимости базирования кораблей ВМФ в бухте Броутона — тема докторской диссертации Главкома ВМФ адмирала Флота Советского Союза Горшкова. Так это или нет, утверждать не буду. Очевидно, только то, что в ходе


«Мимолетные встречи — всегда на виду…»

Из книги Мертвое «да» автора Штейгер Анатолий Сергеевич

«Мимолетные встречи — всегда на виду…» Мимолетные встречи — всегда на виду. Торопливые речи — всегда на ходу. — «Если будет возможно, конечно, приду». Не придет… На моем двадцать пятом году Я себя как дурак, как мальчишка


Глава 21 У публики на виду

Из книги Княгиня грез. История голливудской актрисы, взошедшей на трон [Maxima-Library] автора Лейси Роберт


3 Роман у всех на виду

Из книги Принцесса Монако автора Робинсон Джеффри

3 Роман у всех на виду Один монегаск, путешествуя по Южной Америке, на небольшом пограничном пункте переходил границу из Аргентины в Парагвай. Увидев его, пограничник сказал:— No esta bueno.Житель Монако его не понял и уточнил, что, собственно, нехорошо.— Мой паспорт в полном


На виду. Главная встреча жизни

Из книги Великий Яковлев. «Цель жизни» гениального авиаконструктора автора Остапенко Юрий А.

На виду. Главная встреча жизни Яковлев всегда был на виду. Он любил быть на виду – это прибавляло ему задора, это вливало в него новые силы, необычайную энергию. И он всегда стремился быть в гуще авиационных смотров, конкурсов, праздников со своими ярко окрашенными


У всех есть детство. Только не у всех одинаковое…

Из книги Одри Хепберн. Жизнь, рассказанная ею самой. Признания в любви автора Хепберн Одри

У всех есть детство. Только не у всех одинаковое… Какие праздники люди любят больше всего? Дети, конечно, Рождество и свой день рождения. Я тоже. Став мамой, полюбила дни рождения своих обожаемых мальчиков.Это был самый грустный день рождения в моей жизни.Мама с отцом


Выше всех, дальше всех, быстрее всех!

Из книги Цель жизни автора Яковлев Александр Сергеевич

Выше всех, дальше всех, быстрее всех! Авиационная индустрия. — Опытные конструкторские бюро. — Свои самолеты, свои моторы. — Исторические перелеты. — Вопросы авиации на XVIII съезде партии.К началу первой пятилетки, то есть в конце 20-х годов, наша авиапромышленность уже


«С виду затхлая затычка…»

Из книги Нежнее неба. Собрание стихотворений автора Минаев Николай Николаевич

«С виду затхлая затычка…» С виду затхлая затычка, С русской речью незнаком, Смесь жида с цыганом – Жичка Размахался кулаком. По усвоенной привычке Каждому намять бока, Сразу можно видеть в Жичке Полицая-кулака. За грызню, за сучью кличку, За опасность для людей, Эту


У всех есть детство Только не у всех одинаковое…

Из книги Признания в любви. «Образ чистой красоты» [антология] автора Хепберн Одри

У всех есть детство Только не у всех одинаковое… Какие праздники люди любят больше всего? Дети, конечно, Рождество и свой день рождения. Я тоже. Став мамой, полюбила дни рождения своих обожаемых мальчиков.Это был самый грустный день рождения в моей жизни.Мама с отцом


Что же он имел в виду?

Из книги Ницше. Для тех, кто хочет все успеть. Афоризмы, метафоры, цитаты автора Сирота Э. Л.

Что же он имел в виду? Между тем мысль Ницше – совсем о другом. Чем же плохо слово? И в чем «антизаслуга» всеми до сих пор почитаемого Сократа? Его Слово, слово вообще, своей рационалистичностью привнесло в искусство неестественность, формальность. Искусство стало