«Операция Густав»

«Операция Густав»

В течение судебного процесса, как уже знает читатель, многие подсудимые вступали между собой в ссоры, доходившие порой до взаимного разоблачения. Кейтель и Иодль в этом смысле составили, кажется, исключение. Только однажды было замечено, что Иодль, который неизменно обедал с Кейтелем за одним столом (его называли «стол командования»), демонстративно отказался сидеть рядом со своим бывшим шефом.

Как выяснилось позже, демонстрация Иодля объяснялась разоблачениями в суде действий Кейтеля в связи с так называемым «делом Жиро». Под конец войны до Кейтеля дошли какие-то смутные слухи о том, что французский генерал Вейган, служивший правительству Виши, собирается покинуть Францию. Возможно, и впрямь этот предатель интересов Франции, немало послуживший Берлину и тому же Кейтелю, решил, что в обстановке приближающегося поражения Германии лучше сбежать. Однако никаких доказательств готовившегося побега еще не было. Кейтелю только померещилось, что Вейган может вдруг оказаться в Северной Африке и примкнуть к движению Сопротивления.

Высказав эти свои опасения Канарису и его заместителю генералу Лахузену, Кейтель дает указание устранить Вейгана.

А тут новая неприятность: из лагеря военнопленных в Кенигштейне неожиданно бежит шестидесятилетний Жиро. Кто бы мог подумать, что в таком возрасте генерал решится спуститься на веревке с сорокапятиметровой высоты!..

Во время допроса Лахузена обвинитель спрашивает, что скрывается за выражением «операция Густав»? И Лахузен отвечает:

– «Густав» был шифром, который употреблял начальник штаба ОКВ в качестве условного обозначения, когда разговор касался генерала Жиро… В сущности, этот приказ сводился к тому, что Жиро следует устранить таким же образом, как и Вейгана.

Обвинитель. Когда вы говорите «устранить», что вы под этим подразумеваете?

Лахузен. Я подразумеваю то же самое, что имелось в виду в отношении генерала Вейгана. То есть его нужно было убить…

На процессе вскрылось, какую изобретательность проявил Кейтель, разрабатывая план поимки и убийства Жиро. И это было чрезвычайно неприятно бывшему фельдмаршалу. Человек, не испытывавший никаких сомнений в том, что массовое уничтожение военнопленных вполне оправдано «условиями войны», почувствовал себя очень неловко, когда суд заинтересовался историей «устранения» Вейгана и Жиро. Как-никак Кейтеля обвиняли в убийстве (причем без всякого «приказа свыше») людей из той же профессиональной среды, что и он сам. Здесь уже не сошлешься на рыцарские традиции.

Вечером после допроса Лахузена в камеру Кейтеля зашел Джильберт и застал его в сильном расстройстве.

– Это «дело Жиро»… – бормочет Кейтель. – Конечно, я знал, что оно всплывет… Но что я могу по этому поводу сказать? Я не сомневался, что вся эта история вызовет и у вас, доктор, большие сомнения, как у благородного человека и офицера. Да, эта история очень затрагивает мою честь… Я могу спорить против обвинения в агрессии, могу сослаться на то, что в данном случае лишь исполнял свой долг, так сказать, исполнял приказ. Но эта история с убийством – не знаю, как я в нее попал…

А на следующий день Кейтель впервые столкнулся с открытым осуждением его действий соседями по скамье подсудимых: опустел «стол командования», за которым в течение многих месяцев вместе с Кейтелем сидели Геринг, Иодль, Редер, Дениц. Никому из них раньше и в голову не приходило подвергать остракизму друг друга, если вдруг в суде выяснялось, что один повинен в уничтожении нескольких миллионов людей в концлагерях (Геринг), другой – в потоплении пассажирских судов в море (Дениц), третий – в отдаче приказа о четвертовании пленных партизан (Иодль). Лишь после того как стала известна роль Кейтеля в убийстве французских генералов Жиро и Вейгана, все они отвернулись от него.

Джильберт осторожно завел об этом разговор с Иодлем.

– Есть вещи, которые несовместимы с честью офицера, – сказал Иодль.

– Как, например, убийство, – подсказал Джильберт.

Иодль некоторое время молчал, затем тихо ответил:

– Конечно, это несовместимо с честью офицера. Кейтель мне рассказывал, что Жиро находился под наблюдением… Но ни слова об убийстве. Знаете, такие вещи в военной истории случались, однако я бы никогда не подумал, что один из наших собственных генералов…

Не закончив фразы, Иодль опускает глаза.

– Я замечаю, – продолжает Джильберт, – что вы больше не сидите за «столом командования».

– Ах, вы это заметили доктор? – оживляется Иодль. – Да, это так. Но я не хочу бить лежачего. Особенно после того, как мы сели в одну лодку…

Нет необходимости придавать серьезное значение этим словам Иодля. На каком основании он вдруг решил удивляться тому, что «один из генералов» вермахта мог быть замешан в грязной истории с Жиро? Как будто все прочие многочисленные провокации Кейтеля и самого Иодля против целых народов, в результате чего погибли миллионы людей, были в большей мере совместимы с пресловутой «офицерской честью».

Важнее другое: хотя Кейтель и Иодль «сели в одну лодку», положение их к моменту завершения судебного разбирательства было различно. Кейтель во многом признался, а признаваясь, тупо ссылался на приказ. Но и в тех случаях, когда он отрицал свою вину, поразительная наивность его аргументации лишь убеждала всех в виновности Кейтеля.

Иодль повел себя умнее. Он оказался изощреннее, изворотливее Кейтеля.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Густав Хильгер Я присутствовал при этом

Из книги Альянс и разрыв со Сталиным автора Риббентроп Иоахим фон

Густав Хильгер Я присутствовал при этом Дипломатический ежегодник 1989, М., 1990Густав Хильгер родился в 1886 г. в Москве в семье немецкого фабриканта и с детства свободно владел русским языком. Став карьерным дипломатом, он с 1923 г. и до июня 1941 г. был сначала сотрудником, а


ОПЕРАЦИЯ «УЧЕНИЯ НА ВЕЗЕРЕ» — НАСТУПЛЕНИЕ НА ЗАПАДЕ — ОПЕРАЦИЯ «МОРСКОЙ ЛЕВ»

Из книги Мемуары [Лабиринт] автора Шелленберг Вальтер

ОПЕРАЦИЯ «УЧЕНИЯ НА ВЕЗЕРЕ» — НАСТУПЛЕНИЕ НА ЗАПАДЕ — ОПЕРАЦИЯ «МОРСКОЙ ЛЕВ» План немецкого наступления — Приказ № 1 о соблюдении секретности — Действия разведки по подготовке «Учений на Везере» — Меморандум голландскому и бельгийскому правительствам — Разведка во


КАРЛ X ГУСТАВ 1622-1660

Из книги 100 великих военачальников автора Шишов Алексей Васильевич

КАРЛ X ГУСТАВ 1622-1660 Пфальцграф Цвейбрюккенский. Первый король Швеции из Пфальцского дома.Карл Густав родился в знатной аристократической семье. Его матерью была Екатерина Ваза, сестра шведского короля-полководца Густава II Адольфа. Отцом — Иоанн-Казимир


Густав Малер

Из книги Самые пикантные истории и фантазии знаменитостей. Часть 1 автора Амиллс Росер

Густав Малер Взыскание за консультацию по поводу роговГу?став Ма?лер (1860–1911) – выдающийся австрийский композитор и дирижер. Один из крупнейших композиторов-симфонистов и дирижеров конца XIX – начала XX века.Композитор знал, что его жена, Альма, обманывала его с


Карл Густав Юнг

Из книги Самые пикантные истории и фантазии знаменитостей. Часть 1 автора Амиллс Росер

Карл Густав Юнг Ябедничающий прелюбодей Я предпочитаю снисходительный порок упрямой добродетели. Мольер Ка?рл Гу?став Юнг (1875–1966) – швейцарский психиатр, основоположник одного из направлений глубинной и аналитической психологии.В 1903 году Юнг вступил в брак с Эммой


ШПЕТ ГУСТАВ ГУСТАВОВИЧ.

Из книги 100 великих психологов автора Яровицкий Владислав Алексеевич

ШПЕТ ГУСТАВ ГУСТАВОВИЧ. Густав Густавович Шпет родился 25 марта 1879 г. в бедной семье. Отца у него не было, а мать, Марцелина Осиповна Шпет, принадлежала к обедневшей шляхтичской семье из Волыни, откуда она еще до рождения сына уехала в Киев. Мать воспитывала сына одна,


ЮНГ КАРЛ ГУСТАВ.

Из книги 100 великих психологов автора Яровицкий Владислав Алексеевич

ЮНГ КАРЛ ГУСТАВ. Карл Густав Юнг родился в 1875 г. в швейцарском местечке Кесвиль, в семье небогатого деревенского священника. Семья Юнгов принадлежала к «хорошему» обществу, но едва сводила концы с концами. Его детство и юность прошли в бедности. Юнг получил возможность


ГЕРЦ (ХЕРЦ) ГУСТАВ ЛЮДВИГ

Из книги 100 знаменитых евреев автора Рудычева Ирина Анатольевна

ГЕРЦ (ХЕРЦ) ГУСТАВ ЛЮДВИГ (род. в 1887 г. – ум. в 1975 г.) Немецкий физик-экспериментатор, доктор наук, профессор. Разработал диффузионный метод разделения изотопов, написал труды по спектроскопии, физике плазмы и др. Иностранный член АН СССР по Отделению


МАЛЕР ГУСТАВ

Из книги 100 знаменитых евреев автора Рудычева Ирина Анатольевна

МАЛЕР ГУСТАВ (род. в 1860 г. – ум. в 1911 г.) Австрийский композитор и дирижер, оперный режиссер. Один из самых выдающихся симфонистов в истории музыки. Симфонии Малера, созданные с большим оркестровым и полифоническим мастерством, представляют собой грандиозные и


Густав II Адольф

Из книги 10 гениев войны автора Карнацевич Владислав Леонидович

Густав II Адольф Дело зашло теперь так далеко, что все те войны, которые ведутся в Европе, смешались в одну. Из письма Густава Адольфа Оксеншерне,1628 г. Относительно границы эпохи Средневековья у историков нет единого мнения. Одни справедливо видят серьезные изменения в


ГУСТАВ МАЛЕР

Из книги Тайная жизнь великих композиторов автора Ланди Элизабет

ГУСТАВ МАЛЕР 7 ИЮЛЯ I860 — 18 МАЯ 1911АСТРОЛОГИЧЕСКИЙ ЗНАК: РАКНАЦИОНАЛЬНОСТЬ: АВСТРИЕЦМУЗЫКАЛЬНЫЙ СТИЛЬ: РОМАНТИЗМЗНАКОВОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ: «ПЕСНИ ОБ УМЕРШИХ ДЕТЯХ»ГДЕ ВЫ МОГЛИ СЛЫШАТЬ ЭТУ МУЗЫКУ: В АНТИУТОПИЧЕСКОМ ПОЛИТИЧЕСКОМ ТРИЛЛЕРЕ «ДИТЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ» (2005.)МУДРЫЕ СЛОВА:


Густав Малер Расставание с иллюзиями

Из книги Партитуры тоже не горят автора Варгафтик Артём Михайлович

Густав Малер Расставание с иллюзиями Первая симфонияТак называемое музыкальное расследование — вообще-то дело рискованное, хотя бы потому, что никаких окончательных суждений или юридических доказательств, никаких улик (ни за, ни против чего бы то ни было) мы все равно


Густав Тёрнудд в Баку: «Я как сыр в масле катаюсь!»

Из книги Империя Нобелей [История о знаменитых шведах, бакинской нефти и революции в России] автора Осбринк Брита

Густав Тёрнудд в Баку: «Я как сыр в масле катаюсь!» Густав Тёрнудд приехал в Баку зимой 1882 г. в качестве главного управляющего «Товарищества бр. Нобель». K томувремени две тысячи тамошних служащих занимались под руководством Людвига Нобеля расширением нефтяного


«Операция Густав»

Из книги Нюрнбергский эпилог автора Полторак Аркадий Иосифович

«Операция Густав» В течение судебного процесса, как уже знает читатель, многие подсудимые вступали между собой в ссоры, доходившие порой до взаимного разоблачения. Кейтель и Иодль в этом смысле составили, кажется, исключение. Только однажды было замечено, что Иодль,