Пусть лежит на столе

Пусть лежит на столе

Пусть лежит на столе,

Недоступная переводу,

Не желая звучать на чужом языке,

В холод речи чужой оступаться, как в воду,

Чуть не в каждой душевной строке.

Тайны речи твоей пусть никто не раскроет,

Мастерство! Колдовство! Волшебство!

Пусть героя скорей под горою зароют:

Естество превратят в вещество.

Не по признаку эсхатологии

Всевозможнейших Страшных Судов —

Пусть уходит ручьем по забытой дороге:

Как ручей, без речей и цветов.

Пусть изучат узор человеческой ткани,

Попадающей под микроскоп,

Где дыханье тритон сохраняет веками

Средь глубоких ущелий и троп.

1972

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Рыба на столе

Из книги Амплуа - первый любовник автора Волина Маргарита Георгиевна

Рыба на столе О каждом из своих героев я могу рассказать многое. Но когда, меня спрашивают, как рождалась та или иная роль, я никогда не могу объяснить этого логически. Один известный актер, когда ему задали подобный вопрос, сказал, что это напоминает ему следующую ситуацию:


Библия на рабочем столе Михаила Булгакова

Из книги Записки о Михаиле Булгакове автора Яновская Лидия Марковна

Библия на рабочем столе Михаила Булгакова В домашней библиотеке Михаила Булгакова была Библия на иврите.Сама библиотека, увы, не сохранилась. Большую часть ее Елена Сергеевна продала на рубеже 40-х и 50-х годов. Рукописи хранила молитвенно, свято, а библиотеку продала.


Как я искал «суфлера» в столе у президента

Из книги Непарадные портреты автора Гамов Александр

Как я искал «суфлера» в столе у президента ...После того как Путин ответил на мой вопрос, произошел любопытный эпизод. Пресс-секретарь президента Алексей Громов (он вел пресс-конференцию), делая красноречивые жесты, стал подзывать меня к столу, за которым сидел... глава


1. Рукопись, оставленная в столе

Из книги Это мы, Господи, пред Тобою… автора Польская Евгения Борисовна

1. Рукопись, оставленная в столе Газеты дали только скупую информацию: строго засекреченный «Институт человека» сгорел мгновенно, как, вспыхнув, сгорает крупинка в вольтовой дуге. На уединенном месте, неподалеку от Москвы, где располагался городок Института, я увидел


Письма на моем столе

Из книги Малоизвестный Довлатов. Сборник автора Довлатов Сергей

Письма на моем столе Когда я был маленьким, то страшно завидовал взрослым, которые имели основания заглядывать в почтовый ящик и время от времени доставали оттуда письма, украшенные пестрыми марками и таинственными штемпелями. Высокое право писать и получать письма


ПУТЬ ЛЕЖИТ ЧЕРЕЗ КАЛУГУ

Из книги Человек, шагнувший к звездам автора Кассиль Лев Абрамович

ПУТЬ ЛЕЖИТ ЧЕРЕЗ КАЛУГУ Но вот единственная возможность выхода человека во вселенную была найдена. Она была найдена у нас в России в 1883 году скромным учителем города Боровска, переехавшим через несколько лет в Калугу. С тех пор путь человечества к звездам лежит через


Как карандаш на столе

Из книги Янгель: Уроки и наследие автора Андреев Лев Вячеславович

Как карандаш на столе Основным уязвимым местом ракет первого поколения в том виде, в каком они задумывались при проектировании, явилась их стартовая позиция. Запуск ракеты производился со специальной пусковой установки — стола, находившегося на земле. В традиционном


«Пусть руку! Пусть ногу!..»

Из книги Жизнь и необычайные приключения писателя Войновича (рассказанные им самим) автора Войнович Владимир Николаевич

«Пусть руку! Пусть ногу!..» Не знаю, каким путем шли в нашу глушь письма, но все-таки, сложенные треугольниками, от мамы из Ленинабада и от папы неизвестно откуда с адресом «Полевая почта №…» и штампом «Просмотрено военной цензурой» они нас достигали. Потом случился


«Пусть руку! Пусть ногу!..»

Из книги Жизнь и необычайные приключения писателя Войновича (рассказанные им самим) автора Войнович Владимир Николаевич

«Пусть руку! Пусть ногу!..» Не знаю, каким путем шли в нашу глушь письма, но все-таки, сложенные треугольниками, от мамы из Ленинабада и от папы неизвестно откуда с адресом «Полевая почта №…» и штампом «Просмотрено военной цензурой» они нас достигали. Потом случился


НА НОВГОРОДСКОМ СТОЛЕ

Из книги Александр Невский [Жизнь и деяния святого и благоверного великого князя] автора Бегунов Юрий Константинович

НА НОВГОРОДСКОМ СТОЛЕ В 1236 году князь Ярослав Всеволодович отправился из Новгорода на великое княжение в Киев.С собой князь взял малую дружину и больших бояр новгородских: Судимира Славенского, Якима Влунковича, Костю Вячеславича и сотню воинов-новоторжцев; позже он их


НА ВЕЛИКОМ СТОЛЕ ВЛАДИМИРСКОМ

Из книги Самые пикантные истории и фантазии знаменитостей. Часть 2 автора Амиллс Росер

НА ВЕЛИКОМ СТОЛЕ ВЛАДИМИРСКОМ Князь Александр возвращался на Русь от хана Сартака по первой сакме: дорога шла по правому берегу Дона на север до брода у нынешней станицы Казанской, потом по левому берегу Дона до городища Казар; после переправы через реку Воронеж сакма шла


Фрэнк Синатра На столе кухни

Из книги Избранные произведения. Т. I. Стихи, повести, рассказы, воспоминания автора Берестов Валентин Дмитриевич


«Жизнь моя лежит еще вчерне…»

Из книги О Сталине без истерик автора Медведев Феликс Николаевич

«Жизнь моя лежит еще вчерне…» Жизнь моя лежит еще вчерне. Может быть, и все ее тревоги Только для того, чтобы верней Их, созрев, оставить у


Идол лежит лицом вверх

Из книги Нежнее неба. Собрание стихотворений автора Минаев Николай Николаевич

Идол лежит лицом вверх В самый застойно-брежневский период по командировке «Огонька» я попал на самый север Сибири – в бывший Туруханский край. Добирался долго и трудно: самолетами, вертолетами, оленями. Цель командировки – описать ссыльные места Чернышевского.И вот


«Как нафталин лежит на ветках иней…»

Из книги Вознесенский. Я тебя никогда не забуду автора Медведев Феликс Николаевич

«Как нафталин лежит на ветках иней…» Как нафталин лежит на ветках иней, И белым мохом каждый куст оброс, И тишина, и неба купол синий, И двадцатидвухградусный мороз. Чем дальше в лес тем сумрачней и глуше И хочется сказать, тем больше дров, Захватывает дух и щиплет уши, Но


«Ваш прах лежит второй за алтарем…»

Из книги автора

«Ваш прах лежит второй за алтарем…» … Зимой 1980 года мы предприняли необычный и очень важный для Вознесенского вояж в старинный город Муром. Поэта много лет волновала семейная легенда о его предке Андрее Полисадове, которого вывезли из Грузии «юным монахом» и усыновили в