Кому-то нынче день погожий

Кому-то нынче день погожий

Кому-то нынче день погожий,

Кому — томящая жара,

А я, наверно, проморожен

Тайгой до самого нутра.

И мне все кажется, что лето

Напрасно силы бережет,

Напрасно раскаленным светом

Дотла всю землю не сожжет…

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Кому штаны, кому ботинки…

Из книги Сто сорок бесед с Молотовым автора Чуев Феликс Иванович

Кому штаны, кому ботинки… – Вячеслав Михайлович, а Ленин дал всем, кого ни возьмешь, такие убийственные характеристики!– Безусловно. Нет, он очень меткие характеристики дал. Он не мог обывательские выводы делать. Ленин не случайно выделил двух – Сталина и Троцкого как


НЫНЧЕ У НАС ПЕРЕДЫШКА…

Из книги Нынче у нас передышка автора Ковалевский Андрей Александрович

НЫНЧЕ У НАС ПЕРЕДЫШКА… Даниил Гранин: Тамань, Самбор, Тропау, Краков, Прага — путь лейтенанта Ковалевского, ордена, медали — все как положено. После войны он продолжал служить в армии оружейным специалистом, демобилизовался в 1956 году и занялся любимым делом — охотой, был


ГЛАВА СОРОК СЕДЬМАЯ КОМУ ДРУГ, КОМУ — ВРАГ

Из книги Владимир Высоцкий: козырь в тайной войне автора Раззаков Федор

ГЛАВА СОРОК СЕДЬМАЯ КОМУ ДРУГ, КОМУ — ВРАГ 29 августа Высоцкий приехал в Минск, чтобы снова дать там несколько концертов. Причем он здорово перепугал организаторов: до начала концерта оставались считаные минуты, зрители уже сидели в зале, а Высоцкого все не было. И когда в


Глава третья. КОМУ ПАМЯТЬ, КОМУ СЛАВА, КОМУ ТЁМНАЯ ВОДА…

Из книги Генерал и его армия автора Владимов Георгий Николаевич

Глава третья. КОМУ ПАМЯТЬ, КОМУ СЛАВА, КОМУ ТЁМНАЯ ВОДА… 1Если для адъютанта Донского, если для водителя Сиротина и ординарца Шестерикова все то, что случилось с генералом, случилось бесповоротно, то для него самого как будто еще продолжалось подвластное ему действо,


Я нынче вновь в исповедальне

Из книги Колымские тетради автора Шаламов Варлам

Я нынче вновь в исповедальне Я нынче вновь в исповедальне, Я в келье каменной стою В моем пути, в дороге дальней На полпути — почти в раю. Ошибкой, а не по привычке Я принял горные ключи За всемогущие отмычки, Их от ключей не отличил. Дорогой трудной, незнакомой Я в дом


Я нынче с прежнею отвагой

Из книги Язык мой - друг мой автора Суходрев Виктор Михайлович

Я нынче с прежнею отвагой Я нынче с прежнею отвагой Все глубже, глубже в темный лес Иду. И прибавляю шагу, Ища не знаний, но чудес. И по тропе, глухой и личной, Войду в такую тишину, Где нынче всю породу птичью Еще с утра клонит ко


Кому — банкет, кому — «дежурные» сосиски

Из книги Солдаты милосердия автора Буткевич Любовь Алексеевна

Кому — банкет, кому — «дежурные» сосиски У меня сразу возникла проблема. Ведь первую беседу лидеров на высшем уровне надо было обязательно зафиксировать на бумаге, чтобы с ней могли ознакомиться члены советского руководства, прежде всего Косыгин и Подгорный.Брежнев,


НЫНЧЕ У НАС ПЕРЕДЫШКА

Из книги Почему не гаснут советские «звёзды» автора Раззаков Федор

НЫНЧЕ У НАС ПЕРЕДЫШКА Трудновато доставалась война девчонкам, но ничего — не ныли, не стонали. Наоборот, довольны были тем, что не отсиживаются где-то в тылу. Жизнерадостность била через край. По молодости иногда, быть может, казались беспечными и беззаботными, но в работе


КОМУ ГЕРОЙ, КОМУ ПРЕДАТЕЛЬ…

Из книги Матрона Московская обязательно поможет каждому! автора Чуднова Анна

КОМУ ГЕРОЙ, КОМУ ПРЕДАТЕЛЬ… Звезда Александра Солженицына взошла в самом начале 60-х, что было не случайно, а прямо вытекало из той политической ситуации, которая тогда складывалась в стране. А ситуацию эту можно коротко охарактеризовать одним словом — десталинизация.


Кому — кабельность, а кому — некабельность

Из книги Онассис. Проклятие богини автора Марков Сергей Алексеевич

Кому — кабельность, а кому — некабельность В Корнелле я вел интенсивную академическую жизнь, посещал многочисленные общественные мероприятия и раrtiеs, «всех» знал и достиг высокого уровня visibilitу. В дальнейшeм, при переходе в Университет Южной Калифорнии, я отказался от


ГЛАВА ПЯТАЯ, в которой подтверждается истина: кому война, а кому мать родна

Из книги Гаврила Державин: Падал я, вставал в мой век... автора Замостьянов Арсений Александрович

ГЛАВА ПЯТАЯ, в которой подтверждается истина: кому война, а кому мать родна 1В порядке журналистской практики я около года выдавал на-гора для разных газет и журналов очерки, репортажи, интервью, заметки о подготовке к московской Олимпиаде-80. Не столько о тренировках


А НЫНЧЕ ПЯТЬДЕСЯТ МНЕ БИЛО…

Из книги Перелом. От Брежнева к Горбачеву автора Гриневский Олег Алексеевич

А НЫНЧЕ ПЯТЬДЕСЯТ МНЕ БИЛО… Во дни болезни Катерины Яковлевны и в первые месяцы после смерти любимой Плениры Державин с невиданным пылом слагал стихи. Раньше у него случались кратковременные приступы вдохновения, а теперь — целый год его утешали рифмы. После пятидесяти


КОМУ БУБЛИК, А КОМУ ДЫРКА

Из книги Нежнее неба. Собрание стихотворений автора Минаев Николай Николаевич

КОМУ БУБЛИК, А КОМУ ДЫРКА Американцы в отличие от европейцев особых тревог по поводу размещения Пионеров не высказывали. Особенно поначалу. В Москве даже подозревали, что это размещение их вполне устраивает. В США отрабатывают модернизацию собственных ракет Першинг— 2 и


«Яне в духе нынче и тем более…»

Из книги Мне нравится, что Вы больны не мной… [сборник] автора Цветаева Марина

«Яне в духе нынче и тем более…» Я не в духе нынче и тем более, Что не свыкся с запахами псиными; Небо в мутносерой меланхолии Низко нависает над осинами. Палисадник выглядит взъерошенным, В нем калитка по ветру качается, И с утра ненастьем огорошенным Дачникам хорошего не


«Нынче я гость небесный…»

Из книги автора

«Нынче я гость небесный…» Нынче я гость небесный В стране твоей. Я видела бессонницу леса И сон полей. Где-то в ночи подковы Взрывали траву. Тяжко вздохнула корова В сонном хлеву. Расскажу тебе с грустью, С нежностью всей, Про сторожа-гуся И спящих гусей. Руки