Над трущобами Витима

Над трущобами Витима

Над трущобами Витима,

Над косматою землей,

Облаков зловещих мимо

Я лечу к себе домой.

И во чреве самолета,

Как Иона у кита,

Я прошу у шеф-пилота:

Ради Господа Христа,

Донеси меня до юга,

Невредимым донеси,

Пусть меня забудет вьюга

Хоть на месяц на Руси.

Я срисовывал бы чащи,

Только в них войдет гроза,

Солнцу б я как можно чаще

Попадался на глаза.

В посрамленье злой мороки,

В просветление ума,

Я б успел составить строки,

Что шептала мне зима.

Перед аэровокзалом

Горло сдавит тошнота:

Снова — пропасти, провалы,

Под ногами — пустота.

У меня сейчас воочью,

А не только между строк, —

Неустойчивую почву

Выбивают из-под ног.

Вижу, как, вращая крылья,

Самолетный вьется винт,

С давней раны, с давней боли

Мне разматывают бинт.

Открывая, обнажая,

Растревоженная вновь,

Чтоб могла рука чужая

Разодрать ту рану в кровь.

Там, в своей пурге-тумане,

Мне не стоило труда

Кровь любой подобной раны

Удержать кусками льда.

Я стою, не веря в лето,

И искать не знаю где

Медицинского совета,

Чтоб помочь моей беде.

Но твое рукопожатье

Так сердечно горячо;

Птицы ситцевого платья

Мне садятся на плечо.

И знакомое лекарство

Тихо капает из глаз —

Драгоценное знахарство,

Исцеляющее нас.

Вот я таю, как ледышка,

От проклятых этих слез,

Душу мне еще не слишком

Остудил земной мороз.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >