Сергей Неёлов

Сергей Неёлов

Основателем и звездой устной дворянской поэзии считается забытый ныне Сергей Алексеевич Неёлов (1779–1852) — богатый московский барин, признанный острослов Английского клуба. Такие люди в те времена и не помышляли отдавать свои опусы в печать. Тем более что непристойность изрядного числа их экспромтов могла претендовать лишь на устное или в лучшем случае рукописное распространение в приятельском кругу.

Посмотрим, как характеризует Неёлова его близкий друг князь П. А. Вяземский:

«Неёлов — основатель стихотворческой школы, последователями коей были Мятлев и Соболевский (о них позже. — А. С.); только вообще он был скромнее того и другого. В течение едва ли не полувека малейшее житейское событие в Москве имело в нем присяжного песнопевца. Шуточные и сатирические стихи его были почти всегда неправильны, но зато всегда забавны, остры и метки. В обществе, в Английском клубе, на балах он по горячим следам импровизировал свои четверостишия. Жаль, что многие, лучшие из них не укладываются в печатный станок[3].

Неёлов, истинный этот в своем роде (то есть истинный поэт. — А. С.), имел потребность перекладывать экспромтом на стихи все свои чувства, впечатления, заметки. Он был Русская Эолова арфа, то есть народная игривая балалайка. <…> Этот поэт по вольности дворянства и по вольности поэзии не всегда был разгульным циником. Он иногда надевал и перчатку на правую руку и мадригальничал в альбомах московских барышень»[4].

Неёлов приятельствовал с отцом А. С. Пушкина Сергеем Львовичем. Он даже сочинил стихотворение «На завтрак С. Л. Пушкина, где хозяйка приступала, чтобы я ел блины, 1836 г.»:

Ни к пирам,

Ни к блинам

Не гожусь,

И боюсь

Блин я съесть!

Мне не снесть

Масла жир,

И мне пир

Точно то ж,

Что другим

Острый нож…[5]

Двадцать пятого мая 1825 года А. С. Пушкин писал Вяземскому: «Стихи Неёлова прелесть, недаром я назвал его некогда le chanter de la merde![6] (Это между нами и потомством буди сказано)»[7].

О себе Неёлов сообщал следующее:

«Я был молод: мне было двадцать лет, я был конногвардейский офицер, был красив собой, румян и бел, ловок и смел, и на бонмо собаку съел (не лез за словом в карман. — А. С.); я одевался у Венкёра (модный тогда портной. — А. С.), каждый день бывал на балах, и без меня был бал не бал; я ловко танцевал кадрили, польские (скажем, краковяк. — А. С.), англезы, алагрек (английские и греческие народные танцы. — А. С.) и полонезы, писал стихи девицам; мне писали страстные письма, мне назначали свидания у M-me Pierson (известная лавка мод. — А. С.) или на Пресненском пруду; моя шкатулка была полна портретов, писем и колец, я точно сыр в масле катался, пил, играл, кутил напропалую, имел несколько дуэлей, жил разгульно и лихо, и только потому уцелел, что Москвою правил тогда мой дядя, фельдмаршал (граф И. П. Салтыков. — А. С.): оттого мне все сходило с рук. Так прожил я лет тридцать»[8].

«До самого конца» дважды женатый Неёлов «не переставал воспевать московских красавиц, минувшие утехи стола и алькова и клеймить насмешкою карьеризм…»[9]. Ему посвящали стихи поэты и даже те, кто никогда не брался за перо, — таково было обаяние этого остроумца. Остаться в стороне от его смехотворчества не мог никто. И посвящения Неёлову сыпались одно за другим. Вот несколько примеров этих дружеских экспромтов.

Василий Пушкин

Неёлов любезный,

В беседе полезный,

Любитель стихов,

Твоей я судьбине

Завидую ныне,

Ты молод, здоров.

Ты можешь собою

Красоток пленять,

Вечерней порою

Смеяться и врать.

Подагры не знаешь,

До дна осушаешь

С шампанским бокал.

Ты, бросившись в сани,

Из пышной Казани

К друзьям прискакал.

Бобровую шапку

Надев набекрень,

Накинув чехмень[10].

И денег охапку

Схватив ты с собой,

В Москве обгорелой,

Но милой, веселой

Явился мурзой.

Игр резвых приятель,

Всегда обожатель

Прелестных Цирцей,

Без всяких затей

Точи им ты балы,

Пиши мадригалы

Всем нам на беду.

Будь с Вакхом в ладу,

С Фортуной не в споре;

Не думай об горе,

Неёловым будь

И нас не забудь.

Князь Иван Долгорукий

Неёлов! ты мне мил, за что не понимаю.

Но верь, что иногда ты мне необходим,

Такого сорванца другого я не знаю.

Приедешь! — чуть знаком — поедешь — и любим!!!

Граф А. Перовский

Неёлов беспутный! —

С ума ты слетел;

От лиры бесструнной

Стихов захотел! —

Ты знаешь, повеса,

Что я не Поэт.

Ни меры, ни веса

В стихах моих нет; —

А тащишь насильно

Меня на Парнас; —

И так изобильно

Хлыстовых у нас. —

Ах! сам же, бывало,

Я их осуждал;

Над ними немало

Я сам хохотал;

А ныне не смею

Тебе отказать —

Тружуся, потею

И должен писать!

Князь Петр Вяземский

СТИХИ ПОД СЛЕДУЮЩИЙ ПОРТРЕТ

Художник здесь рукою верной

Черты того изобразил.

Кто был всегда любим безмерно

И отроду в стихах сам меры не хранил.

В последней строке Вяземский, вероятно, имеет в виду адресованное ему стихотворное послание Неёлова, в котором тот жалуется на свою судьбу. Дело в том, что усадьба Неёлова в Москве хоть и не была сожжена в 1812 году, однако сильно пострадала от французов. Соблазн процитировать эти стихи целиком слишком велик. Перед нами неповторимая рифмованная опись барского добра, накопленного поколениями, вся та обстановка, в какой жили дворяне круга Неёлова.

ПОСЛАНИЕ ДРУГУ К. В.

ПОСЛЕ 12 г. ИЗ ПЕТЕРБУРГА

Врагов Россия победила,

И возвратился ей покой,

Но участи моей никак не облегчила:

Я все то потерял, что было за душой.

В Москве имел я дом, в приходе Вознесенья[11].

Но от того ему не сделалось спасенья.

Двенадцать комнат в нем, паркетные полы,

Кенкетов[12] несколько, и модные столы,

Кушетки, зеркала, козьозы[13] и диваны,

Фаянсовый сервиз, и рюмки, и стаканы,

Прекрасный биллиард, станок токарный мой,

Тафтяные драпри[14] с широкой бахромой,

Два бюста бронзовых, на всех окошках сторы,

Столовые часы и в уголках фарфоры, —

Все это сожжено, изломано, разбито,

Не много хоть вина, но все и то распито,

Запас мой годовой бесщадно истреблен.

Вот видишь ли, мой друг, что весь я разорен,

Где ширмы я возьму, эстампы, шифоньеры!

Портреты праотцев, что я любил без меры,

Где я возьму шинель из синя каземира[15],

Где фраки, сюртуки, халат из кашемира[16],

Где я возьму диван, что шит моей женой,

На коем нежился иною я порой?

В то время как теперь я легче паутины,

Кто мне отдаст ее и ленты, и чепцы,

Безделок миллион, и разные ларцы,

Что может заменить моих потерю книг

И целых три стопы стихов моих дурных,

Кто возвратит бюро карельския березы?

Я вспомнить не смогу, не отирая слезы,

Картонов и бумаг наполненный сундук,

И все, что потерял, того не вспомню вдруг.

А к дополненью зол, мне насланных судьбой,

Окончить не могу процесс несносный мой.

Здесь восемь месяцев паркеты натираю,

И с правым делом я никак не успеваю.

Все обещают мне, все говорят: ты прав,

И я с надеждой сей уж свой испортил нрав:

Все грустно, все сержусь, несносен сам себе,

И кто с процессом здесь, тот, верно, и в беде.

Сенат уже велел отдать мое именье.

Но здесь хоть лопни ты — не скорое решенье.

Все деньги прожил я, с процессом, с лихорадкой.

Другой я участи такой не знаю гадкой.

Ни в лавках, ни в домах кредиту больше нет,

Все деньги требуют, а суд их не дает.

Вот. милый, нежный друг, в какой я узкой коже!

От этого избавь тебя всесильный Боже.

А вот несколько образцов молниеносных неёловских экспромтов.

Представьте, что мужчина идет в гости к даме и несет ей в подарок редкостный заморский фрукт — апельсин. А у хозяйки оказываются в гостях еще три дамы. Как быть? Что делать гостю с его одним апельсином? Не делить же на четверых… И Неёлов элегантно выходит из положения, призвав на помощь свой дар стихотворца и остроумца.

ТРЕМ ДАМАМ,

представившим меня М. И. Корсаковой, к которой явился я с апельсином

Одной из трех богинь Парис, Приамов сын,

Дал яблоко — и тем их вместе перессорил.

Я, чтоб никто из вас не спорил,

Принес с собою апельсин,

И в избежание меж вами шуму-грому

Даю с почтением его хозяйке дома.

Еще пример прелестной гривуазности старых русских аристократов. Неёлов был приглашен на именины к Юлии Мещерской, невесте князя Льва Гагарина, и вручая ей цветок (может быть, розу), произнес:

— Вот ваша копия — ее в саду сорвал,

А щастливый Леон возьмет оригинал.

Он умел легко парировать женскую критику в свой адрес.

СТАРОЙ ДЕВИЦЕ ПОПОВОЙ,

которая выговаривала мне, что не вспомнил дня ее рождения 24 декабря

Прости меня, забыл, любезная Попова,

Что прежде родилась ты Рождества Христова.

Завершая наше знакомство с Неёловым, приведем два высказывания поэта о себе:

ПОД ДАГЕРРОТИПНЫЙ ПОРТРЕТ С. НЕЁЛОВА,

СНЯТЫЙ 1844 ГОДА

На жизненном своем пути

Искал он только два предмета:

Души спокойствие найти

И независимость поэта.

Чинов, крестов не добивался,

Не гнулся у вельмож дугой

И до преклонных лет остался

Он барин сам себе — и никому слугой.

С. Н<ЕЁЛОВА> ИСТОРИЯ И ПОСЛУЖНОЙ СПИСОК

Я семь Андреевских в родстве своем имел,

И всякий был из них правителем начальства.

Чрез них, как и другой, я мог бы быть в чинах,

                 В крестах,

                 В местах,

                 Но не хотел

            Из моего оригинальства.

Я независимость раненько полюбил

                 И не служил,

            К тому же я в душе поэт,

            Всегда свободой восхищался,

            И до семидесяти лет

Корнетом гвардии, не сетуя, остался.

«Загадочная» первая строка «Я семь Андреевских в родстве своем имел…» означает, очевидно, что родственниками Неёлова были семь андреевских кавалеров — лиц, отмеченных орденом Андрея Первозванного, высшей государственной наградой России. Посмотрите, при каком родстве Неёлов отказался от военной карьеры:

«1. Фельдмаршал гр. З. Г. Чернышев {мои двоюрод. деды}

2. Адмирал гр. И. Г. Чернышев

3. Фельдмаршал гр. И. П. Салтыков {мои двоюрод. дяди}

4. Генерал-аншеф кн. С. Ф. Голицын

5. Генерал от кавал. кн. Д. В. Голицын {мой внучат, брат}

6. Адмирал кн. А. С. Меншиков (морской министр. — А. С.), брат первой моей жены

7. Граф П. Д. Киселев, брат второй моей жены»[17].

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

КОРЖУКОВ СЕРГЕЙ

Из книги Как уходили кумиры. Последние дни и часы народных любимцев автора Раззаков Федор

КОРЖУКОВ СЕРГЕЙ КОРЖУКОВ СЕРГЕЙ (солист группы «Лесоповал»; покончил с собой 20 июля 1994 года на 35-м году жизни).Ансамбль «Лесоповал» стал популярен благодаря таланту Сергея Коржукова. До этого поэт Михаил Танич, создатель этого ансамбля, работал с другим вокалистом, но


КУРЕХИН СЕРГЕЙ

Из книги Звездные трагедии автора Раззаков Федор

КУРЕХИН СЕРГЕЙ КУРЕХИН СЕРГЕЙ (композитор, основатель знаменитой группы-оркестра «Популярная механика»; скончался 9 июля 1996 года на 43-м году жизни).С. Курехин почувствовал боли в груди еще 7 мая. Вызывать врача он не хотел, однако жена настояла на вызове «Скорой». В больнице


ЛЕМЕШЕВ СЕРГЕЙ

Из книги Досье на звезд: правда, домыслы, сенсации, 1934-1961 автора Раззаков Федор

ЛЕМЕШЕВ СЕРГЕЙ ЛЕМЕШЕВ СЕРГЕЙ (оперный певец Большого театра (1931–1965), среди партий: Ленский («Евгений Онегин»), Владимир («Дубровский»), Вертер («Вертер») и др.; скончался 26 июня 1976 года на 75-м году жизни).Свое здоровье Лемешев подорвал еще в войну. Он простудился на вокзале и


ПАРАДЖАНОВ СЕРГЕЙ

Из книги Кумиры. Тайны гибели автора Раззаков Федор

ПАРАДЖАНОВ СЕРГЕЙ ПАРАДЖАНОВ СЕРГЕЙ (кинорежиссер: «Первый парень» (1959), «Тени забытых предков» (1965), «Цвет граната» (1969), «Легенда о Сурамской крепости» (1984) и др.; скончался 20 июля 1990 года на 67-м году жизни).В мае 1989 года в Тбилиси умерла сестра Параджанова Анна. Рассказывает


ПАРАМОНОВ СЕРГЕЙ

Из книги Триумвират. Творческие биографии писателей-фантастов Генри Лайон Олди, Андрея Валентинова, Марины и Сергея Дяченко автора Андреева Юлия

ПАРАМОНОВ СЕРГЕЙ ПАРАМОНОВ СЕРГЕЙ (бывший солист Большого детского хора Гостелерадио СССР; скончался от правосторонней пневмонии 15 мая 1998 года на 37-м году жизни).Рассказывает М. Марголис: «Умирал Сережа мучительно. Последние сутки к телефону уже не подходил.


ПРОКОФЬЕВ СЕРГЕЙ

Из книги Эйзенштейн в воспоминаниях современников автора Юренев Ростислав Николаевич

ПРОКОФЬЕВ СЕРГЕЙ ПРОКОФЬЕВ СЕРГЕЙ (композитор: оперы «Любовь к трем апельсинам», «Война и мир» и др.; балет «Ромео и Джульетта», музыка к фильму: «Александр Невский» (1938); скончался 5 марта 1953 года на 62-м году жизни).Прокофьеву не повезло – он умер в один день с Иосифом


СМИРНОВ СЕРГЕЙ

Из книги Знаменитые Скорпионы автора Раззаков Федор

СМИРНОВ СЕРГЕЙ СМИРНОВ СЕРГЕЙ (писатель: «Брестская крепость» (1957) и др.; скончался 22 марта 1976 года на 61-м году жизни).Рассказывает сын писателя Константин Смирнов: «В сентябре 1975 года отец отметил свое шестидесятилетие. Вернувшись из Узбекистана – родители ездили в


СТОЛЯРОВ СЕРГЕЙ

Из книги Есенин глазами женщин автора Биографии и мемуары Коллектив авторов --

СТОЛЯРОВ СЕРГЕЙ СТОЛЯРОВ СЕРГЕЙ (актер театра, кино: «Цирк» (1936), «Руслан и Людмила» (1939), «Василиса Прекрасная» (1940), «Гибель „Орла“ (1941), „Кащей Бессмертный“ (1945), „Голубые дороги“ (1948), „Далеко от Москвы“ (1950), „Садко“ (1953), „Илья Муромец“ (1956), „Тайна двух океанов“ (1957),


СУПОНЕВ СЕРГЕЙ

Из книги автора

СУПОНЕВ СЕРГЕЙ СУПОНЕВ СЕРГЕЙ (телеведущий, руководитель Дирекции развлекательного и детского вещания ОРТ; трагически погиб – разбился на снегоходе – 8 декабря 2001 года на 39-м году жизни).Трагедия произошла в небольшой тверской деревушке Едимново, где у Супонева была


Неистовый Сергей Сергей ПАРАДЖАНОВ

Из книги автора

Неистовый Сергей Сергей ПАРАДЖАНОВ В 1973 году на экраны Советского Союза вышел фильм Сергея Параджанова «Цвет граната». Но он продержался в прокате всего лишь несколько месяцев, после чего был снят. Повод был серьезный – в декабре 1973 года Параджанова арестовали. За что?


Сергей СТОЛЯРОВ

Из книги автора

Сергей СТОЛЯРОВ Сергей Столяров родился 1 ноября 1911 года в деревне Беззубово Тульской губернии в семье лесника Дмитрия Столярова. У Сергея было еще три брата и сестренка. Жили они хоть и бедно, но дружно. Отца своего Сергей практически не помнил. В 1914 году началась первая


Сергей

Из книги автора

Сергей За пеленой тумана Успех – это труд, которому повезло. О’Cанчес Но вернемся в Москву, где Сергей Дяченко, ничего не зная о Марине, жадно учился во ВГИКе, писал свои первые сценарии, совмещая это с научной работой в Институте медицинской генетики АМН СССР. Билет ВГИКа


Сережа, Сергей, Сергей Михайлович

Из книги автора

Сережа, Сергей, Сергей Михайлович Когда я мысленно перебираю все свои встречи с ним и его творческую жизнь, передо мной встают как бы три разных Эйзенштейна.Первый — это Сережа Эйзенштейн, мальчик с огромной стриженой головой, бегавший аз коротеньких штанишках.Второй —


Сергей СТОЛЯРОВ

Из книги автора

Сергей СТОЛЯРОВ С. Столяров родился в деревне Беззубово Тульской губернии 1 ноября 1911 года (Скорпион-Свинья). Читаем в гороскопе:«Металлическая Свинья (ее год длился с 30 января 1911 по 17 февраля 1912 года; повторяется каждые 60 лет) наиболее честолюбивейшая из всех типов этого


Ты в уме, Сергей?

Из книги автора

Ты в уме, Сергей? Май двадцать четвертого. Квартира Сахаровых. Я все еще связана с этим жильем. Сижу у себя, гоню – надо бы кончить до родов – свой «негритянский» перевод. Меня перебивают на полуфразе: входит Есенин с Александром Михайловичем.Я встаю. Сергей развалился в