IV. Организация производства винтовки (1891–1897 годы). Последние годы жизни (1897–1902 годы)

IV. Организация производства винтовки (1891–1897 годы). Последние годы жизни (1897–1902 годы)

Создав русскую трёхлинейную винтовку, Мосин немедленно приступил к организации её производства. Он был не только конструктором, но и широко образованным инженером-технологом, за долгие годы работы на заводе получившим огромный практический опыт. Мосин хорошо понимал, что основой массового производства оружия является взаимозаменяемость деталей, и лично руководил разработкой чертежей и лекал для винтовки. Ему пришлось затратить немало сил для того, чтобы по-настоящему наладить это дело.

Как вспоминал впоследствии один из ближайших сотрудников С.И. Мосина — И.А. Пастухов, уточнение чертежей на винтовку было поручено командированной в Тулу специальной комиссии полковника Сокерина. «Когда приступили к окончательной копировке чертежей, — вспоминает Пастухов, — на первом же листе Сокерин вычеркнул всем знакомую надпись „Винтовка капитана Мосина“. Это поразило ближайших сотрудников Мосина».

Комиссия, несмотря на протесты Мосина, настолько «ужесточила» (уменьшила) допуски на детали, что освоение винтовки весьма осложнилось. Лишь несколько позднее (в 1893 г.), при деятельном содействии Мосина, удалось добиться расширения допусков. Начальник завода, по настоянию Мосина, представил военному министерству несколько десятков винтовок, чтобы показать, что расширение допусков повысило качество сборки и ускорило производство, только тогда были разрешены необходимые изменения.

В ходе работ стало очевидным, что только сам конструктор винтовки может успешно разрешить все возникающие технические вопросы организации производства. Теперь, когда предстояло переходить к массовому производству винтовки, было необходимо в кратчайший срок разработать лекала. В октябре 1891 года главное артиллерийское управление, создав особую комиссию по устройству лекал к винтовке образца 1891 года, возложило общее руководство её работами на Мосина составлением его в основной должности председателя приёмной комиссии в Туле. Предстояло изготовить серии лекал и шаблонов, более сложных и большей точности, чем для винтовки Бердана. Усиленные работы должны были вестись в инструментальном отделе патронного завода в Петербурге, куда был вызван из Тулы Мосин. На работы было ассигновано до 30 тысяч рублей.

Мосину пришлось встретиться с существенными трудностями. Первоначально лекала проектировались в расчёте на однозарядную винтовку; теперь 80 процентов из них были непригодны, а прочие требовали переделки. По справедливому отзыву современников, инструментальный отдел «по точности исполненных им работ опередил все подобные мастерские в Европе и Америке», однако для срочного выполнения предстоявших заказов недоставало рабочих.

Мосин, всегда высоко ценивший искусство тульских оружейников, поставил перед главным артиллерийским управлением вопрос о немедленном вызове в Петербург лучших мастеров из Тулы. В конце октября 1891 года уже приступили к работе в инструментальном отделе туляки: токари Александр Милованов и Андрей Новиков, слесари Василий Кривцов, Василий Земцов, Андрей Шпанов, Федор Кудрявцев и Михаил Маслов, ложевщик Петр Моисеев. Тульские оружейники, помогавшие Мосину в осуществлении его изобретения, теперь способствовали скорейшей организации массового производства винтовки.

Возглавляя эту ответственнейшую работу, Мосин действовал с исключительной энергией, инициативой, оперативностью. Он тщательно следил за работами по проектированию лекал, на ходу исправляя ошибки и недостатки, действуя с подлинным творческим огнём. «Задержите, пожалуйста, — писал он 20 ноября 1891 года делопроизводителю исполнительной комиссии, — отправку чертежей изменённого затвора и замочной трубки. По рассмотрении этих чертежей в них оказалось много неверности. Через неделю-две мною будут представлены окончательные чертежи затвора и замочной трубки».

Так, Мосин, лично контролируя ход работ, проявляя неизменную требовательность к себе и другим, добился крупных успехов. К концу декабря была уже спроектирована большая часть лекал.

Чтобы правильно оценить значение работы по проектированию и изготовлению лекал, организованной Мосиным на русских заводах силами русских мастеров, следует напомнить, что лекала для винтовки Бердана № 1 изготовлялись американским заводом Кольта, а для Бердана № 2 — в Англии, причём на очень невыгодных условиях: стоимость лекал была чрезвычайно высока. Работы Мосина решительно избавляли отечественные оружейные заводы от какой-либо иностранной зависимости в отношении лекального хозяйства, давали огромный производственный опыт на будущее, не говоря уже о сбережении крупных государственных средств.

По подсчету полковника Буняковского, занимавшегося лекальным делом в главном артиллерийском управлении, правильно организованное лекальное хозяйство при изготовлении от двух до четырёх миллионов винтовок должно было давать ежегодно 7–8 миллионов рублей экономии за счёт сокращения слесарных работ по отладке винтовок и т. п.

Наряду с вопросами лекального хозяйства Мосин занимался организацией производства винтовки. 27 марта 1892 года Мосин был командирован на Тульский оружейный завод «для разъяснения различных вопросов по выделке и приёму трехлинейной винтовки». Винтовка с № 1 и сейчас хранится в заводском музее оружия. Одновременно он продолжал конструкторскую работу, разрабатывая шестизарядный револьвер, который, однако, не был им закончен.

До нас дошли интересные материалы, характеризующие некоторые черты технического творчества Мосина: его пометки на переписке по техническим вопросам, которую он вёл как председатель приёмной комиссии на Тульском заводе с его начальником.

В этих пометках Мосин выступает противником всякой косности, неутомимым поборником нового. Однажды по поводу ссылки завода при браке на последний чертеж обоймы, утверждённой начальством, он помечает на полях: «который необходимо изменить для лучшего заряжания». Требования повседневного опыта имели для него первостепенное значение в деле повышения боевых качеств винтовки.

В подходе к решениям технических вопросов ярко проявляются и такие личные качества Мосина, как принципиальность и прямота. В интересах дела он смело отстаивает свою точку зрения. Например, в связи с протестами Тульского оружейного завода против высоких требований при испытании грузом боевой личинки, который, по расчёту завода, «превышает предел прочности», Мосин замечает: «Расчёты, приведённые ниже, неверны… Совершенно излишние опасения, так как опыт подтверждает совершенно обратное». Здесь ярко проявляется свойственное Мосину во всей его деятельности умение сочетать теорию и практику, осторожное отношение ко всякого рода отвлечённым «кабинетным» расчётам, глубокое, всестороннее знание производственного процесса.

Неустанно работая над своей винтовкой, Мосин настойчиво добивался высокого качества изготовления деталей, требуя точности работы, строгого соблюдения размеров чертежей и технических условий. «На основании какого разрешения глубина выема в зубце отражателя сделана более чем показано?» — запрашивает Мосин Тульский оружейный завод в связи с допущенным отступлением от чертежа.

К 31 октября 1892 года под руководством Мосина уже были составлены полные атласы чертежей деталей винтовки, лекал и приборов.

Составленные под руководством Мосина чертежи деталей винтовки, лекал и шаблонов к ним обеспечили полную взаимозаменяемость деталей и высокое качество русской винтовки. Работы Мосина и руководимой им комиссии, выполненные в очень жесткий срок, имели большое влияние на темп освоения оружейными заводами нового для них производства.

Производство винтовок в Туле развернулось весьма успешно.

Массовый выпуск мосинских винтовок способствовал росту культуры нашего оружейного производства, введению машинной техники и новых высокопроизводительных методов работы на смену прежнему ручному мастерству.

Мосин явился родоначальником целой школы русских конструкторов стрелкового оружия. Одни из них начали работу под его непосредственным руководством в личном общении с ним, для других упорный и самоотверженный труд конструктора на благо Родины являлся вдохновляющим примером.

Работавший вместе с Мосиным в качестве чертёжника по разработке винтовки И.А. Пастухов впоследствии сам стал крупным конструктором. Он вместе с П.П. Третьяковым и И.А. Судаковым организовал в Туле производство пулемёта Максима и создал оригинальную русскую конструкцию облегчённого пулемета, который по своим качествам далеко превосходил все существующие подобные пулемёты за рубежом.

Капитан А.К. Залюбовский, долголетний сотрудник Мосина в качестве помощника начальника инструментальной мастерской Тульского завода, содействовал Мосину в ходе испытаний и окончательной отладки его винтовки. Затем он работал с Мосиным в комиссии по изготовлению лекал.

Основатель русской школы конструирования автоматического оружия, создатель первого в мире автомата, действительный член Академии артиллерийских наук, генерал-лейтенант В.Г. Федоров, вспоминая о начале своей деятельности, говорил: «Я горжусь практической работой на оружейном заводе под руководствам Мосина».

В статье «Изобретатель русской винтовки», опубликованной в «Красной звезде», В.Г. Федоров пишет:

«Жизнь и работа выдающегося изобретателя С.И. Мосина — большой и трудный подвиг русского патриота, сумевшего пробить дорогу своему детищу — трехлинейной винтовке вопреки низкопоклонству перед заграницей, которое было свойственно господствующим классам царской России. Хотя С.И. Мосин и получил к концу своей жизни чин генерала, его изобретательский путь был тернистым и трудным.

В молодости автор этих строк имел честь работать под руководством С.И. Мосина на Сестрорецком заводе, правда, непродолжительное время, причём в качестве практиканта, прибывшего сюда летом 1898 года с группой молодых офицеров — слушателей Михайловской артиллерийской академии.

Нас встречал лично Мосин. Помню его высокую, широкоплечую фигуру, ласковое обращение к нам — новичкам, желавшим приобщиться к конструкторской работе. Сам С.И. Мосин знакомил молодых офицеров с мастерскими и ходом работ по изготовлению оружия.

Особенно запомнилось пребывание на заводском стрельбище. Здесь мы воочию убедились в том, какой удивительно простой по конструкции является винтовка Мосина и с какой точностью изготовлялись под его руководством калибры — инструменты для проверки деталей. По приказу генерала были разобраны уже отстрелянные и принятые винтовки. Отдельные части их были перемешаны, но, несмотря на это, при сборке они с идеальной точностью подходили одна к другой. Вновь собранные из перепутанных частей винтовки подверглись тут же испытанию. Мы сами по предложению генерала стреляли из них и не обнаружили ни малейших изъянов во взаимодействии частей, кучность была отличной.

Тогда еще нам не был ясен весь сложный путь, который прошло это детище талантливого конструктора. Подробно с историей трёхлинейной винтовки я ознакомился значительно позднее, когда был назначен в оружейный отдел Артиллерийского комитета, где к тому времени работал С.И. Мосин. Только исключительная настойчивость и большой изобретательский талант Мосина дали возможность своевременно получить магазинное оружие, замечательное по конструкции и баллистическим качествам… Всю свою работу по созданию этой винтовки, несмотря на то, что она велась в далеко не совершенной мастерской, Мосин закончил в весьма короткий срок. Основной механизм новой винтовки (затвор с соединительной планкой, магазин и знаменитая отсечка-отражатель) был целиком разработан Мосиным. Именно в этом механизме и воплотились его многолетние изыскания, которые завершились изобретением самой совершенной в мире винтовки.

…Таковы некоторые подробности истории мосинской винтовки, о которой я узнал, работая в Артиллерийском комитете. Сюда я был назначен в мае 1900 года, довольный тем, что буду работать рядом со знаменитым изобретателем. Генерал Мосин принадлежал к числу таких членов оружейного отдела, которые работали с кипучей энергией. Никто в оружейном отделе так не интересовался, как он, всем, что связано со стрелковым делом. Он особенно внимательно следил за тем, как поставлено это дело в войсках, как хранится оружие, как совершенствуется стрелковая подготовка солдат. К нам, молодым офицерам, работавшим в оружейном отделе, генерал относился всегда с большим участием, видя в нас продолжателей его дела.

В то время шла уже разработка автоматического оружия. Испытывались пулемёты, автоматические пистолеты, а также отдельные образцы автоматических винтовок. Будучи новатором в своей изобретательской работе и обладая чувством нового, С.И. Мосин всемерно поддерживал эти начинания. Вряд ли кто больше, чем он, понимал, какая будущность принадлежит автоматическому оружию.

Всю свою жизнь талантливый русский изобретатель был прежде всего скромным тружеником, всегда искавшим приложения своему пытливому уму.

…Характерной чертой С.И. Мосина была его целеустремлённость, настойчивость в работе. Хотя он был сдержанным и внешне казалось холодным, на самом деле он очень тепло относился ко всем сослуживцам, прежде всего к непосредственным исполнителям его творческих замыслов, невзирая на чины и ранги. Он одинаково тепло, по-дружески относился как к офицерам и чертёжникам, так и к слесарям, требуя всегда одного — упорной, чёткой работы. Несмотря на обиду, нанесённую царскими правителями Мосину, он до конца дней своих работал над любимым делом».

Наш прославленный конструктор, Герой Социалистического Труда В.А. Дегтярев, вспоминая о начале своей работы в Тульском оружейном заводе, с гордостью говорил: «…в те годы мне доводилось не раз видеть Мосина». Рассказы о работе Мосина, о созданной им винтовке помогли тогда юному Дегтяреву полюбить профессию оружейника-конструктора.

Другой наш замечательный конструктор, создатель самозарядной винтовки Герой Социалистического Труда Ф.В. Токарев также связывает свою деятельность с трудами С.И. Мосина, рассматривая себя как продолжателя начатого им дела.

«С винтовкой Мосина, — вспоминал впоследствии Токарев, — по-настоящему, близко я познакомился только в 1903 году… Винтовка была безымянной… Краткую биографию Мосина я узнал позднее, в Ораниенбаумской стрелковой школе в 1908 году, просматривая „Оружейные сборники“… Тогда у меня окончательно оформилась мысль: сконструировать автоматическое ружьё новой системы. Этой задаче я и посвятил всю мою жизнь».

Таким образом, виднейшие представители русского оружейного дела заслуженно видели в Мосине основоположника дела конструирования отечественного оружия, а себя рассматривали как его продолжателей.

* * *

Деятельность Мосина по организации производства винтовки в Туле успешно подходила к концу. 21 апреля 1894 года Мосин был назначен исполняющим должность начальника Сестрорецкого завода. Военное министерство признало целесообразным иметь знаменитого конструктора ближе к столице.

Вместе со своей женой В.Н. Арсеньевой (родственницей знаменитого писателя И.С. Тургенева) Мосин навсегда покинул Тулу. Среди его ближайших сотрудников и рабочих надолго сохранилась добрая память об этом простом, отзывчивом, прямом человеке.

В декабре 1894 года последовало назначение Мосина совещательным членом артиллерийского комитета главного артиллерийского управления, что явилось признанием его высокого авторитета в специальных вопросах оружейного дела.

Вскоре деятельность Мосина была отмечена в широких военных кругах.

В ноябре 1895 года торжественно праздновалось пятидесятилетие Воронежского кадетского корпуса, где Мосин получил свое первоначальное образование.

8 ноября на торжественном юбилейном заседании Мосин поднёс в дар кадетскому корпусу изобретённую им винтовку и, обращаясь к собравшимся, сказал: «Передавая ружьё, приготовленное во вверенном мне Сестрорецком заводе, я прошу принять его от меня… в знак моей глубокой признательности к заведению, в котором я получил первоначальное свое образование. Я несказанно счастлив, что лично могу преподнести в дар изобретённое мною ружьё».

Эти простые, идущие от сердца слова нашли горячий отклик среди присутствующих. Собравшиеся офицеры, бывшие воспитанники корпуса, восторженно приветствовали изобретателя.

Начальник военно-учебных заведений, приветствуя Мосина от лица присутствующих, отметил высокое качество его винтовки.

Торжества в Воронеже дали Мосину возможность «впервые почувствовать гордость общественного признания своих заслуг». Это доставило ему большое моральное удовлетворение и вдохновило на дальнейшую работу.

В Сестрорецке, в небольшом старом доме начальника завода (сейчас клуб завода имени Воскова), расположенном поблизости от заводских корпусов, Мосин жил со своей семьей. Мосин с присущей ему энергией руководил большой работой завода.

Ближайшей задачей Мосина была организация производства его винтовки на Сестрорецком заводе. Здесь, как и в Туле, Мосин опирался на местных мастеров-оружейников этого старейшего завода, созданного еще Петром I в 1721 году.

Заслуженным уважением среди рабочих инструментального завода имени Воскова (бывшего Сестрорецкого оружейного) всегда пользовались те старые рабочие, ветераны производства, которые когда-то работали над изготовлением первой массовой партии трёхлинейной винтовки под непосредственным руководством С.И. Мосина. Это были М.Д. Щукин, Н.Е. Романов, В.Г. Фирфаров, И.А. Федотов, И.И. Соколов, Ф.Ф. Карелин, И.К. Фирфаров, В.О. Викман, А.М. Кочерегин, А.А. Васильев, Н.И. Перфильев.

Первая винтовка массового производства Сестрорецкого завода в связи с пятидесятилетием её изобретения была передана рабочими завода Ленинградскому артиллерийскому историческому музею, в экспозиции которого находится и сейчас.

Мосин тщательно следил за организацией и ходом производства, которое благодаря его усилиям было поставлено образцово. Как вспоминает генерал-лейтенант В.Г. Федоров, лично знавший его в те годы, Мосин заслуженно гордился блестящей организацией дела и качеством изготовляемого оружия. Работы по производству трёхлинейной винтовки выдвинули Сестрорецкий завод в число передовых предприятий.

Хорошо понимая огромное значение обеспечения полной взаимозаменяемости деталей, Мосин уделял большое внимание организации на заводе лекального хозяйства. По настоянию Мосина инструментальный отдел был переведён из Петербургского трубочного завода в Сестрорецк. Здесь развернулось производство необходимых лекал, шаблонов, которыми завод обеспечивал в то время все другие предприятия артиллерийского ведомства. Лекальная мастерская была любимым детищем Мосина. Изготовление лекал, организованное Мосиным, несомненно, способствовало дальнейшему развитию навыков в точных работах, которыми и сейчас славится Сестрорецкий завод имени Воскова.

Развертывавшееся производство трёхлинейной винтовки потребовало значительного переустройства завода. Под руководством Мосина была проведена реконструкция гидротехнических сооружений, использована электрическая энергия.

Выдающуюся роль Мосина в деле укрепления боеспособности русской армии должно было признать даже царское правительство. За труды по перевооружению армии Мосину в 1897 году было объявлено «особое благоволение» и выдана денежная награда.

9 апреля 1900 года С.И. Мосин был произведён «за отличие по службе» в генерал-майоры с утверждением в должности начальника завода. Мосин продолжал руководить заводом, оставаясь таким же, как и прежде, неутомимым, требовательным, но простым и отзывчивым к окружающим.

Производство его винтовки было образцово освоено русскими заводами. На Всемирной Парижской выставке 1900 года даже враждебные интересам России иностранцы должны были признать мосинскую винтовку (наряду с другой продукцией русских оружейных заводов) достойной высшей награды.

Когда перевооружение русской армии трёхлинейной винтовкой подходило к концу, главное артиллерийское управление решило провести на Сестрорецком заводе сокращение рабочих. Мосин понимал значение для оружейного дела старых квалифицированных кадров и проявлял о них заботу.

В особом рапорте главному артиллерийскому управлению в 1902 году Мосин писал: «Вследствие малого наряда винтовок на 1902 год число рабочих придётся сократить ещё человек на 250–300. Главному артиллерийскому управлению известно, что сестрорецкие оружейники исключительно существуют заработком на оружейном заводе. При отсутствии в селе кустарного промысла и сельского хозяйства всякое уменьшение работ в заводе сейчас же отражается на их заработке и начинает вызывать нужду. Как, следовательно, трудно сестрорецкому оружейнику пережить то время, когда он в заводе не имеет никакого заработка.

Чтобы облегчить положение сестрорецких оружейников, остающихся без дела за сокращением работ в заводе, прошу главное артиллерийское управление рекомендовать орудийному и трубочному заводам брать их к себе на работу. Названные заводы по случаю предстоящих усиленных работ будут увеличивать и число рабочих. В этом случае оставшиеся без работы… были бы очень полезны тем заводам, так как с лице их заводы имели бы уже вполне опытных рабочих…».

Мосин настойчиво стремился подготовить новых специалистов, вооружить их глубокими практическими знаниями. Генерал-лейтенант В.Г. Федоров в качестве слушателя артиллерийской академии, в 1898 году проходивший производственную практику на Сестрорецком заводе, говорит: «Мосин заставлял нас глубоко вникать в сущность производственных процессов, серьезно знакомиться с технологией, заниматься кропотливым изучением рабочих чертежей, заставлял проставлять на размерах определённые допуски, изучать проектирование калибров. Одним словом, мы работали как самые настоящие техники и инженеры, забыв о том, что на наших плечах красуются погоны. Это было нечто новое. Далеко не повсюду, к сожалению, молодые офицеры проходили такую хорошую производственную школу».

Здесь ярко отмечены уже знакомые нам черты, свойственные техническому творчеству Мосина; глубокое понимание неразрывной связи теории и практики, смелое новаторство в методах технической подготовки.

Наряду с руководством заводом Мосин работал и в артиллерийском комитете. «Мосин редко принимал участие в прениях. Он выглядел замкнутым, мало разговорчивым человеком», но с глубочайшим вниманием знакомился с материалами офицеров, осматривавших оружие, где отмечались отдельные недостатки его винтовки. Он не переставал думать о её дальнейшем усовершенствовании на основе боевого опыта. Мосин обладал обширными техническими знаниями и огромным практическим опытом. Он ясно представлял себе широкие перспективы дальнейшего развития оружейного дела. Его пристальное внимание привлекало автоматическое оружие, в то время еще только зарождавшееся.

«Не было ни одного серьёзного вопроса в области нашей работы, — говорит генерал-лейтенант В.Г. Федоров, — которым бы не интересовался самым живейшим образом талантливый конструктор. И всё-таки сразу же бросилось в глаза, что в отношениях между членами оружейного отдела и гениальным конструктором русской трёхлинейной винтовки чувствовалась какая-то странная, на первый взгляд, необъяснимая холодность».

Несомненно, Мосин не мог забыть, что многие из заседавших с ним теперь за одним столом членов артиллерийского комитета способствовали обезличению его винтовки. Но, несмотря на горечь незаслуженной обиды, Мосин по-прежнему отдавал все свои силы любимому делу.

В середине января 1902 года Мосин простудился, но не обратил на это внимания. Болезнь обострилась и вынудила слечь в постель. Состояние его в короткий срок резко ухудшилось. 26 января 1902 года около четырёх часов дня С.И. Мосин скончался от крупозного воспаления легких. Не стало замечательного русского конструктора, всю жизнь самоотверженно служившего Родине.

Мосина похоронили в Сестрорецке. В печальной процессии, кроме родных и офицеров-сослуживцев, участвовала масса заводских рабочих, искренне сожалевших о кончине Мосина. Поблескивая под скупым зимним солнцем вместе с офицерской шашкой, на крышке гроба лежала трёхлинейная винтовка, напоминая о заслугах Сергея Ивановича Мосина перед родиной.

Воздух потряс оружейный салют — последняя воинская почесть. Прах опустили в могилу.

Смерть Мосина была встречена полным равнодушием со стороны правящих кругов царской России, издавна привыкших не замечать и не признавать отечественные таланты. Официальные издания обошли смерть Мосина молчанием. В правящих царских кругах не было сказано ни одного теплого слова, посвященного памяти замечательного русского конструктора. Только журналы «Оружейный сборник», «Нива» поместили статьи о смерти Мосина.

Журнал «Нива» подчеркивал, что благодаря трудам Мосина явилась возможность иметь своё собственное ружьё, «сделанное на русских заводах, под руководством русских техников, русскими рабочими». Этот широко распространённый в то время журнал правильно отметил высокие заслуги Мосина и выступил против умаления правящими кругами его изобретения, отстаивая национальное достоинство России и права русских людей на самостоятельное техническое творчество в оружейном деле.

Светлую память о Мосине, изобретателе и человеке, бережно сохранили его сотрудники. 11 февраля 1902 года работники Сестрорецкого оружейного завода, собравшись на общее собрание, постановили возбудить ходатайство «об испрошении высочайшего соизволения на открытие добровольной подписки в войсках для собрания капитала, имеющего целью увековечить имя генерал-майора Мосина». Но военный министр генерал Банковский решительно отклонил это ходатайство. Было разрешено лишь поставить портрет Мосина в зале завода и составить капитал в… 500 рублей для выдачи премии его имени. Как это обычно бывало в царской России, память о русских изобретателях обрекалась на забвение.

Но светлая память о Мосине жила вместе с созданной им винтовкой. Этой винтовкой русская армия была вооружена во время русско-японской войны, с этой винтовкой воевала русская пехота во время первой мировой войны 1914–1918 годов. Вооружённая этой винтовкой, Советская Армия разгромила белогвардейцев и интервентов во время гражданской войны 1918–1920 годов; безотказно служила эта винтовка (наряду с другими новейшими образцами оружия) Советской Армии в Великую Отечественную войну против немецко-фашистских захватчиков.

За этот долгий период своей службы, какого не имела ещё ни одна винтовка за границей, наша винтовка подверглась лишь незначительной модернизации (обновлению).

Эта модернизация мосинской винтовки, проведённая в 1930 году (отсюда и наименование «7,62-мм винтовка обр. 1891/1930 гг.»), выразилась в некоторых изменениях, в основном связанных с технологией нового производственного процесса. Для более прочного крепления штыка принята новая защёлка, ступенчато-рамочный прицел заменён секторным, мушка защищена предохранителем (намушником) от случайных ударов, внесены мелкие изменения в отдельные детали. Для облегчения заряжания применена новая обойма с пластинчатой пружиной, как это когда-то предлагал сделать сам Мосин. Все эти усовершенствования сделали нашу русскую винтовку самой лучшей магазинной винтовкой в мире.

Воины нашей Советской армии твёрдо помнят приказ товарища Сталина: «…Учиться военному делу, учиться настойчиво, изучить в совершенстве своё оружие, стать мастерами своего дела и научиться, таким образом, бить врага наверняка». Наши воины неустанно совершенствуют своё боевое мастерство.

Замечательная мосинская винтовка в умелых руках советских людей даёт блестящие показатели в стрельбе. Лучшим памятником С.И. Мосину являются всё более и более высокие результаты в стрельбе наших снайперов, стрелков и спортсменов, вооружённых винтовками и карабинами его конструкции.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Последние годы жизни

Из книги Мария Ульянова автора Кунецкая Людмила Ивановна

Последние годы жизни Работа сверх всякой меры, чрезмерная перегруженность давали себя знать. В 1928 году, когда Надежда Константиновна собралась ехать на пароходе по Волге и Каме и стала усиленно звать Марию Ильиничну ехать вместе, она с радостью дала свое согласие. Ведь


ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ ЖИЗНИ

Из книги Публицисты 1860-х годов автора Кузнецов Феликс

ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ ЖИЗНИ Срок пребывания в крепости, определенный судом, завершился для автора «Отщепенцев» в ноябре 1868 года. Соколов с нетерпением ждал освобождения, строил планы на будущее, готовился продолжить начатый перед арестом перевод сочинения Прудона «Что такое


ДУ ФУ В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ ЖИЗНИ

Из книги Ду Фу автора Бежин Леонид Евгеньевич

ДУ ФУ В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ ЖИЗНИ Ду Фу умер зимой 770 года. Последние годы жизни он провел на юге, вдалеке от столицы и фамильного гнезда в Яныпи, разлученный с двоюродными братьями, потерявший старых друзей. К тому времени уже умерли Ли Бо, Ван Вэй, ученый Чжэн; 17 февраля 765 года в


ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ ЖИЗНИ

Из книги Первопроходцы автора Автор неизвестен

ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ ЖИЗНИ В Петербурге Муравьев-Амурский подал официальное прошение об отставке. Она была принята. Он получил продолжительный (без указания срока) отпуск для излечения за границей. Но и покинув службу, Муравьев живо интересовался делами Сибири и Дальнего


Последние годы жизни

Из книги Майкл Джексон автора Скляренко Валентина Марковна

Последние годы жизни 29 августа 2008 года королю поп-музыки исполнилось 50 лет. На пороге этой даты он признался, что находится в превосходной форме — не придерживается какой-то особой диеты и не так уж часто занимается спортом, и настроен более творчески, чем когда-либо. «Я


Последние годы жизни

Из книги Федор Достоевский автора Рудычева Ирина Анатольевна

Последние годы жизни После опубликования романа «Братья Карамазовы» авторитет Достоевского в России стал неоспорим, в обществе писателя воспринимали как учителя и проповедника. Это признала и власть, которая много лет назад отправила романиста на эшафот Семеновского


ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ ЖИЗНИ

Из книги Аксель Берг автора Ерофеев Юрий Николаевич

ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ ЖИЗНИ «Массовая радиобиблиотека»Большое внимание Аксель Иванович уделял пропаганде знаний по радиотехнике в массах, в первую очередь — в массах радиолюбительских. Он являлся инициатором создания «Массовой радиобиблиотеки» — издательства,


ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ ЖИЗНИ

Из книги Фурье автора Василькова Юлия Валерьевна

ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ ЖИЗНИ В 1836 году начинает выходить, как продолжение предыдущего издания, новый фурьеристский журнал «Фаланга». Редакцию возглавил Виктор Консидеран, в при активном сотрудничестве фурьеристов Контагреля и Туссенеля журнал просуществовал тринадцать лет. В


ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ ЖИЗНИ

Из книги Николай Костомаров автора Главацкий М.

ДЕТСТВО: ПЕРВЫЕ УРОКИ Николай Иванович Костомаров (псевдонимы – Иеремия Галка, Иван Богучаров) родился 4(16) мая 1817 года в слободе Юрасовка, ныне Ольховатского района Воронежской области, в семье помещика, отставного капитана Ивана Петровича Костомарова и крепостной


Последние годы жизни

Из книги Нефть. Люди, которые изменили мир автора Автор неизвестен

Последние годы жизни В 1920-е годы руководство страны опомнилось и решило в полной мере использовать инженерный гений Шухова для своих целей. С именем Владимира Григорьевича связаны крупнейшие стройки первых пятилеток. Он принимал участие в создании первых магистральных


Глава 8. Два года в тельшайской йешиве (5657 (1897) – 5658 (1898) годы)

Из книги Мир, которого не стало автора Динур Бен-Цион

Глава 8. Два года в тельшайской йешиве (5657 (1897) – 5658 (1898) годы) По возвращении домой я застал «миньян»: отец устроил семидневный траур по своей матери Хане, жившей в Гадяче, что под Полтавой, и внезапно скончавшейся за день до моего приезда. В этом же городе проживали мои дядья:


III. Начало изобретательской деятельности. Конструирование трёхлинейной винтовки (1875–1891 годы)

Из книги Мосин – создатель русской винтовки автора Ашурков Вадим Николаевич

III. Начало изобретательской деятельности. Конструирование трёхлинейной винтовки (1875–1891 годы) Оружейная техника в 60-70-х годах XIX века быстро развивалась.Войны второй половины XIX века выявили огромную роль нарезного стрелкового оружия, значение мощного огня в бою.


Пуск «Энергии», работы по ракетам в последние годы СССР и первые годы независимой Украины

Из книги Ракеты. Жизнь. Судьба автора Айзенберг Яков Ейнович

Пуск «Энергии», работы по ракетам в последние годы СССР и первые годы независимой Украины Cняв Cергеева и назначив меня исполняющим обязанности первого заместителя отсутствующего директора, начальство разъехалось. Оно посчитало, что сделало все возможное для пуска


ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ ЖИЗНИ

Из книги Окружение Сталина автора Медведев Рой Александрович

ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ ЖИЗНИ Ворошилов не был лишен тех привилегий, которыми пользовался в прошлом. Поэтому он спокойно доживал свои последние годы на большой даче-усадьбе в Подмосковье. Семья у него была невелика. Жена Ворошилова, Екатерина Давыдовна, умерла. Своих детей у них