42. Врач и больной

42. Врач и больной

Господин Зольцнер открывает дверь. Строгий взгляд черных глаз, сведенные брови. Что-то случилось? Да. Он должен с нами поговорить. Мы, как принято, разуваемся и идем за ним по узкому коридору в комнату.

Он не предлагает нам сесть. Мы стоим перед ним без обуви, но в пальто. В этом есть что-то унизительное. Он не хочет, чтобы мы занимались у него дома. Наше мировоззрение не только чуждо ему, но и опасно для окружающих, для детей в особенности. Но раз мы уже пришли, он нам заплатит. С этими словами господин Зольцнер извлекает из кармана брюк купюру в десять крон.

А в чем, собственно, дело?

В политической платформе. От вас за версту разит коммунизмом.

За десять крон и гримасу отвращения, с которой господин Зольцнер их протягивает, он получает удар поддых. Выше рука не дотянулась.

Не помню, как мы обулись и вышли. Всю дорогу меня трясло, а Лаура хохотала. И вовсе не нервным смехом. – Видела бы ты себя в зеркало!

Ударила бы я Зольцнера, зная, что он погибнет в Освенциме? Глупый вопрос. Даже зная, что нас всех ждет, мы бы не вели себя иначе. Будущее не влияет на настоящее.

Зольцнера отправят из Терезина тем же транспортом, что и Павла. А дочки его будут жить в нашем детском доме, и Лаура будет их воспитательницей.

Моя дорогая!

Я пожираю витамин С, чувствую, становится легче. Меня продолжают колоть, лечение пока усваивается, надеюсь, все установится. Комичные ситуации преподносит нам любовь!

У меня случился выкидыш на малом сроке. Но этот раз мы оба этому рады. Абсурд. Кто-то потом скажет, что терезинским детям повезло, – не имея своих детей, я смогла полностью отдаться чужим. Возможно, так оно и есть.

Порой мне кажется, что я еще вырвусь отсюда. В этой надежде я с жалостью думаю о Диве, у которой куда меньше шансов. Напиши Диве, ей это нужно как хлеб. Письма хороши еще и потому, что позволяют размышлять!

В книге «Врач и больной» приводятся именно те аргументы, которых мне не удавалось формулировать. Врач и больной – это как учитель и ученик, возможность брать и давать, двусторонне.

Лечение, дорогой мой человек, протекает в течение всей жизни и в определенный момент времени требует операции, есть лечение с помощью проповедников, являющихся одновременно и терапевтами, и хирургами. Что это так, показывает опыт: с помощью порошка можно сделать людей счастливыми или печальными, возможно воздействие на желчный камень с помощью какого-то антилогического влияния; для спасения жизни иногда необходима операция, которая уж никак не является терапией.

Возьмем Маргит. Она не возводит вокруг себя стены и при этом прекрасно защищена от организмов с отравляющим действием, она «отталкивает» от себя токсины. Организм подвергается воздействию различных микроорганизмов; он пытается их ассимилировать, и, пока их немного, это ему удается; когда же эти чужеродные вещества, разделенные и раздробленные до мельчайших частиц, попадают внутрь, не встречая сопротивления, начинаются серьезные сбои, поскольку их количество уже не может регулироваться. В настоящее время эти процессы глубоко не исследуются, притом что явления такого рода наблюдаются все чаще. В результате не оказывается ни одного образованного врача, который мог бы поставить мало-мальски приемлемый диагноз; мало врачей, занимающихся этой причиной и ведущих борьбу с интоксикацией.

Я все время перечитываю твое письмо и, в зависимости от настроения, вычитываю в нем то одно, то другое. Твои письма – это признак жизни. Я так боюсь наскучить тебе и все равно всякий раз «пересаливаю», пытаясь осветить проблему с разных сторон.

Утверждение, что сейчас не время для того-то и того-то, сместило понятия, подавило многое, но это многое не исчезло, оно просто застряло в отдаленных областях. Придет время, и именно оттуда и забьет ключ. Вот пример незаконченного дела, механизма, который многие вещи оставляет нетронутыми до определенного времени.

Ты сердишься на меня в последнем письме, ты считаешь, что я тщусь расширить чей-то кругозор, сама мало в чем имея ясность. Смутное может быть прояснено, но это происходит так медленно… Хватит ли времени? Если не довести процесс кристаллизации до конца, на дне останется мутная взвесь. Неизученный остаток… А если дело именно в нем? Эти мысли доводят меня до отчаяния. На сегодня я не вижу пути, который приведет меня к ясности. Существуют, правда, ситуации, когда решения лежат на поверхности, но это обычно на уровне ощущений: «предполагается», «считается» и т.д. и т.п.

Однако человеку нужна уверенность, и он ищет ту инстанцию, которая была бы неподкупна и отвечала самым высоким требованиям! Для этого-то человеку и нужен бог!

Я намеренно пишу «бог» с маленькой буквы. Иначе получу от Хильды взбучку на десяти страницах.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Больной

Из книги Где небом кончилась земля : Биография. Стихи. Воспоминания автора Гумилев Николай Степанович

Больной В моем бреду одна меня томит Каких-то острых линий бесконечность, И непрерывно колокол звонит, Как бой часов отзванивал бы вечность. Мне кажется, что после смерти так С мучительной надеждой воскресенья Глаза вперяются в окрестный мрак, Ища давно знакомые


Б. С. ВЕЙСБРОД БОЛЬНОЙ ЛЕНИН

Из книги Ленин. Человек — мыслитель — революционер автора Воспоминания и суждения современников

Б. С. ВЕЙСБРОД БОЛЬНОЙ ЛЕНИН За весь последний период болезни Владимира Ильича, и даже во время лечения его от ранения в 1918 году, его очень тяготила, по его мнению, чрезмерная трата сил на него врачебного персонала.Он находил, что ему уделяется чересчур много внимания. В


Гласборо и больной зуб

Из книги Язык мой - друг мой автора Суходрев Виктор Михайлович

Гласборо и больной зуб Итак, мы прибыли в Нью-Йорк. Надо сказать, в планы Косыгина не входила встреча с президентом США Линдоном Джонсоном. Мы приехали в ООН. Американцы же через наше посольство и другие каналы зондировали возможность организации такой встречи. Мы в ответ


Больной

Из книги Темный круг автора Чернов Филарет Иванович

Больной Шепоты, шорохи ночи В бледном сиянье луны. На воспаленные очи Не опускаются сны. Жарко нагрета подушка, Тело все в липком поту. Шамкая, бродит старушка В призрачно-лунном свету. «Матушка, ты бы уснула, Я же не в силах уснуть». — Муха лампаду задула, Смерть хочет


Больной человек Европы

Из книги Маргарет Тэтчер: От бакалейной лавки до палаты лордов автора Тьерио Жан Луи

Больной человек Европы Конец 70-х годов XX века. Перефразируя Шекспира, можно было сказать: «Неладно что-то в английском королевстве»[6].Однако, казалось, что всё как всегда. Корона все еще блистает тысячами огоньков. При смене караула между конными статуями маршалов Уолсли и


Глава 21. Болезнь — это больной

Из книги Меня спасла слеза. Реальная история о хрупкости жизни и о том, что любовь способна творить чудеса автора Либи Анжель

Глава 21. Болезнь — это больной Вреанимации дни начинаются рано, в 6 утра.В этот час все встает на свои места. В этот час молчание приборов нарушают голоса, смех, восклицания, шум шагов и стук дверей.Это пересменка. Дневная и ночная смены встречаются для «передачи». «Ночные»


ДЕРЖАВНЫЙ БОЛЬНОЙ

Из книги Святой против Льва. Иоанн Кронштадтский и Лев Толстой: история одной вражды автора Басинский Павел Валерьевич

ДЕРЖАВНЫЙ БОЛЬНОЙ История поездки Иоанна Кронштадтского в Ливадию к умирающему императору Александру III в октябре 1894 года остается одним из самых загадочных эпизодов его биографии. И хотя все обстоятельства этой поездки в принципе хорошо известны, эта история сразу же


XXXIV «МНИМЫЙ БОЛЬНОЙ»

Из книги Мольер автора Бордонов Жорж

XXXIV «МНИМЫЙ БОЛЬНОЙ» Введение «В фальшивых буклях и хламиде, Под нос себе латынь долбя, Попробуй-ка, на люди выйди В таком почтенном, важном виде: «Он доктор», — скажут про тебя».{224} За несколько дней до смерти Мольера художник Дрюжон набрасывает его портрет. Это тот самый


ГЛАВА ПЯТАЯ О «маленьких и невинных» (больные герои больной литературы)

Из книги Писатель-Инспектор: Федор Сологуб и Ф. К. Тетерников [Maxima-Library] автора Павлова Маргарита Михайловна

ГЛАВА ПЯТАЯ О «маленьких и невинных» (больные герои больной литературы) Меня никогда не удивляет смерть молодых людей. Они еще не научились и не привыкли жить. А вот когда умирает старик лет восьмидесяти — это уже


XXXIV «МНИМЫЙ БОЛЬНОЙ»

Из книги Мольер [с таблицами] автора Бордонов Жорж

XXXIV «МНИМЫЙ БОЛЬНОЙ» Введение «В фальшивых буклях и хламиде, Под нос себе латынь долбя, Попробуй-ка, на люди выйди В таком почтенном, важном виде: «Он доктор», — скажут про тебя».{224} За несколько дней до смерти Мольера художник Дрюжон набрасывает его портрет. Это тот самый


Больной, его болезни и лечение

Из книги Чехов без глянца автора Фокин Павел Евгеньевич

Больной, его болезни и лечение Игнатий Николаевич Потапенко:А себя он не лечил вовсе. Странно, непостижимо относился он к своему здоровью. Жизнь любил он каждой каплей своей крови и страстно хотел жить, а о здоровье своем почти не заботился. <…> И это равнодушие к своему


Больной год

Из книги Листы дневника. Том 2 автора Рерих Николай Константинович

Больной год Этот год оказался больным во всех отношениях. Все мы переболели. Если подсчитать все болести, то выйдет, что ими была занята большая часть года. И сердце, и невралгия, и гланды, и зубы, и глаза, и всякие раздражения слизистых оболочек, и лихорадки. Удивительно, как


Глава 59 Больной доктор март – апрель 1897 года

Из книги Жизнь Антона Чехова [с иллюстрациями] автора Рейфилд Дональд

Глава 59 Больной доктор март – апрель 1897 года С кусками льда на окровавленной рубашке Антон был перевезен в суворинский гостиничный номер. Рухнув на постель, он сказал Суворину: «У меня из правого легкого кровь идет, как у брата и другой моей родственницы, которая тоже


«Он по профессии – больной…»

Из книги Нежнее неба. Собрание стихотворений автора Минаев Николай Николаевич

«Он по профессии – больной…» Он по профессии – больной… Страдает горлом он и носом, Боками, грудью и спиной И то запором, то поносом. Однако этот маниак С душонкой подлой человечка Приносит пользу миру, как При геморрое….