ЛУИЗА МЭЙ ОЛКОТТ

ЛУИЗА МЭЙ ОЛКОТТ

[32]

Как и Джо Марч, героиня ее романа «Маленькие женщины», сама Луиза Мэй Олкотт была темпераментна и упряма. Эти качества не могли не выводить из себя отца Луизы, знаменитого писателя-трансценденталиста Бронсона Олкотта. «Она так и остается невоспитанным существом, подчиняющимся лишь своим инстинктам», — сетовал он. Правда, неплохо бы уточнить, что на тот момент Луиза была годовалым младенцем. Расти в таком семействе ей явно было непросто.

Луиза всю свою жизнь оставалась «паршивой овцой» семейства Олкоттов. Она же была их основной кормилицей. Такое сочетание — «овца» и кормилица — как правило, неустойчиво и зачастую довольно опасно. По всем меркам Бронсон Олкотт был из числа идиотов, но идиотов полезных — для тех, кто впаривал окружающим шарлатанские лекарства или организовывал коммуны вегетарианцев-утопистов. Вдобавок он был еще и лицемером. Бронсон Олкотт постоянно и шумно порицал частную собственность, но охотно принимал деньги от своих более состоятельных друзей и бесплатно живал в их квартирах. Как следствие, семья всегда находилась в одном шаге от приюта для нищих и бродяг. Вот в каких условиях прошло детство Луизы. Ей приходилось совмещать сразу несколько утомительных работ, только чтобы обеспечить трех своих сестер и эксцентричных родителей. Она шила, преподавала в школе, присматривала за чужими детьми. И все это время она мечтала совсем о другой жизни и хотела писать о ней.

Оказавшись в Бостоне, Олкотт попыталась продать кое-что из своих ранних литературных опусов. «Лучше уж вы и дальше занимайтесь преподаванием, — заявил именитый издатель Джеймс Филдс, когда Луиза явилась к нему с рукописью. — Писать вы не умеете». Олкотт не впала в отчаяние и продолжила совершенствовать свое мастерство. Вскоре гонорары за публикации стали основным источником дохода для всего семейства. Луиза писала убийственные и сенсационные по тем временам готические триллеры и издавала их под псевдонимами А.М. Барнард, Тетушка Види, Флора Фейрфилд, Оранти Благгидж и Минерва Муди.

Настоящее имя Луизы Мэй Олкотт могло бы и вовсе не сохраниться в анналах истории, если бы в 1868 году ее издатель не попросил писательницу сочинить историю для девочек. Во всем этом была только одна загвоздка: Олкотт терпеть не могла детей. «Не могу сказать, что эта затея доставляет мне удовольствие, — писала она в дневнике. — Никогда не любила девочек и не была близко знакома ни с одной из них, за исключением моих сестер; возможно, наши странные детские игры и переживания и показались бы кому-то интересными, но я лично сильно в этом сомневаюсь». Даже к своим собственным юношеским творениям Луиза с годами стала относиться скептически, называя их «нравоучительной кашкой для младенцев».

На работу над «Маленькими женщинами» ушло всего три месяца. Книга мгновенно обрела невероятную популярность и принесла автору литературную славу. При этом Олкотт по-прежнему была не замужем и оставалась в пугающей зависимости от своей семьи, теперь уже вовсе не нищей. К тому же Луиза имела привычку лезть не в свои дела. Она возглавила кампанию по запрещению книги Марка Твена «Приключения Гекльберри Финна» на территории Массачусетса. Олкотт разводила такую демагогию, что историк литературы Оделл Шепард вынужден был отпустить на ее счет нелестный комментарий: «Она и в пятьдесят шесть лет отличалась тем пренебрежением к чужим мыслям и убеждениям, какое обычно встречается лишь у пятнадцатилетних мальчиков и девочек».

Впрочем, общественная деятельность Олкотт имела свои положительные стороны. Она была одной из первых сторонниц аболиционизма[33] и активно выступала за предоставление женщинам избирательных прав. Во время Гражданской войны Луиза отправилась в Вашингтон, чтобы стать медсестрой в больнице северян. Она была шокирована видом, стонами и запахом солдат, раненных в ходе битвы при Фредериксбурге. (Не говоря уже о том, что это были первые обнаженные мужчины, которых ей довелось увидеть.)

Здесь Луиза подхватила пневмонию. Впрочем, возможно, это был тиф, врачи не могли сказать наверняка. Но, какая бы болезнь ее ни постигла, лечение было одно — то, которое предписывала безумная медицинская практика XIX века. Писательницу пичкали каломелью — хлоридом ртути, который, по тогдашним представлениям, очищал организм от токсинов. В результате Олкотт заполучила отравление ртутью. У нее распух язык, воспалились десны и стали выпадать волосы. Отравление оказалось столь сильным, что ничего поправить уже было нельзя, и Луиза боролась с его страшными последствиями все оставшиеся двадцать пять лет жизни. По иронии судьбы, Олкотт пережила своего чудаковатого папашу-самодура всего на два дня. До самого конца Луиза Мэй оставалась неутомимой и деятельной. Занимаясь организацией похорон отца, Олкотт оставила в своем дневнике такую запись: «Найду ли я когда-нибудь время на собственную смерть?» Что ж, 6 марта 1888 года она это время наконец нашла.

Прошло более ста лет, а жизнь и творчество Луизы Мэй Олкотт по-прежнему привлекают внимание исследователей. Однако заставить публику воспринимать ее не просто как талантливую детскую писательницу, а как дарование более широкого масштаба, оказалось не так-то просто. В конце 1980-х два профессора, писавшие книгу об Олкотт, нашли в библиотеке Гарвардского университета рукопись ее неопубликованного первого романа. Рукопись, оцененная в один миллион долларов, почти 150 лет пылилась на полке, и за все это время к ней явно никто не прикоснулся…

ИГО-ГО!

Олкотт была непослушным ребенком с богатым воображением — однажды она возомнила, что в прошлой жизни была лошадью. Нельзя сказать, чтобы ее отца, не верившего во всякую кармическую лабуду, это сильно порадовало.

ФРУКТОВЫЕ УГОДЬЯ

Когда Луизе Мэй Олкотт было одиннадцать лет, ее отец задумал перевезти семейство в коммуну «Утопические фруктовые угодья» под Гарвардом, штат Массачусетс. Эксперимент с «простой жизнью на природе и мыслями о высоком» обернулся сущим кошмаром; позже Олкотт высмеяла его в автобиографическом очерке «Трансцендентальный дикий овес», который вышел в 1873 году. В коммуне было запрещено есть мясо или эксплуатировать животных любым другим способом, поэтому Олкот-там пришлось почти полгода обходиться только бездрож-жевым хлебом, кашей и водой. Членам коммуны также не разрешалось использовать конский навоз или сажать что бы то ни было глубоко в землю, дабы не потревожить земляных червей, и довольно скоро коммунары обнаружили — вот так сюрприз! — что все их земледельческие потуги обречены на провал. Люди мерзли, голодали и болели. Что хуже всего, в поселение стали стекаться шарлатаны и психи всех мастей, иных из которых приходилось по решению Совета старейшин выгонять силой. Коммуна продержалась меньше полугода, после чего большинство ее членов, в том числе и Олкотты, сдались и разъехались кто куда.

УДАЧНАЯ ОТМАЗКА

Папа Бронсон был не единственным Олкоттом, носившимся с ненормальными идеями. Его жена Абба была последовательницей доктора Сильвестра Грэхема, изобретателя грэхемовских крекеров. Она придерживалась знаменитой теории доктора, согласно которой потеря семени во время полового акта дурно сказывается на состоянии мозга и легких мужчины. Возможно, Абба просто не желала после четырех трудных и болезненных беременностей заниматься сексом и нашла удачную отговорку.

МОИ ГЕРОИ

Кстати, о трансцендентном. Здесь тоже порой встречаются упаковки «два в одном». В юности Олкотт была влюблена сразу в двух писателей, тоже живших в городке Конкорд, штат Массачусетс: в Генри Дэвида Торо и в Ральфа Уолдо Эмерсона. Сначала она влюбилась в Торо, мечтателя и бродягу, который все объяснил ей насчет птичек и пчелок — нет-нет, ничего такого, объяснил в самом буквальном научном смысле. Торо был страстным натуралистом, который мог часами вдохновенно распинаться о птичьем пении и о насекомых. Известно также, что он не раз доставал ради Луизы свою флейту — не подумайте плохого, и это тоже в самом буквальном музыкальном смысле. Ее чувства к Эмерсону, который был старше и не так приветлив, как Торо, больше напоминали влюбленность ученицы в учителя. Эмерсон, получивший прозвище Янки-Платон, подарил Луизе книгу «Переписка Гёте с ребенком»[34], в которой юная, но уже созревшая для чувств девушка безумно влюбляется в стареющего гуляку-поэта. Был ли в этом подарке тайный смысл? Во всяком случае, сама Олкотт не сомневалась, что был. Она часами сочиняла взволнованные любовные послания, адресованные Эмерсону, но ни одно так и не было отправлено. Лунными ночами Луиза взбиралась на ореховое дерево, росшее прямо перед окном Эмерсона, и пела песни по-немецки. Порой она оставляла у него на крыльце цветы. Но Эмерсон, солидный женатый мужчина, казалось, не замечал ничего этого и не делал ответных жестов. В конце концов, его старшая дочь была всего на шесть лет моложе Луизы Мэй.

А МАКОВАЯ РОСИНКА-ТО — ВО РТУ!

В произведениях Олкотт часто фигурирует опиум, причем этот наркотик играет в них немаловажную роль. Возможно, все дело в том, что писательница пристрастилась к опиуму не только в литературе, но и в реальной жизни. Привычка возникла, когда лечащий врач прописал ей настойку опия — весьма популярное в XIX столетии лекарство. Луиза принимала его как снотворное в процессе длительной борьбы с последствиями ртутного отравления. Прошло совсем немного времени, и Олкотт сделалась завзятой наркоманкой. Многие персонажи в ее триллерах, изданных под псевдонимами, употребляли опиум, равно как и подсевшая на азартные игры и наркотики героиня автобиографического романа Луизы Олкотт «Работа: история опыта» (1872).

ОПИУМ ИГРАЛ В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ ЛУИЗЫ МЭЙ ОЛКОТТ ПРЕУВЕЛИЧЕННО ВАЖНУЮ РОЛЬ. ВОЗМОЖНО, ПОТОМУ, ЧТО ПИСАТЕЛЬНИЦА ПРИМЕНЯЛА ЕГО И В РЕАЛЬНОЙ ЖИЗНИ.

ВОЗМУТИТЕЛЬНИЦА СПОКОЙСТВИЯ

Хотя нравоучительные истории для детей и приносили неплохой доход, в глубине души Олкотт тяготела к старой доброй халтуре. Когда ей хотелось расслабиться за работой, она брала псевдоним А.М. Барнард и «ткала» готические полотна, полные напряжения и интриг, — подобный жанр в те времена назывался «рассказы о крови и громе». Эти романы с такими заманчивыми названиями, как «Шепот в темноте» или «Страсть и наказание Паулины», публиковались по частям в бойких периодических изданиях, таких как, например, «Уголок у камина Фрэнка Лесли»[35]. Их главные героини делали все, что в викторианскую эпоху считалось «не соответствующим образу леди», например, принимали опиум и курили гашиш. Один роман начинался с заявления героини: «Я бы с радостью продала душу Сатане за один только год свободы!» Вряд ли такое высказывание можно услышать из уст Джо Марч, героини «Маленьких женщин».

ОПИУТНЫМ ПУТЕМ

Луиза Мэй Олкотт пристрастилась к опиуму, если так можно выразиться, честным путем — она принимала наркотики по медицинским показаниям. А вот у персонажей ее произведений не было никаких оправданий. В написанном в 1869 году рассказе «Смертельная игра» пресыщенная золотая молодежь обжирается конфетами с гашишем. А в вышедшем в 1877 году романе «Современный Мефистофель» (первое издание было анонимным) коварный Джаспер Хелуайз уговаривает невинную молодую женщину попробовать его патентованный «покоритель сна», конфетку с опиатом, которую он извлекает из инкрустированной серебром черепаховой конфетницы. Вскоре несчастная женщина «погружается в бессознательное состояние наркотического сна, которое знакомо только тем, кто хоть раз принимал запретное зелье». Например, таким, как сама Луиза Мэй.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Тётя Луиза

Из книги Отец и сын [СИ] автора Полле Гельмут Христианович

Тётя Луиза Тётя Луиза (Лиза)* младшая из маминых сестёр — родилась в 1924 г. В отличие от старших тётя Лиза не смогла в связи с войной получить законченное профессиональное образование. Войну и Котлас пережила вместе с бабушкой. Через некоторое время после уезда бабушки в


Тётя Луиза

Из книги Четыре жизни. Происхождение и родственники [СИ] автора Полле Эрвин Гельмутович

Тётя Луиза Тётя Луиза (Лиза)* младшая из маминых сестёр — родилась 28.05.1924 г. Как и все сестры, имеет тяжёлую судьбу: война, нищета, болезни, смерть мужа и внучки, хроническая болезнь старшей дочери, невозможность перевезти младшего сына в Германию…В отличие от старших


Флобер и Луиза

Из книги Знаменитые писатели Запада. 55 портретов автора Безелянский Юрий Николаевич

Флобер и Луиза Флобер — не Мопассан. Это у Мопассана были сотни женщин, и он прославился как половой гигант, Флобер остерегался женщин и рекомендовал писателям половое воздержание. Мол, отвлекаться не надо. Только искусство! Литература — и ничего больше!..В юности Флобер


Сталь Луиза Жермена де

Из книги 50 знаменитых любовниц автора Зиолковская Алина Витальевна

Сталь Луиза Жермена де (род. в 1766 г. — ум. в 1817 г.)Выдающаяся французская писательница и мыслительница.Автор романов «Дельфина» (1802) и «Коринна» (1807), трудов «О литературе, рассматриваемой в связи с общественными установлениями» (1800), «О Германии» (1810).Однажды мудреца


В эфире — Луиза и Иоганн

Из книги Из СМЕРШа в ГРУ. «Император спецслужб» автора Вдовин Александр Иванович

В эфире — Луиза и Иоганн Об одном из талантливых операторов радиоразведки в годы войны, накануне 60-летия разгрома немцев на Курской дуге, рассказал в прессе ветеран ГРУ, полковник в отставке И. Л. Бурнусов. Речь шла об Александре Алексеевиче Зиничеве, ставшем со временем


ЛУИЗА ДЕ ЛАВАЛЬЕР

Из книги Мольер автора Бордонов Жорж

ЛУИЗА ДЕ ЛАВАЛЬЕР У нее своя — и немалая — роль в этой истории. Ведь «Увеселения волшебного острова» были устроены Людовиком XIV ради нее, а это празднество стало, в сущности, свидетельством о рождении Версаля. Но вернемся в 1661 год. Отправимся в Версаль, где еще нет ничего,


ЛУИЗА ДЕ ЛАВАЛЬЕР

Из книги Мольер [с таблицами] автора Бордонов Жорж

ЛУИЗА ДЕ ЛАВАЛЬЕР У нее своя — и немалая — роль в этой истории. Ведь «Увеселения волшебного острова» были устроены Людовиком XIV ради нее, а это празднество стало, в сущности, свидетельством о рождении Версаля. Но вернемся в 1661 год. Отправимся в Версаль, где еще нет ничего,


Лулу Луиза Мэй Олкотт (Louisa May Alcott) (29 ноября 1832, Филадельфия — 6 марта 1888, Бостон)

Из книги Великие американцы. 100 выдающихся историй и судеб автора Гусаров Андрей Юрьевич

Лулу Луиза Мэй Олкотт (Louisa May Alcott) (29 ноября 1832, Филадельфия — 6 марта 1888, Бостон) В 1872 году в лондонском издательстве Sampson Low, Marston, Low and Searle вышла книга «Маленькие женщины, или Мэг, Джо, Бесс и Эми», прославившая ее автора — Луизу Олкотт. Впервые в одной книге опубликовали две


МИШЕЛЬ ЛУИЗА

Из книги 100 знаменитых анархистов и революционеров автора Савченко Виктор Анатольевич

МИШЕЛЬ ЛУИЗА (род. в 1830 г. – ум. в 1905 г.) Знаменитая французская революционерка-анархистка, участница Парижской коммуны. Луиза Мишель родилась в замке Вронкур на Марне от матери-служанки и представителя старинного дворянского рода. Хотя Луиза была незаконнорожденная,


АГЕНТ-СВЯЗНИК ЛУИЗА

Из книги Кроты ГРУ в НАТО автора Болтунов Михаил Ефимович

АГЕНТ-СВЯЗНИК ЛУИЗА Их встреча произошла так, как и задумывал Мюрат. Он издали увидел своего будущего связника и уже не медлил ни минуты. Она понравилась ему с первого взгляда. Да и не могла не понравиться.Вот как описывает Луизу сам Виктор Андреевич Любимов: «Честно


Людовик XIV и Луиза де Лавальер

Из книги 100 историй великой любви автора Костина-Кассанелли Наталия Николаевна

Людовик XIV и Луиза де Лавальер Людовик XIV Французский вошел в историю под именем Король-Солнце – однако не потому, что был выдающимся монархом или человеком. Самовлюбленный король обожал балет и в придворных спектаклях зачастую лично исполнял роль Солнца – блестящего


6. Бабушка Луиза

Из книги Софи Лорен автора Надеждин Николай Яковлевич

6. Бабушка Луиза Яблоко от яблони недалеко падает… Это к тому, что все лучшие качества своего характера – упорство, силу воли, умение сосредоточиться на решении насущных проблем – Софи переняла у матушки Ромилды, а та, в свою очередь, у бабушки Луизы. Луиза Виллани была


15. Луиза

Из книги Фердинанд Порше автора Надеждин Николай Яковлевич

15. Луиза Дочь Фердинанда Порше сыграла огромную роль в становлении семейного дела, особенно после смерти матери. По сути, она заняла ее место хранительницы семейного очага. Нет, она не стала выдающимся конструктором. Но именно ее брак с талантливым юристом Антоном Пихом


74. Спасительница Луиза

Из книги Эдит Пиаф автора Надеждин Николай Яковлевич

74. Спасительница Луиза После ареста и осуждения мужа, брата и отца Луиза Пих твердо решила – в лепешку разобьется, но родных освободит. Чего это ей стоило, можно лишь предполагать.Она металась между Францией и Австрией, распродавая то немногое, что удалось припрятать от


9. Бабушка Луиза

Из книги автора

9. Бабушка Луиза Какое ужасное место для ребенка – публичный дом… А Эдит Пиаф на всю жизнь сохранила добрые воспоминания и о том месте, где провела раннее детство, и о женщинах, нянчивших и баловавших ее, и о добрейшей бабушке Луизе.Для пожилой женщины, прошедшей все круги