Среда, 23 мая 1945 года.

We use cookies. Read the Privacy and Cookie Policy

Среда, 23 мая 1945 года.

Снабженный ведром и лопатой мусора, я маршировала серой дождливой ранью к ратуше. Лило как из ведра. Я чувствовал, как моя вязаная одежда промокает насквозь. Шел дождь постоянно, то мелкий, то сильнее. Мы сгребали лопатой и наполняли ведра землей, и передавали по ручной цепочке. Нас было 100 женщин всех сортов. Одни были ленивыми и вялыми и еле двигались, если попадали под взгляд обоих немецких смотрителей. (Всегда мужчины получают сразу должности смотрителей). Другие женщины надрывались с усердием домашних хозяек.

- Все же, работа должна быть сделана«, говорил они глубоко убеждено. Вчетвером мы пододвигали полные вагонетки к котловану. Я училась обслуживать поворотный круг, до тех пор, пока дикие ливни не принудили нас к паузе.

Плотно сгрудившись, как животные, мы стояли под балконом. Мокрые вещи приклеивались к телу; женщины дрожали и дрожали. Мы использовали случай и ели наш мокрый хлеб без ничего. Женщина бормотала про Адольфа.

Со всех сторон ей советовали: «Вы, напишете еще жалобу Вашему Адольфу».

Более часа мы так стояли. Дождь трещал вокруг нас. Когда он уменьшился, наш смотритель, говорящий по-венски молодой человек с чешским именем, привел нас назад снова к вагонеткам. Вагонетка, которую я обслуживала, имела надпись «смеющаяся вагонетка». Другая вагонетка была помечена мелом как «плачущая вагонетка». Надписи были сделаны одной рукой.

Наконец, около 15 часов мы отмечались галочкой нашим жителем Вены в списке и могли идти домой. Озорно я кружила по дороге мое ведро согласно девизу: «То, что не убьет меня, сделает меня сильнее».

Дома я нашла вдову в большом беспокойстве. Как она призналась, она ощущала в течение последних дней «зуд и жжение» и пошла по словарю. Реплики "Триппер" и "Сифилис". Хотя она как жена аптекаря имеет очень хорошие знания о болезнях, все же, необходимого опыта у нее нет.

«У меня тут узелок», - утверждает она жестко и твердо. В словаре эти узелки обозначаются как характерные для начинающегося сифилиса; через 3 - 4 недели после заражения они должны появляются. Вдова считывает, что ее наградил триппером этот безбородый малыш, это было ровно 4 недели назад.

«Что? Ваня? Этот ребенок?» - Я не верю: «Ерунда».

«Почему нет. Кроме того, я не знаю, был ли это действительно Ваня. Откуда знать? И потом еще этот поляк!»

Вдова всхлипывает жалко. Что я мне делать? На мое предложение спросить господина Паули, отвечала дикой обороной. Ничего больше не остается, как ждать завтрашний день и посетить как можно быстрее то место, про которое мне рассказали, в больнице для изнасилованных женщин. Я вспоминаю, как уши у меня чесались, когда мы проходили человеческое ухо по школьной программе с демонстрацией на анатомической модели. Вероятно, симптомы наступили у вдовы также только тогда, когда она прочитала описание в словаре. Так что ждем до завтра. Вероятно, я мне тоже стоит сходить и обследоваться.

У меня один день задержка.