Мустангер-беглец

Мустангер-беглец

Олег Видов родился в деревне Филимонки Московской области 11 июня 1943 года в простой семье. Его отец был экономистом, мама работала преподавателем в школе. Они познакомились во время войны, когда вместе воевали в партизанском отряде. Между ними возникла любовь, которая и привела к рождению героя нашего рассказа. Однако молодая семья просуществовала недолго — ребенок еще не родился, как отец уже охладел к своей партизанской подруге. Поэтому нашего героя воспитывала мама — женщина достаточно строгая. Как вспоминает сам О. Видов:

«В детстве я часами просиживал у черного картонного репродуктора, слушая оперы, симфонии, страстно тянулся к музыкальной классике. По воскресеньям бегал смотреть фильмы, все больше и больше отдавая свою безраздельную любовь кинематографу, который не меньше, чем книги, открывал мне мир, красоту его, человеческую доброту, благородство сильных, романтических героев разных эпох и стран. Меня раз и навсегда покорил «Овод» (фильм вышел в 1955 году. — Ф. Р.). Он пришел ко мне вместе с прекрасным кинообразом, созданным Олегом Стриженовым…»

Окончив среднюю школу и школу рабочей молодежи, Видов одно время работал электриком на строительстве Останкинской телебашни. Однако любовь к искусству оказалась сильнее иных увлечений, и в 1960 году Олег решил поступать во ВГИК. Успешно сдав экзамены, он был зачислен на первый курс актерского факультета, в мастерскую Юрия Победоносцева и Якова Сегеля. В том же году впервые снялся в кино — это был маленький эпизод в картине Александра Митты и Алексея Салтыкова «Друг мой, Колька!». После этого дебюта наш герой снялся еще в нескольких фильмах, однако везде это были небольшие эпизоды, которые иной раз длились не больше минуты и куда Видова брали исключительно из-за его привлекательной внешности. В итоге в 1963–1964 годах Олег таким образом промелькнул в четырех лентах: «Конец света» (1963; Ваня), «Если ты не прав» (брат Алеши), «Мне 20 лет» (эпизод), «Я шагаю по Мосве» (парень на велосипеде с зонтом) (все — 1964).

Между тем настоящая карьера Видова в кино началась сразу по окончания ВГИКа в 1964 году. Именно тогда на него обратили внимание сразу трое известных режиссеров с главной студии страны — «Мосфильма»: Эраст Гарин и его супруга Хеся Локшина, а также Владимир Басов. Первые пригласили его на главную роль в своей экранизации сказки Е. Шварца «Обыкновенное чудо», где Видову досталась роль Медведя, который волею Волшебника превращен в прекрасного юношу, но может обратно превратиться в зверя, если поцелует Принцессу, в которую он, оказывается, влюблен.

Как вспоминает актер: «Эта творческая встреча — одна из самых дорогих в моей жизни. Ведь Эраст Гарин — режиссер поразительный, он умеет рассмотреть в актере (а как это важно для начинающего!) какие-то тайнички, о которых сам еще и не подозреваешь. Он помог мне раскрепоститься на съемочной площадке, почувствовать уверенность в себе, ощутить землю под ногами…»

Что касается Басова, то он пригласил Видова в экранизацию пушкинской «Метели», где молодому актеру вновь досталась главная роль — Владимир. Роль его возлюбленной, Марьи Гавриловны, исполнила жена Басова Валентина Титова.

Оба фильма снимались одновременно и вышли буквально один за другим в один год: «Метель» — 10 февраля 1965 года, «Обыкновенное чудо» — 30 августа того же года. Именно с этого момента и берет свое начало широкая слава актера Олега Видова. Его дебютные работы оказались настолько удачными, что уже спустя год после этого на него обратил внимание еще один известный режиссер — Александр Птушко, снявший нашего героя в роли царевича Гвидона в фильме «Сказка о царе Салтане», которая была экранизацией поэтической сказки все того же А. С. Пушкина. Этот красивый фильм, который вышел на экраны страны в 1967 году, имел большой успех у зрителей и собрал в прокате 26,8 млн. зрителей. На Всесоюзном кинофестивале в 1968 году он получил почетный приз.

Все эти фильмы принесли Видову заслуженную славу, причем не только у себя на родине, но и за рубежом. В те годы советская кинематография начала активное сотрудничество с западными странами, когда отдельные советские режиссеры и актеры получили возможность участвовать в зарубежных проектах. В число таких людей угодил и Видов, который по своим внешним данным больше напоминал не советскую «звезду», а скорее западную — этакий голубоглазый блондин с красивым лицом и спортивной фигурой. Поэтому в иных советских фильмах Видов выглядел явно не в своей тарелке: например, в телевизионной комедии «Зареченские женихи» (1967) Л. Миллионщикова, где он сыграл деревенского паренька Мишку Чернышева. Внешность Видова плохо гармонировала с деревенскими ландшафтами, показанными в фильме. Видимо, поэтому актер стал часто отказываться от ролей в советских фильмах, поскольку многие из них были однотипными. Как он сам объяснял чуть позже:

«После трех первых киноролей у меня подчас возникало тревожное чувство: мне не раз предлагали новые роли, но они в чем-то повторяли уже сыгранное. Это опять были романтические, благородные сказочные герои. Это вовсе не значит, что мне не нравятся такие образы. Отнюдь. Но мне не хотелось замыкаться в них…»

Итак, на героя нашего рассказа обратили внимание западные продюсеры и режиссеры. Первым таким человеком стал известный датский режиссер Габриель Аксель, который в «козлином» 1967 году задумал снять фильм на основе древних саг о скандинавских Ромео и Джульетте. На роль Хагбарда (Ромео) он долго искал красивого светловолосого актера, причем эти поиски простирались далеко за пределами Дании. Однако ни один из понравившихся режиссеру исполнителей так и не смог осилить предварительные пробы на роль. И тогда кто-то посоветовал Акселю обратить внимание на молодого советского актера Олега Видова. Режиссер прислушался к этому совету и пригласил артиста к себе в Данию. Первые же пробы убедили Акселя, что он наконец-то нашел то, что искал. Видова утвердили на эту роль, хотя в самой Дании многие восприняли этот выбор с недоумением: еще бы, на роль национального героя страны взять актера из СССР! Но когда картина «Сага о викинге» вышла на широкий экран, скептические голоса сразу смолкли — Видов действительно был убедителен в этой роли.

С этого момента Видов на какое-то время выпал из съемочного процесса у себя на родине и целиком переключился на роли в зарубежных фильмах. А таких у него за короткий период (1967–1970) набралось целых пять штук. Назовем эти ленты: «Есть любовь, нет любви» (1968; Югославия; главная роль), «Красная мантия» (Дания, Швеция; главная роль — принц Хагбард), «О причине смерти не упоминать» (ГДР, Югославия; главная роль — эсэсовец), «Битва на Неретве» (главная роль — комиссар бригады Никола) (все — 1969), «Ватерлоо» (Италия; режиссер — Сергей Бондарчук; роль — английский солдат Томлинсон).

На волне успеха от этих фильмов известный итальянский кинопродюсер Дино де Лаурентис предложил Олегу Видову хороший контракт, который предусматривал его участие в нескольких западных фильмах с выплатой солидных гонораров. Естественно, актер был согласен на подобный вариант, поскольку все его естество человека, рожденного в год Козы, жаждало подобного поворота событий. Вспомним гороскоп:

«Коза ищет в жизни комфорта и безопасности. Она может использовать людей в своих целях и получать выгоду от нужных знакомств. Козе всегда требуется спонсор, который поможет ей удобно устроиться в жизни и жить безбедно. Коза умеет нравиться, когда это в ее интересах, или использовать других и жить за их счет. Ведь Коза любит комфорт и ради него готова поступиться многими принципами…»

Поэтому можно смело сказать, что всю свою жизнь Олег Видов подчинил поискам комфорта, ради которого он выгодно женился, стремился попасть в престижные кинопроекты, а в итоге — сбежал на Запад, как только для этого представилась удобная возможность. Впрочем, не будем забегать вперед и расскажем обо всем по порядку.

Итак, Лаурентис собирался задействовать Видова в своих кинопроектах. Однако у чиновников советского Госкино были иные виды на популярного актера. Несмотря на то что контракт с итальянским продюсером сулил Госкино хорошие дивиденды в валюте, Видова перестали отпускать за рубеж, после чего он вынужден был вновь вернуться к съемкам в советских фильмах. Со стороны это выглядело странно, и сам актер до сих пор не может толком объяснить подобную метаморфозу. Однако объяснить это можно. Видимо, советские власти, на основе той информации, которой они обладали (а советские спецслужбы, имея своих агентов в среде деятелей искусства, прекрасно знали об их настроениях), не доверяли Видову и не были уверены, что тот не сбежит на Запад. Поэтому и прекратили его участие в зарубежных проектах.

Однако, потеряв в одном, наш герой нашел в другом — он выгодно женился. Произошло это в 1970 году, а избранницей Видова стала дочь генерала КГБ Наталья Федотова (1945), которая была близкой подругой дочери генсека ЦК КПСС Галины Брежневой.

Заметим, что первый раз актер женился в студенческие годы. В середине 60-х он учился во ВГИКе и встретил там красивую девушку по имени Маша. Но этот брак продлился недолго — чуть больше года. Виной всему была ревность: молодая супруга слишком сильно ревновала своего красавца-мужа, который стремительно взлетел на вершину киношного Олимпа и, заваленный предложениями, редко появлялся дома. Видимо, и сам Видов не слишком держался за этот брак, поскольку никаких особенных дивидендов он ему не сулил — только мешал ему в карьере. То ли дело дочка генерала КГБ! Как написано в гороскопе: «Коза хочет жить спокойно и мечтает о браке, который принесет ей богатство, или о выгодном друге-спонсоре…»

Их знакомство произошло благодаря фильму «Один из нас» Геннадия Полоки. Федотову пристроил туда на эпизодическую роль (жены немецкого посла Шуленбурга) ее приятель, сценарист Алексей Нагорный. Он же сразу после съемок эпизода повез ее в ресторан гостиницы «Националь». Там за Федотовой внезапно стал ухаживать красивый блондин, которого она до этого не знала. Он представился ей Олегом и своими манерами произвел на женщину приятное впечатление. Когда чуть позже Наталья описала его внешность Галине Брежневой, та сразу опознала незнакомца: «Да это же артист Олег Видов! Отнесись к нему благосклонно, он неплохой парень». Наталья послушалась совета лучшей подруги и стала встречаться с Видовым. А спустя несколько недель и вовсе выскочила за него замуж. Вот как она сама описывает это событие:

«Чтобы как-то меня расшевелить, Галина стремительно взялась за наше сближение. По ее словам, Олег едва ли не валялся в ногах, упрашивая ее уговорить меня выйти за него замуж. На это я шутя парировала: «Завтра или никогда». Я прекрасно знала, что завтра — выходной. Утром примчалась Галина: «Срочно наводи красоту, тебе к девяти в ЗАГС». И со смехом рассказала, как Олег за день обегал множество инстанций и уломал сотрудников ЗАГСа выйти в выходной и расписать нас. Восхищаясь стараниями Олега, она схватила из гардероба платье и натянула его на меня: «В природу впишемся классно!» Представляете, на ней была коричневая бархатная юбка и кремовая блузка, а на мне вместо традиционного белого — зеленое платье. Будучи в полной уверенности, что все это розыгрыш, я поехала вместе с ней в ЗАГС и через сорок минут стала женой Олега Видова…»

Влиятельная супруга стремилась всячески помогать своему супругу в его творческой карьере. Правда, эта помощь не всегда срабатывала. Так, в том же 70-м знаменитый оператор Сергей Урусевский задумал снимать фильм по собственному сценарию о Сергее Есенине. Узнав про это, Федотова и Брежнева стали давить на него, чтобы на роль поэта тот взял Видова. Однако Урусевский воспротивился этому, поскольку не считал этого актера способным сыграть эту роль. В итоге этот проект собирались закрыть, но оператор сумел-таки добиться своего. Ему удалось отстоять свою точку зрения, и фильм «Пой песню, поэт…» был запущен в производство с другим исполнитеплем — Сергеем Никоненко (кстати, очень похожим на С. Есенина).

А что же Видов? Он без дела тоже не остался и в начале 70-х записал на свой счет еще несколько киноролей в таких фильмах, как: «Миссия в Кабуле» (1971; дипломат Сказкин), «Джентльмены удачи» (лейтенант милиции Славин), «Могила льва» (главная роль — богатырь Машека), т/ф «Стоянка поезда — две минуты» (главная роль — молодой врач Игорь Павлович).

Громче всех из перечисленных прозвучали две роли: в «Джентльменах удачи» и «Стоянке поезда…». В первом фильме наш герой перевоплотился в симпатичного милиционера, который участвует в поисках золотого шлема Александра Македонского, похищенного преступниками. При этом его лейтенант Славин является связником между милицией и внедренным в преступную среду заведующим детсадом Трошкиным, роль которого исполнял Евгений Леонов.

В «Стоянке поезда…» Видов сыграл молодого врача, который приехал работать в провинциальный городок и здесь встретил свою любовь по имени Алена (эту роль исполняла Валентина Теличкина). В этом фильме Видов дебютировал как певец. Причем если он исполнял песню «Предчувствия» самостоятельно, то вот за Теличкину это делала молодая и тогда мало кому еще известная Алла Пугачева. Премьера фильма состоялась на ЦТ на исходе 1972 года — 31 декабря.

Тот год был знаменателен для Видова еще и тем, что именно тогда он стал отцом: Наталья Федотова произвела на свет мальчика, которого назвали Вячеславом.

Кроме этого, именно в том году Видов заполучил кинороль, которая отныне станет его главной визитной карточкой. Фильм, который принесет ему оглушительную славу, принадлежал к жанру вестерна. Причем это был не тот вестерн по-советски, который именовался истерн — то есть снятый на материале Гражданской войны, а именно стилизация под настоящий вестерн об американском Диком Западе. Отметим, что жанр вестерна в советском кинопрокате переживал в первой половине 70-х годов пик своей популярности. Несмотря на то что после скандала с «Великолепной семеркой» (ее сняли с проката волевым решением верхов в 1962 году) американские вестерны в СССР больше не покупались, фильмы этого жанра из других стран продолжали появляться на советских экранах с пулеметной частотой. Так, с 1966 года это были фильмы из двух Германий: ГДР (так называемые «дефа-вестерны» с участием Гойко Митича) и ФРГ (так называемые «штрудель-вестерны» с Пьером Брисом в роли Виннету). Кроме этого, были еще румынско-французские фильмы по Фенимору Куперу («Прерия» и «Приключения на берегах Онтарио»).

Все эти вестерны пользовались большим успехом у советских зрителей, а лидером среди них по посещаемости на рубеже 70-х годов был фильм «Верная рука — друг индейцев» (ФРГ — Югославия; в прокате 1968 года он собрал аудиторию в 46 миллионов 500 тысяч зрителей). В 1974 году этот рекорд будет побит американским вестерном «Золото Маккенны», который соберет аудиторию в 63 миллиона человек. Тот год вообще будет богат на вестерны из разных стран, которые в общей массе соберут самую большую за всю историю этого жанра в СССР аудиторию зрителей. Так, «дефа-вестерн» с Гойко Митичем «Апачи» посмотрят 40 миллионов 900 тысяч зрителей, а очередную историю про приключения вождя апачей Виннету под названием «Сокровище Серебряного озера» — 39 миллионов 800 тысяч. Спустя год на советские экраны выйдет еще один фильм про Виннету — «Виннету — сын Инчу-Чуна», который соберет гораздо большую аудиторию, чем два последних фильма, — 56 миллионов человек. Как покажет будущее, это будет последний столь массовый всплеск интереса к вестернам в Советском Союзе.

Как видно из приведенных данных, у родоначальников жанра, американцев, была в СССР особая популярность. Сначала их «Великолепная семерка» собрала аудиторию значительно большую, чем любой из немецких вестернов, — 67 миллионов, а в 74-м году другой вестерн из США — «Золото Маккенны» — недотянет до этого показателя всего четыре миллиона. Однако всех этих заграничных рекордсменов сумел побить по кассовым сборам вестерн по-советски 73-го года выпуска — тот самый фильм с участием Олега Видова под названием «Всадник без головы».

Его режиссером был Владимир Вайншток, который по праву считался не только мэтром советского кинематографа, но и одним из корифеев экранизации. Он пришел в этот жанр в 28-летнем возрасте со второй волной режиссеров-евреев, экранизировав в 1936 году роман Ж. Верна «Дети капитана Гранта», который стал одним из лидеров проката. Не меньший успех ждал другую экранизацию Вайнштока — «Остров сокровищ» (1938) по Р. Стивенсону. Однако после этого талантливый режиссер внезапно ушел не только из режиссуры, но и из искусства вообще (по одной из версий, он стал сотрудником внешней разведки).

Возвращение Вайнштока в кинематограф произошло на исходе хрущевской «оттепели», в середине 60-х годов, правда, не как режиссера, а как сценариста. В итоге в течение нескольких лет он написал (под псевдонимом Владимир Владимиров) сценарии сразу к нескольким фильмам: «Перед судом истории» (1965), «Мертвый сезон» (1969, в соавторстве с А. Шлепяновым), «Миссия в Кабуле» (1971, с П. Финном), «Заблудшие» (с П. Финном, 1971), «Сломанная подкова» (1973). В начале 70-х годов Вайншток вновь вернулся в режиссуру, в жанр экранизации. И перенес на советский экран прозу Майн Рида.

Обращение к прозе именно этого писателя не было случайным. Как уже отмечалось, в СССР тогда огромной популярностью пользовались восточногерманские фильмы про индейцев с участием югославского актера Гойко Митича, и один из этих фильмов — «Оцеола» — тоже являлся экранизацией одноименного романа Майн Рида (он вышел на советские экраны за полгода до фильма Вайнштока — в январе 1973 года). Поэтому, учитывая спрос аудитории на кино подобного жанра, Вайншток и решил перенести на экран прозу популярного американского писателя, а именно — его самый известный роман «Всадник без головы».

На главную роль — мустангер Морис Джеральд — пробовались более десятка советских актеров, но спор в итоге выиграл Олег Видов. Почему именно он? Во-первых, как уже отмечалось, внешне он очень был похож на «звезду» именно западного розлива — статный красавец-блондин. Во-вторых, у него уже был опыт сотрудничества как с Вайнштоком (в фильме «Миссия в Кабуле»), так и с жанром вестерна: в 1971 году Видов сыграл роль Элиота в восточногерманском вестерне «Текумзе». Короче, храбрым мустангером чуть ли не изначально суждено было стать именно герою нашего рассказа.

Фильм создавался на «Ленфильме» в содружестве с кубинскими кинематографистами (на Кубе снимали часть натуры, в частности горные ландшафты, лес и прерию). Но основные съемки проходили в студийных павильонах и в Крыму, где под городом Белогорском, у села с красивым названием Вишенное, у подножия Белой скалы, декораторы возвели целый городок Дикого Запада. Как писала в газете «Крымская правда» (номер от 26 августа 1972 года) журналист Р. Смольчовская:

«Здесь вырос небольшой пограничный форт с банком, почтовым ведомством, баром, салуном. По площади проходят солдаты в голубых мундирах, проезжают кареты, в которых сидят смуглые женщины в кружевных мантильях. Тут же темпераментные мексиканцы заключают пари, и тогда свистит в воздухе бич над дикими лошадьми-мустангами. Рядом гасиенда богатого плантатора — красивое здание с окнами, закрытыми ажурными решетками, и азотеей, куда вся семья поднимается, чтобы подышать воздухом в предвечерние часы…»

Вся интрига фильма вращалась вокруг трех героев: дочери богатого плантатора Луизы Пойндекстер (Людмила Савельева) и двух мужчин, которые боролись за ее руку и сердце: мустангера Мориса Джеральда и негодяя и убийцы Кассия Колхауна в исполнении эстонского актера Аарне Юкскюла.

«Всадник без головы» вышел на широкий экран 25 июля 1973 года. И до конца года его кассовые показатели перевалили за 50-миллионный рубеж. Всего же картина собрала в советском прокате 69 миллионов зрителей (по другим данным — 64 миллиона 700 тысяч). В итоге в том году не было популярней пары, чем Людмила Савельева и Олег Видов. Многие их даже женили, хотя на самом деле у обоих на тот момент были другие семьи: у нее мужем был Александр Збруев, у него — Наталья Федотова.

Увы, но та волна славы, которая обрушилась на Видова и Савельеву после «Всадника…», продлится недолго. И ничего подобного по успеху ни он, ни она уже никогда не сыграют. Впрочем, расскажем обо всем по порядку.

В год выхода «Всадника…» на широкий экран (1973) Видов уже снимался в очередном фильме: в советско-японской ленте «Москва, любовь моя», которую снимал его «крестный отец» в кинематографе Александр Митта (тот самый, что снял его в фильме «Друг мой, Колька!» (1961) и японский режиссер Кендзи Есида. Правда, и в этом случае без определенных интриг дело не обошлось. Вот что вспоминает об этом один из участников тех съемок, актер Иван Дыховичный:

«На роль, которую играет Видов, был приглашен Олег Даль (кстати, астрородня Видова по месяцу рождения — тоже Близнецы. — Ф. Р.). Когда подошли к съемкам, вдруг появился Видов, тогда навязываемый его женой, которая выдавала себя за племянницу Брежнева, а на самом деле ее папа был генералом КГБ. Когда Даля заменили на Видова, я сказал Митте: «У тебя фильм будет видовой». В результате Саша оставил немного меня, а Риту Терехову выкинул вообще» (последнее вполне объяснимо: у Петуха хорошая совместимость со Свиньей (Дыховичный), а вот с Лошадью (Терехова) не очень — каждый в этом тандеме думает о себе, к тому же оба лишены чувства такта. — Ф. Р.).

Фильм «Москва, любовь моя» вышел на экраны страны в 1974 году и занял в прокате 15-е место, собрав на своих просмотрах 29,2 млн. зрителей. Это был очередной успех Олега Видова (в том же году он был удостоен и звания заслуженного артиста РСФСР) и, как покажет время, последний. С тех пор ни в одной главной роли он больше уже не снимется, перейдя исключительно на исполнение ролей второго плана, а то и вовсе эпизодов. И это было более чем странно, поскольку Видов входил в когорту популярнейших актеров советского кинематографа. Мальчишки играли во дворах в его Мориса Джеральда, влюбленные девушки вешали его фотографию на стены в своих квартирах. И вдруг случилось неожиданное: он практически пропал с широких экранов. Что же произошло? Рассказывает сам Видов:

«В 1976 году я развелся с Натальей Федотовой. С сыном Вячеславом общаться мне не разрешалось. Регулярные попытки бывшей жены испортить мне жизнь и карьеру тогда послужили одной из причин моего отъезда (на самом деле бегства. — Ф. Р.).

Когда я оканчивал режиссерское отделение ВГИКа в 78-м году, руководство института оказалось перед выбором: вручать мне диплом или нет, потому что «сверху» требовали «не выдавать!». Слава богу, диплом я получил. А потом — по той же причине — сколько ролей я потерял!»

Несмотря на то что Видов продолжал сниматься в кино, однако стараниями своей бывшей супруги прежняя карьера в кино ему уже не светила. Актер обвиняет в этом свою бывшую жену, хотя выбирал-то он ее сам. Например, если бы он женился на вполне рядовой женщине, то никаких «заморочек» в виде сломанной карьеры наверняка бы не имел. Но в таком случае, вполне вероятно, он бы не стал тем Олегом Видовым, каким его узнала вся страна. Другое дело, что за эту славу ему потом пришлось расплачиваться годами забвения. Видимо, Видов всегда был «заряжен» на поиски влиятельных спонсоров, которые помогли бы ему сделать карьеру. По этому поводу приведу воспоминания известного журналиста Мэлора Стуруа, относящиеся к июлю 1973 года.

В те дни в Москве проходил очередной Московский международный кинофестиваль, где Стуруа работал переводчиком. И он вспоминал, что тогда опекал на фестивале знаменитого английского актера Ричарда Бартона. И вот однажды, когда они с Бартоном выходили из номера в гостинице «Россия», чтобы проследовать в ресторан, к ним подскочили двое молодых людей, которые стали буквально умолять взять их с собой. В одном из этих людей Стуруа опознал героя нашего рассказа — Олега Видова, а вторым был корреспондент агентства Ассошиэйтед Пресс. Как вспоминает Стуруа, последнего он пригласил к себе в машину, а вот Видова «отшил», сославшись на какую-то незначительную причину. Обиженный актер попытался на ломаном английском языке апеллировать к Бартону — мол, я ваш коллега, актер, — но тот отмахнулся от него как от назойливой мухи.

В каких же фильмах и ролях снимался Видов, когда распался его брак с дочкой генерала КГБ? Назовем их все: «Семья Ивановых» (1975; рабочий Николай Осинцев), «Легенда о Тиле» (адмирал де Люме), «Рудин» (Сергей Павлович Волынцев) (оба — 1977), «Транссибирский экспресс» (связной Чадьярова Андрей), «Артем» (оба — 1978), «Кровь и пот» (поручик Рошаль), «Особых примет нет» (Сладкопевцев) (оба — 1979), т/ф «Летучая мышь» (1980; Альфред), т/ф «Благочестивая Марта» (1981; поручик), «Крик тишины» (1982; егерь Колчин), «Срочно… Секретно… Губчека» (капитан Петров), «Демидовы» (Нефедов) (оба — 1983).

Что касается личной жизни, то Видов тогда так больше и не женился, хотя романы, естественно, заводил. От одной из таких связей у него даже родился ребенок. Дело было в декабре 1977 года в Одессе, куда судьба закинула Видова по служебной необходимости. Как-то актер отправился на вечеринку к одной своей знакомой и познакомился там с очаровательной комсомолкой, студенткой (она училась в мединституте), спортсменкой (занималась художественной гимнастикой), подругой хозяйки дома Татьяной. Миниатюрная брюнетка с карими глазами поразила именитого актера в самое сердце, и он практически весь вечер только и делал, что ухаживал за ней. А на следующий день пригласил ее продолжить знакомство в ресторане. Девушка, естественно, не устояла, что вполне объяснимо: сам Морис Джеральд советского кинематографа набивался ей в кавалеры! В итоге между молодыми людьми случилось то, что и должно было произойти. Потом Олег уехал в Москву, а девушка обнаружила, что забеременела. Самое интересное, что она не стала сообщать отцу ребенка о случившемся, видимо посчитав не его, а себя виновной в случившемся. В итоге именитый папаша узнает о том, что в Одессе у него есть сын Сергей… спустя 20 с лишним лет! (Сын потом приедет к папе в Америку.)

Но вернемся в первую половину 80-х.

Ситуация, когда Видову не давали ни главных ролей, ни самостоятельной режиссерской работы, несмотря на то что у него был диплом режиссера, все сильнее действовала ему на нервы. И никто не знает, сколь долго это могло еще продолжаться, если бы не приход к власти в марте 1985 года М. Горбачева. В результате этой рокировки на самом кремлевском верху круто изменилась и жизнь нашего героя — он решился на побег. Судя по всему, он давно вынашивал подобные идеи, но только тогда, в год прихода к власти нового генсека, все это оформилось у него в окончательный план. Горбачевское «ускорение» ускорило бегство Видова на Запад.

В 1985 году, под влиянием новых процессов, запущенных Горбачевым, Видову удалось выхлопотать себе поездку в Югославию на съемки очередной зарубежной картины — «Оркестр». Далее — слово самому актеру:

«Правдами и неправдами я оказался в Югославии, начал активно сниматься. Когда под давлением ЦК меня разыскали и в 72 часа приказали вернуться в СССР, друг-актер помог мне тайно перебраться в Австрию (на дворе стояла осень 1985 года. — Ф. Р.). Я спрятался в его легковом автомобиле, без всяких документов. Я должен был переходить через границу ночью, а до ночи сидеть в приграничном ресторанчике. Но когда мы проезжали мимо поста, увидели, что там никого нет. Друг — а с нами в машине были его жена и ребенок — решил попробовать проскочить. К счастью, пограничники смотрели футбол, и им было не до нас…»

Побег Видова, конечно же, всполошил советские власти, однако достать его и вернуть обратно они были уже не в силах — он перебрался в Италию. Именно там он вскоре встретил свою вторую жену — продюсера и журналистку по имени Джоан Борстен. И вновь отметим: их отношения четко ложились в парадигму видовского астрознака — везде искать спонсора. В итоге именно Джоан помогла ему обустроиться на новом месте, затем они уехали в США. Вскоре у них родился сын, которого они назвали Сергеем.

Видов оказался единственным советским артистом, кто, приехав в США, сумел неплохо устроить свою карьеру в Голливуде. (Например, Борис Сичкин и Савелий Крамаров в этом преуспели не так успешно.) Хотя поначалу не все складывалось у него благополучно. Первое время он работал на стройке и получал три с половиной доллара в час. Затем устроился работать на фабрику — там зарплата выросла до пяти долларов. Но коллеги-актеры, выходцы из СССР (тот же Крамаров), стали настойчиво зазывать его в Голливуд. И Видов решил попробовать. Его первой американской картиной стал фильм «Красная жара» (1989) — в нем он сыграл советского милиционера Юрия Огаркова (партнером Видова был Арнольд Шварценеггер). Затем его пригласили на съемки «Рембо-3», но роль сорвалась.

О. Видов вспоминает: «На пробах я сел к пианино, спел песню про «Русское поле», вошел в образ — и вдруг поднимаю глаза и вижу по лицу Сталлоне, что этот русский офицер в его картине сниматься не будет. Я попал в категорию русских актеров, которые слишком прилично выглядели для того, чтобы играть голливудских русских».

Потерпев неудачу как актер, Видов решил попытать счастья в режиссуре и снял короткометражный фильм для диснеевского канала под названием «Легенда изумрудной принцессы». Этот фильм, в котором Олег исполнял главную роль, получил приз Нью-йоркского фестиваля. Только после этого на Видова всерьез обратили внимание американские режиссеры. Так он попал на одну из ролей (Отто) в фильм Залмана Кинга «Дикая орхидея» (1990). Партнером Олега в нем был Микки Рурк. Кстати, для Видова съемки в этом фильме едва не закончились трагически. Он вспоминает:

«В один из съемочных дней я еду на мотоцикле за Рурком. Он закладывает крутой вираж, а я ловлю себя на том, что не вижу, куда он поворачивает, просто не вижу дороги. Очнулся я уже где-то в траве, рядом с шоссе. Все подбежали, стали расспрашивать, что случилось, а я и сам понять не могу. Но вот с того времени стал замечать в себе какие-то странные вещи. Делала мне авансы симпатичная партнерша, а я даже и думать об этом не хочу.

Одним словом, понял я, что заболел. Так и оказалось — врачи обнаружили у меня опухоль на гипофизе. Слава богу, что она оказалась доброкачественной и операция, по мнению врачей, прошла успешно. Но тем не менее долгое время я думал, что отдам Богу душу, да и чувствую себя с тех пор не очень-то здорово, пропала та энергия, тот напор, с которыми я когда-то работал. И все же сделал в 1993 году фильм «Три дня в августе» — о событиях в России в 1991 году. Затем последовали «У времени в плену» (1994), «Любовная история» (1994), «Бессмертные» (1995) и «Моя Антония» (1995)».

По словам Видова, «тех ролей, что он сыграл в Америке, достаточно, чтобы входить в 10 процентов голливудских актеров, ежегодно подтверждающих свой профессиональный статус». А это значит, что актерская гильдия (САГА) гарантирует ему отчисления на пенсию, страховки.

Стоит отметить и такой факт. Именно благодаря стараниям Видова в составе американской гильдии появилась организация «Настоящие русские» — это группа русских актеров-эмигрантов (человек 30), которые борются «против рецидивов холодной войны» в кино США, то есть против того, чтобы русские в американском кино изображались злодеями или придурками. Правда, толку от этой организации, прямо скажем, мало — русские в американских фильмах по-прежнему выглядят либо как бандиты, либо как полные придурки.

Что касается съемок Видова в постперестроечном российском кино, то такой факт имел место лишь однажды: в 1993 году он снялся в том самом фильме, о котором речь шла чуть выше, — «Три дня в августе» (о путче в Москве в 1991 году), где сыграл честного русского генерала, запутавшегося в сложной политической ситуации.

Кроме всего перечисленного, стоит отметить и то, что Видов довольно активно занимается бизнесом. В 1992 году он явился одним из создателей компании Films by Jove, которая приобрела у студии «Союзмультфильм» права на зарубежный прокат нескольких десятков советских мультфильмов, снятых 30–40 лет назад (среди них: «Снежная королева», «Щелкунчик», «Сказка о царе Салтане» и др.). Как объяснил актер:

«В 1992 году, побывав в России, я ужаснулся: мало того, что возможности делать хорошее кино все меньше, пропадает то лучшее, великое, что было создано в стране за последние десятилетия. Советские мультики всегда были моей слабостью, а здесь, в Америке, совершенно не знают этого удивительного мира — советской мультипликации. Ведь даже чудные диснеевские фильмы не могут передать того многообразия чувств, ситуаций, юмора, мудрости и доброты, которые дарят наши мультфильмы».

По условиям договора студия получала не только процент от проката, ежеквартально ей также выплачивали 25 тысяч долларов за передачу прав проката. На самом деле это, конечно, была типичная «разводка». В 90-е годы в России царил такой бардак, что к руководству «Союзмультфильма» пришли люди, совершенно не смыслящие в искусстве и не знающие настоящую цену тому богатству, которое оказалось у них в руках. Они рады были заполучить даже самые минимальные деньги за советское кино, чем, собственно, и пользовались разного рода пронырливые коммерсанты от кино. В их числе оказался и наш герой — Олег Видов. Вспомним его астрохарактеристику: «У Водяной Козы хороший нюх на выгодные дела…» А в характеристике Близнецов-Козы сказано следующее: «Это деятельная, активная личность, которая имеет очень четкие практические взгляды на жизнь и знает, как реализовать то, что задумала…»

Однако на этом поприще Видова поджидали определенные трудности. Во-первых, его компании надо было озвучивать советские мультяшки с помощью западных звезд. Казалось, что найти таких будет трудно (весь гонорар колебался от 500 до 1500 долларов за фильм). Но все же озвучивать мультфильмы согласились многие звезды западного кино, среди которых оказались: Катрин Денев, Джессика Ланж, Хулио Иглесиас, Тимоти Далтон и другие.

Во-вторых, американского зрителя очень трудно затащить на чужое кино, тем более советское. Поэтому первый пакет фильмов, выпущенный компанией Видова, имел малый успех у зрителей. Надо было что-то делать. И выход был найден. Помогать компании Видова вызвался балерун Михаил Барышников, имя которого в Америке известно всем (в середине 70-х он сбежал туда из СССР). Он стал одним из продюсеров этого проекта, и с его именем была выпущена вторая серия мультфильмов — «Михаил Барышников: сказки моего детства». И зритель сразу пошел в кинотеатры. Олег чувствовал себя победителем и уже подумывал о расширении своего предприятия. Однако…

То, что советские мультфильмы могут принести большую прибыль, понимал не только Видов, но и другие люди, в том числе и пираты. Именно благодаря их усилиям в 1993 году 130 мультфильмов попали в Германию, 350 — в США. Один мошенник, заключивший контракт на прокат нескольких картин, умудрился официально зарегистрировать себя продюсером и производителем 80 лучших советских мультфильмов. Все это сильно ударило по фирме Видова, который к тому времени вложил в реставрацию советских мультфильмов несколько миллионов долларов. Поэтому в том же 1993 году компания Films by Jove подала первый иск в суд Большой инстанции Парижа о незаконном кинопрокате во Франции принадлежащих фирме мультфильмов. Однако состоявшийся в марте 1997 года суд вынес неожиданное решение: снять взаимные претензии сторон.

В разгар этих событий — 26 ноября 1996 года — в Москве случилось ЧП. В высотке на Котельнической набережной прогремел взрыв. Наверное, он не привлек бы к себе столь пристального внимания российской прессы (мало ли взрывов происходит ежедневно в России), если бы не одно обстоятельство: взрыв прогремел у дверей квартиры, где проживают родственники О. Видова — бывшая его жена Наталья Федотова и сын Вячеслав. Досужие журналисты тут же попытались связать это происшествие с судебной тяжбой Олега, на что он официально ответил:

«Мне странно, что российские газеты связали инцидент с моим именем и с делом, которому мы с Джоан посвятили последние четыре года. В Туле лопнул самовар, в Москве посадили врача Абрамовича. Дело в том, что ни к этой квартире, ни к людям, которые там проживают, я не имею никакого отношения вот уже 20 лет…»

Взволнованная московская общественность еще несколько дней горячо обсуждала это странное происшествие, после чего благополучно о нем забыла. А что же Видов? Он по-прежнему жил в Америке с женой и сыном (тот всерьез увлекся компьютерным делом), пропагандировал советские мультфильмы и получал с них неплохую прибыль, снимался в кино и иногда приезжал в Россию. Там его еще не забыли, поскольку телевидение регулярно делает подарки своим зрителям — периодически показывает лучшие фильмы советской поры с участием Видова: начиная от «Сказки о царе Салтане» и «Джентльменов удачи» и заканчивая «Всадником без головы» и «Москва, любовь моя».

В новом тысячелетии Видов снялся еще в нескольких фильмах: «13 дней» (2000), «Шпионка» (2005), «Скажи это по-русски» (2007). Более того, он вновь стал сниматься у себя на родине, и толчок этому дал сериал «Заколдованный участок» (2007), где Видов сыграл роль Фредера.

В июле 2007 года на 63-м году жизни скончалась бывшая жена актера Наталья Федотова. Ее сгубил рак. Однако на ее похороны Видов не приехал. А вот в марте 2008 года он приехал в Россию, чтобы присутствовать на похоронах своей мачехи, которая долгие годы заменяла ему родную мать. На кладбище Видов простудился и спустя несколько дней был вынужден лечь в больницу. Пока он там находился, его жена, Джоан Борстен, каждый день звонила в Москву и интересовалась его здоровьем. Поэтому, как только актер поправился, он тут же улетел в Америку, в Малибу (они с женой живут в артистической колонии «Малем»). Этот случай наглядно демонстрирует, что в личной жизни актера все в порядке. Наша Коза нашла-таки себе за океаном того самого «спонсора», который обеспечивает ей сытую и комфортную жизнь.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ БЕГЛЕЦ

Из книги Был ли Горький? Биографический очерк автора Быков Дмитрий Львович

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ БЕГЛЕЦ


«Беглец»

Из книги Лев Толстой автора Шкловский Виктор Борисович

«Беглец» Беглецом приехав в Старогладковскую, Лев Николаевич начал писать очерк «Еще день (На Волге)».Толстой очень дорожил этой дорогой; он считал, что это один из лучших дней его жизни, очевидно, неточно употребляя слово «день». В 1904 году Толстой говорил


Глава 13 ОДИНОКИЙ БЕГЛЕЦ

Из книги Побег из армии Роммеля. Немецкий унтер-офицер в Африканском корпусе. 1941—1942 [litres] автора Банеман Гюнтер

Глава 13 ОДИНОКИЙ БЕГЛЕЦ Меня обогнали несколько грузовиков, главным образом итальянских, водители которых радостно махали мне рукой. Прошла мимо и машина германского люфтваффе, но сидевшие в ней люди были серьезны – шла война, и у них не было времени на то, чтобы махнуть


Беглец Беленко

Из книги Записки космического контрразведчика автора Рыбкин Николай Николаевич

Беглец Беленко Старший оперативный начальник, отправивший меня на три года в Ахтубинск, внимательно следил за моим становлением. В 1976 году он стал первым авиационным генералом в военной контрразведке и слыл волевым и решительным руководителем. Как потом оказалось, у


Глава пятая Беглец

Из книги Царь Давид автора Люкимсон Петр Ефимович

Глава пятая Беглец Выбор дома Самуила в качестве убежища был не случаен. Давид был убежден, что Саул не осмелится отдать приказ ворваться в дом пророка. Однако Самуил, зная, что царь не простил ему последнего пророчества и так же, как и Давида, числит его во врагах, отнюдь не


Беглец из лагеря

Из книги Режиссеры настоящего Том 1: Визионеры и мегаломаны автора Плахов Андрей Степанович


БЕГЛЕЦ

Из книги Вспомнить, нельзя забыть автора Колосова Марианна

БЕГЛЕЦ Голубели Амурские воды В этот тихий вечерний час. Он бежал из «страны свободы», Чтоб свободно вздохнуть хоть раз! Не убил, не виновен в краже, И душа чиста у него. Но страшней пограничной стражи Во всем мире нет никого. Черный лес обрисован четко, Не шелохнется


Глава 29 Беглец. Прыжок Камо и последнее ограбление

Из книги Молодой Сталин автора Монтефиоре Саймон Джонатан Себаг

Глава 29 Беглец. Прыжок Камо и последнее ограбление По дороге в Томск, где-то под Вологдой, Сталин встретился с Борисом Николаевским, меньшевиком из Баку. Сосо ни о чем ему не рассказал, но позаимствовал у Николаевского любимую синюю чайную кружку – и не вернул.18 июля 1912


Глава 29. Беглец. Прыжок Камо и последнее ограбление

Из книги Здесь шумят чужие города, или Великий эксперимент негативной селекции автора Носик Борис Михайлович

Глава 29. Беглец. Прыжок Камо и последнее ограбление 1. Нарым: РГАСПИ 558.4.186. РГАСПИ 558.4.647. ГАРФ 102.00.1912.5–57-б. Красный архив, 1941, № 2 (105). С. 26–27. РГАСПИ 161.1.20, В. Л. Швейцер. Сталин и Свердлов в Колпашеве: Верещак. Сталин в тюрьме. Песикина Е. В Нарыме // Правда. 26 дек. 1939, в т. ч. слова Я.


Вечный беглец

Из книги Рюриковичи автора Володихин Дмитрий

Вечный беглец Из ненавистного местечка он уехал еще шестнадцатилетним мальчишкой, в 1909 году. Все биографы сходятся на том, что он сбежал. Может быть, и так — делать ему в местечке было нечего. Портной-отец чинил старую одежду односельчан, едва зарабатывая на хлеб. В


ИГОРЬ СВЯТОСЛАВИЧ Беглец

Из книги Поколение одиночек автора Бондаренко Владимир Григорьевич

ИГОРЬ СВЯТОСЛАВИЧ Беглец Некоторых Рюриковичей прославили мудрое правление, реформы, введение новых законов; некоторых — великие победы на поле брани; иных — святость и благочестие. Новгород-северский князь Игорь Святославич парадоксальным образом получил широкую


Одинокий беглец на длинную дистанцию

Из книги Три женщины, три судьбы автора Чайковская Ирина Исааковна

Одинокий беглец на длинную дистанцию Юрий Поляков, несомненно, один из самых популярных в народе писателей перестроечного периода. Впрочем, он и сам себя какое-то время осознавал «буревестником перестройки». Вышедшие в журнале «Юность» в 1985-87 годах повести «ЧП районного


2.10. Роман о Тургеневе. Глава пятая «Беглец из неизящного отечества»

Из книги Леонид Быков. Аты-баты… автора Тендора Наталья Ярославовна

2.10. Роман о Тургеневе. Глава пятая «Беглец из неизящного отечества» Любил ли Тургенев Россию и ее народ? Смешной вопрос. Всем, кто прочитал хотя бы «Записки охотника», ответ на него будет ясен.Но мы уже поняли, что у Панаевой — свой Тургенев, рисуемый соответственно ее


«Беглец»

Из книги автора

«Беглец» Одной из причин драмы Быкова и возвращения его с «Ленфильма» на студию Довженко было его многолетнее, но безуспешное желание поставить повесть одного из самых любимых своих писателей-современников, наряду с Василием Шукшиным, Валентином Распутиным, Виктором