САВОНАРОЛА ДЖИРОЛАМО

САВОНАРОЛА ДЖИРОЛАМО

(род. в 1452 г. – ум. в 1498 г.)

Доминиканский монах-проповедник. Предтеча Реформации. Некоторое время оказывал огромное духовное влияние на жителей Флоренции и фактически правил этим городом-государством, насаждая наряду с демократическими формами правления духовное принуждение.

История жизни Джироламо Савонаролы – это грустная история человека, пытавшегося исправить мир тираническими методами. Религиозный моралист и мистик, не имевший прагматизма и жестокости Кальвина, он начал как тираноборец, в конечном итоге превратился в тирана и вверг прекраснейший и богатейший из городов Италии в пучину нищеты и бедствий.

Знаменитый проповедник родился в Ферраре 21 сентября 1452 г., однако древний род Савонарола происходил из Падуи. Среди предков Джироламо были славные воины и ученые – его дед Микеле Савонарола был известным врачом. Недаром папа Николай V пожаловал ему почетный титул Иерусалимского Кавалера, а феррарский герцог Николо III, покровитель наук и искусств, в 1440 г. пригласил его к себе в качестве придворного врача.

Микеле был не только ученым, но и гуманистом. Бедняков он лечил бесплатно и, видимо, оказал большое влияние на формирование характера внука. Этого нельзя сказать про отца мальчика, Николо, известного только приверженностью к придворным увеселениям. Его занятия медициной и философией так ни к чему и не привели. А вот мать Джироламо, Елена, принадлежавшая к известной в Мантуе фамилии Бонакосси, обладала выдающимся умом и сильным характером. Свою твердость и непреклонность в достижении поставленной цели Савонарола унаследовал именно от нее. О духовной близости с матерью и благоговении перед ней свидетельствуют многочисленные письма Савонаролы, написанные им в самые тяжелые минуты жизни.

С ранних лет Джироламо был тих и не по летам серьезен. Поэтому в семье было решено, что младший из трех сыновей пойдет по стопам деда. Микеле успел воспитать в мальчике пристрастие к серьезным занятиям, но умер слишком рано. Единственным руководителем Джироламо стал Николо, который начал преподавать сыну философию, в те времена проникнутую духом схоластики. Учебниками Джироламо стали произведения Св. Фомы и арабские комментарии Аристотеля. Кроме того, он учился музыке и рисованию, а позже начал сочинять стихи.

Жизнь в Ферраре, как и в других крупных центрах Италии, изобиловала контрастами. Буйная роскошь соседствовала с нищетой. При герцогском дворе праздник сменялся праздником и царили весьма легкомысленные нравы. Недаром, побывав там по настоянию родителей, Савонарола, отличавшийся скромностью, напрочь отказался бывать на герцогских пирах.

Юношу удручали царящие вокруг несправедливость и разврат. Но ужаснее всего, по его мнению, вели себя священнослужители. По всей Италии осуждались порядки при дворе папы и в монастырях, где святые отцы не стеснялись жить в свое удовольствие, ничуть не заботясь о благополучии паствы. Трудно сказать, когда именно Савонарола сумел, задолго до Лютера, Кальвина и Цвингли, прийти к выводу о необходимости реформировать церковные и общественные нравы. Однако известно, что еще в юные годы он считал Библию главным источником духовного очищения.

Непрерывные размышления на религиозные темы сделали юношу крайне экзальтированным. Он много молился, начал видеть сны, которые считал пророческими, и обрел веру в собственное высокое предназначение. Именно ему, Савонароле, как думал юноша, предстоит исправить порочные нравы итальянцев и спасти Италию. Наконец у Джироламо созрело решение уйти в монастырь, чтобы там, в назидание другим, вести жизнь праведника. 24 апреля 1475 г. втайне от родителей он ушел из дома и пешком добрался до монастыря Св. Доминика в Болонье, где покоился прах основателя доминиканского ордена, к которому Савонарола относился с глубоким почтением.

Семь лет пробыл Савонарола в этом монастыре, проводя время в посте, молитвах и размышлениях. Но в 1482 г. монастырское начальство, ценившее образованность и ум молодого монаха, решило отправить его во Флоренцию. Так фра (брат) Джироламо оказался в обители Сан-Марко, бывшей фактически придворным монастырем флорентийских тиранов Медичи.

Первые проповеди Савонаролы, который считал себя пророком, вызвали у флорентийцев лишь насмешки. Привыкшие к проповедям, в которых главным считались остроты и цитирование античных источников, они встретили насмешками чудаковатого монаха, говорившего на непривычном для них наречии очень неприятные вещи. Савонарола призывал слушателей к скромности и добродетели, к отказу от увеселений и роскоши. Это не могло понравиться большинству флорентийцев, привыкших при своем правителе Лоренцо Медичи, прозванном Великолепным, к карнавалам и празднествам, боготворивших античную литературу и искусство и не читавших Библию только из боязни испортить себе стиль, так как латинский перевод Библии считался вульгарным.

В течение нескольких лет Джироламо пришлось проповедовать не в самой Флоренции, а в близлежащих областях, где его обличительные слова находили горячий отклик слушателей. Как-то на собрании капитула доминиканцев Савонарола познакомился с юным, но уже знаменитым поэтом Пико делла Мирандола, на которого он произвел очень большое впечатление. Мирандола был в близких отношениях с Лоренцо Великолепным. По его просьбе Лоренцо настоял на возвращении проповедника во Флоренцию, не подозревая о том, какие неприятности сулит ему этот шаг.

1 августа 1490 г. Савонарола, приобретший известность в городах Верхней Италии, вновь взошел на кафедру монастырской церкви. За прошедшие восемь лет ситуация во Флоренции сильно изменилась. Здесь царили подозрительность, недоверие, неуверенность в завтрашнем дне, вызванные тиранией Медичи. Теперь слова проповедника падали на благодатную почву. Фра Джироламо говорил о неисправимости тиранов, об угнетении бедных, непосильных налогах и нищете, о развращенности церковников, а главное, он грозил будущим Апокалипсисом в наказание за грехи, подтверждая неизбежность его прихода собственными видениями и снами. Особое впечатление на слушателей произвел сон или видение следующего содержания. На небе будто бы появилась рука с гигантским мечом, на котором было написано: «Скоро и быстро на землю опустится меч Божий». Затем меч опустился, в воздухе потемнело, посыпались мечи и стрелы, все запылало огнем, раздались страшные раскаты грома, и вся земля опустошилась войной, голодом и чумой.

Флорентийцы были страшно напуганы. Все больше людей приходило слушать проповедника. В 1491 г. он был избран настоятелем монастыря Сан-Марко, причем против желания Лоренцо Медичи, всерьез опасавшегося усиления влияния монаха.

Чтобы привлечь Савонаролу на свою сторону, Великолепный жертвовал на монастырь большие суммы, подсылал к нему делегатов, которые должны были смягчить сурового проповедника. Все было тщетно: Савонарола пророчил Лоренцо страшные кары за грехи и утверждал, что тиран «может делать все, что он хочет. Но он должен знать: я здесь чужой, а он гражданин и первый в городе, и все же я останусь здесь, а он должен уйти, я останусь здесь, а не он».

Очевидно, Савонарола подразумевал, что Лоренцо будет рано или поздно изгнан из города. Однако флорентийский тиран «ушел» по-другому. Силы Лоренцо давно подтачивала серьезная болезнь. Чувствуя приближение смерти, он призвал к себе настоятеля монастыря, чтобы причаститься. Выслушав исповедь, Савонарола заявил, что не даст отпущения грехов, пока умирающий не выполнит трех условий: уверует в милосердие Бога, вернет все, что было отнято у других, и возвратит Флоренции свободу. Лоренцо принял два первых условия, но отказался выполнить третье. Без колебаний Савонарола, несколько минут назад повторявший: «Бог добр. Бог милосерден», – оставил умирающего без причастия, то есть, по христианским понятиям, фактически отказал ему в прощении.

После смерти Лоренцо Великолепного фактическим правителем Флоренции стал его сын, слабый и трусливый Пьеро Медичи, ни в чем не походивший на отца, одного из самых крупных политиков того времени. Не удивительно, что в 1494 г. вторгнувшийся в Италию французский король Карл VIII стал угрожать Флоренции. В городе вспыхнуло восстание, и Пьеро был вынужден бежать из родного города.

Савонарола видел во французах орудие божественного гнева, направленного против «греховной Италии». Это пришлось по нраву Карлу, без боя овладевшему городом. Поэтому с момента падения Медичи власть во Флоренции фактически оказалась в руках Савонаролы, и проповедник попытался воплотить здесь свое представление о государстве. Он считал, что главой государства является Христос, но свою волю он передает через пророка, то есть в данном случае через самого Савонаролу. Тем не менее по его инициативе в городе был проведен ряд демократических реформ: создан Большой совет, выполнявший законодательные функции, и Совет восьмидесяти – орган управления городом-государством, введен прогрессивный налог, ликвидированы долги бедняков, изгнаны ростовщики. Последнее было данью гуманизму и шло вразрез с воззрениями Савонаролы, который задолго до Кальвина пришел к выводу, что судьба любого человека заранее предусмотрена Богом: одним суждено быть богатыми, другим – бедными.

Главную цель государства Савонарола видел в том, чтобы вести его граждан к добродетели и нравственности, и начал реализовать эту идею на практике. Вскоре Флоренция изменила свой облик. На смену карнавалам и шумным празднествам пришли религиозные бдения. Люди с ночи шли в церковь на проповедь. Ремесленникам было запрещено производить предметы роскоши. Игрокам грозили высокие штрафы. Перед каждой трапезой отец семейства должен был произносить молитвы. Женщинам Савонарола предложил в подражание мусульманкам закрывать лица. По словам некоторых очевидцев, детей приучали доносить на родителей. Использовали их и в других целях. Например, вместо карнавалов по улицам города двигались шествия детей, которые пели гимны и собирали милостыню для бедных. На первых порах это умиляло, но стало вызывать раздражение позже, когда влияние Савонаролы пошло на убыль. А в январе 1497 г., в тот день, когда во Флоренции обычно начинался карнавал, было устроено «сожжение суеты» – факт, который лег черным пятном на всю деятельность Савонаролы-правителя. На огромном костре погибли зеркала, карты, косметика, дорогие предметы обихода. Наряду с этой мишурой были уничтожены также книги Боккаччо, Петрарки и других авторов, которые Савонарола считал безнравственными. Их судьбу разделили картины блестящих флорентийских художников, изображавших обнаженную натуру. А вершину костра венчала символическая фигура карнавала, в котором Савонарола видел не веселое празднество, а одну из причин развращенности флорентийцев.

Постепенно Флоренция начала переживать серьезные трудности. Искусства и ремесла пришли в упадок, горожане познакомились с голодом и безработицей, вспыхнула эпидемия чумы. Проходя второй раз через Флоренцию, возвращавшиеся домой французские войска чинили грабежи и насилие. Все это подорвало авторитет Савонаролы. Обещанного Апокалипсиса не произошло. Флорентийцам стало ясно, что бедствия связаны с войной и неумелым правлением их недавнего кумира. От него отшатнулись даже многие сторонники. Один из них, Марсилио Фичино, даже написал памфлет под красноречивым названием «Защитные писания флорентийцам, соблазненным антихристом и лицемером», который заканчивался словами: «Слава Богу, благодаря папе, кардиналам… мы будем освобождены от этой чумы».

13 мая 1497 г. папа Александр VI, благодаря своей распущенности давно ставший притчей во языцех и не раз критикованный строптивым монахом, опубликовал указ об отлучении Савонаролы. Проповедник пытался бороться, и его поддерживали многие. Но на свою беду он отправил Карлу VIII письмо, в котором было высказано желание низвергнуть папу. Письмо было перехвачено и попало к Александру VI. Участь Савонаролы была решена.

Джироламо было предложено подвергнуться «огненной пробе» («суду Божьему»), то есть добровольно взойти на костер, чтобы, чудом оставшись в живых, доказать свою правоту. После долгих колебаний Савонарола отказался. Его сторонники, убежденные в святости своего кумира, отшатнулись от него, противники осадили монастырь Сан-Марко. Вынужденный сдаться, Савонарола был брошен в тюрьму, подвергнут пыткам и 23 мая 1498 г. повешен вместе с двумя последователями – монахами Домеником и Сильвестром. Тела казненных были сожжены. Современники писали, что во время сожжения труп Савонаролы зашевелился, а правая рука поднялась в благословении.

Знаменитый проповедник погиб, как библейский пророк, отвергнутый толпой, которая ранее трепетала перед его пророчествами. Официальным правителем Флоренции он не был. Как мы знаем, делами города-государства управляли выборные органы. Они, однако, находились под духовным влиянием своего учителя, в котором стремление к демократии спокойно уживалось с установлением духовной тирании. Именно его идеями в следующем веке воспользовался Кальвин для установления своей тирании в Женеве. А в наше время духовным руководителем-тираном был аятолла Хомейни, последствия правления которого мусульманский мир испытывает по сей день.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава восьмая Медичи и Савонарола

Из книги Путешествие в Индию автора Гама Васко да

Глава восьмая Медичи и Савонарола Приближалась осень. Из Неаполя пришло известие, что Фердинанд нарушил данное своим противникам слово: примирившиеся с ним мятежники были все до одного казнены. Великолепный впал в меланхолию. Мир опять оказался под вопросом, мечта о


32. Савонарола — своей участи (1498 г.)

Из книги автора

32. Савонарола?— своей участи (1498 г.) Мне снилось: я по воле аквилона Дрейфую на безвесельном плоту, Подобно арбалетному болту, Несущемуся к водам Флегетона. Не мог сдержать я горестного стона, Беспомощно взирая в темноту; Тут мой кораблик пересек черту И в жадный пламень


САВОНАРОЛА ДЖИРОЛАМО

Из книги автора

САВОНАРОЛА ДЖИРОЛАМО (род. в 1452 г. - ум. в 1498 г.)   В истории человечества есть немало примеров того, что успехов на политическом или религиозном поприщах достигают люди если и не душевнобольные, то, во всяком случае, отличающиеся сильнейшей психической


Письма Джироламо Серниджи о первом путешествии Васко да Гамы

Из книги автора

Письма Джироламо Серниджи о первом путешествии Васко да Гамы Джироламо Серниджи родился во Флоренции в 1453 году. Его отец, Киприано ди Чименти, был членом Гильдии ткачей и пользовался большим уважением сограждан. Его род прервался в 1680 году.Джироламо переехал в Лиссабон,