Запертые

Запертые

До большой драмы оставалось десять дней. Мы опять заняли позиции вдоль реки Ольшанки. Спускаясь с севера, советские войска беспрепятственно прокатились через всю Украину. Они даже приближались к Виннице и к последней реке, остававшейся у немцев перед румынской границей, – Бугу! Однако Винница находилась за двести километров за нашей спиной!

Армии северной группы больше не пытались зажать нас в котел окружения, как в начале января. Теперь назревала уже гораздо более значительная кампания.

Советские части северного участка в своей стороне очистили Кировоград. Если бы им удалось соединиться с армиями юго-запада, это бы всех нас закрыло в ловушке.

Чтобы попытаться парировать эту угрозу, дивизия «Викинг» была полностью задействована на юго-восточном участке, на нашем правом фланге, тогда как раньше она находилась целиком на левом фланге на северо-востоке, где подходила к Днепру на восемьдесят километров и выше по течению Ольшанки, до наших позиций близ деревни Мошны.

Мы должны были рассредоточиться от Мошен до Лозовка, затем до самого Днепра, держа одними своими силами фронт в пятьдесят километров.

Если наши пушки были более или менее целые, то наши пехотные роты за два месяца боев насчитывали не более шестисот солдат на передовой линии. Таким образом, мы должны были противостоять врагу из расчета эшелонированной обороны в среднем двенадцать человек на километр!

Мы все больше и больше отдаляли наш опорные пункты друг от друга, каждую ночь рискуя быть раздавленными и рассеянными.

К северо-востоку от большого моста Мошен простиралась бесформенная пустошь: рыжие деревца, кусты, посадки, пески, овраги. По пересечениям этих мрачных ландов можно было дойти до наших позиций у Лозовка.

Там у нас была лишь горстка солдат, поскольку вся вторая рота под командованием Дерикса была переброшена в Староселье. Она должна была закрыть весь восточный участок, то есть степь, Лозовок, многие километры укрепленных пунктов в дюнах и, в добавление всей картины, отрезок правого берега Днепра.

Мы были счастливы быть там и что там развевались цвета нашего флага, но если отставить в сторону красивые сантименты, то наши люди чувствовали себя как маленькие песчинки на берегу этой великой илистой реки, перед этими чудесными островками, среди этого пейзажа, усеянного безжалостным врагом.

Штаб дивизии эмигрировал на тридцать километров южнее. Мы установили свой командный пункт бригады в населенном пункте Белозерье, с этих пор ставшим для нас центральной точкой: там, где вчера командир «Викинга» сконцентрировал телефонную связь, свои огромные радиоавтобусы, свои бесчисленные машины, своих полевых жандармов, эти «части» всех частей, во всех углах, наш скромный взвод связи пробирался как в мертвом городе.

* * *

В пятницу, 28 января 1944 года я направился в главный штаб дивизии по приказу. Пейзаж со множеством фруктовых деревьев был очаровательным. На заснеженных склонах романтично вырисовывались черные или рыжие крылья ветряных мельниц.

Генерал Гилле располагался рядом с зеленовато-белой православной церковью в большом современном здании, каждые четверть часа расстреливаемом советской авиацией.

Высшие офицеры щедро обменивались шутками и каламбурами. Но эти шутки звучали неестественно и фальшиво. Мне конфиденциально показали текст радиограммы, которую только что отправили Гиммлеру.

Между тем, никто не хотел верить, что с нами все кончено: конечно, что-нибудь сделают, чтобы помочь нам! Генерал Гилле с застывшим взглядом молчал. Советские самолеты появлялись беспрерывно и яростно бомбили весь участок. Фельджандармы рыскали по избам, разыскивая горстки симулянтов. Атмосфера была странная: мы хорохорились, но солдаты здесь были по набору, а не добровольцы, и командование беспокоилось.

Я вернулся в Белозерье, вдыхая сухой воздух, любуясь блеском синего неба, удивительно чистого и впечатляющего.

Через два часа телефонный звонок из дивизии передал на наш КП роковую весть. Одиннадцать немецких дивизий были окружены. Ровно через год после трагедии на Волге начинался второй Сталинград.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

   The Eagles: запертые в таинственном отеле

Из книги 100 легенд рока. Живой звук в каждой фразе автора Цалер Игорь

   The Eagles: запертые в таинственном отеле    В феврале 1976 года вышел сборник американской кантри-рокгруппы The Eagles, который суммировал первый этап их впечатляющей карьеры. На тот момент в Америке не было равных «Орлам» по степени популярности. Пластинка «Their Greatest Hits (1971–1975)»